Усть-Кут.RU

Шибка перейдите - - СЮДА!

HomeShopsForumsArticlesWAPSearch
Welcome [Guest], Please (Register)  |  
Просмотр темы
Усть-Кут.RU | Общество | Chit-Chat
Страница 5 из 16 << < 2 3 4 5 6 7 8 > >>
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 15:22
Был ли поляком Железный Феликс?

Во многих коммунистических и демократических изданиях, в справочной литературе и различных мемуарах национальность основателя ЧК товарища Дзержинского определяется однозначно: поляк.

Однако в нашу редакцию попала фотокопия любопытного документа - обложки "Дела о ссыльно-каторжном арестанте Феликсе Ядмундовиче Руфинове-Дзержинском". Странная для поляка фамилия Руфинов...

Впрочем, у руководителей репрессивных органов и партийных руководителей в стране Советов наблюдалась такая странная тенденция: обязательно изменить свою фамилию (вместе с фамилией вроде меняется и национальность...), и таким образом Бронштейн стал Троцким, Розенфельд - Каменевым, Апфельбаум - Зиновьевым, а Миней Израилевич Губельман и вовсе Емельяном Ярославским... И столько было таких интересных превращений, что даже железный Феликс не устоял от искушения отбросить ту часть своей фамилии, которая происходит от еврейского имени Руфь.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 14-04-2009 06:28
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 15:27
Монах Неофит (Серафимович)

Тайна Крови у Иудеев
________________________________________

ПРЕДИСЛОВИЕ


В числе книг, трактующих об еврейских суевериях, ни одна так ясно не раскрывает тайное беззаконие евреев, как книга Неофита. Этот монах был первоначально раввином и был основательно посвящен во все тайны раввинов. Вот почему, как только он крестился, он разоблачил эти тайны печатно в 1803 году.

Цель, которую он преследовал, была не только обнаружить христианам нечестие евреев, но в особенности просветить детей Израиля, введенных в заблуждение раввинами. Он хотел, таким образом, привести их к христианской истине. Его рвение в просвещении своих сородичей довело его до презрения своей собственной жизни; он отлично знал, какая участь ожидала предававших тайны; итак, мы можем назвать его жертвою собственной любви к ближнему.

До самого конца своей жизни он не переставал поучать евреев, указывая им заблуждения, в которых они пребывают, и кару, которую они несут, так как прозябают без государства, без священства, без храма, без законных должностей и рассеяны по всему миру. Его знание Священного Писания было обширнee, чем таковым, казалось бы, мог обладать простой раввин, не получивший университетского образования. Но он придерживался принципов самых уважаемых среди еврейских ученых учителей и не переставал заниматься специальным изучением Священного Писания.

РАЗОБЛАЧЕНИЯ НЕОФИТА


Да будешь благословен Отец, Сын и Дух Святой, Единый Бог наш, Который желает, чтобы каждый человек быль спасен и познал истину.

Так как Спаситель наш Иисус Христос сжалился надо мною и, как бы я недостоин ни был, оказал мнe милость - помог мнe побeдить естественные препятствия и из мрака извлек меня к солнцу, я хотел, с целью воздать Спасителю моему благодарение, написать эту книжку, небольшую по величинe, но, надеюсь, полезную для христиан. В ней описаны некоторые тайны евреев, которые ведут свое начало со дня распятия Господа нашего Иисуса Христа, но которые до сего момента никогда не были окончательно раскрыты миру.

I.
Каким образом мог сохраниться до сих пор в тайне обычай евреев пользоваться христианскою кровью

Таинственный обычай собирания крови евреями в то время, когда они совершают убийства христиан, есть обряд, который они считают повелением Самого Господа Бога, указанным в Священном Писании.
Многие ученые написали массу книг, имевших целью доказать нашим праотцам на основании Священного Писания, пришествие Мессии: этот Мессия и есть Господь Бог наш Иисус Христос, зачатый Св. Девою Mapиeю.

Равным образом было написано много сочинений, имевших целью опровергнуть суеверные верования евреев и их ереси. В числе этих писателей находится много рожденных в еврействe, но обратившихся затем в христианство. Все же ни один из них не написал даже ни одной строчки относительно тайны этого варварского обычая сохранения и употребления евреями крови, обычая в их жизни хуже, чем у диких зверей. Если случайно попадет в руки христиан книга, толкующая об этой тайне, то на вопрос об ней евреи никогда не ответят вам прямо, а - обиняком; они вам скажут: евреи не убивают xpucmиaн. Относительно крови они прибавят: нам запрещено пить кровь. Вот почему не только сами евреи, но и евреи, обращенные в христианство, никогда не скажут ничего определенного относительно этой тайны.

Евреи, обращенные в христианство, поступают таким образом потому, что не всем известна эта тайна. Тем более, что каждый принявший христианство еврей питает надежду, что евреи в один прекрасный день обратятся в христианство. В надежде на это, они опасаются, что если христиане узнают, что евреи их убивают, то откажутся вследствие этой тайны принимать их в свою христианскую веру. По этой единственной причине, плохо понятой любви к ближнему, евреи, обращенные в христианство, всегда держат в тайне это варварское таинство.

Но я, милостию Божиею, приняв Святое Крещение и посвятив себя монашеской жизни, уподобляемой ангельской жизни, презираю еврейскую гордость. Я, бывший какам (1) и раввин евреев, т.е. их учитель, я отлично знаком с их таинствами, которые я держал в секрете и усердно совершал их.

Теперь, благодаря милосердию Бога, я, приняв Святое Крещение, совершенно отрекся от их вероломства; на благо христианам я откровенно разоблачаю эти тайны и представляю о сем ниже сего доказательства.

II.

Причины, по которым евреи употребляют христианскую кровь
Все вообще евреи, как мы уже говорили, не знают тайны употребления крови, а знают ее только какамы, книжники и фарисеи, которых поэтому называют хранителями таинства крови. Эти какамы сохраняют тайну в наистрожайшем секрете. Вот причины этого таинственного обычая употребления христианской крови:

1) Ненависть к христианам, в которой всякий еврей воспитывает своих детей и которую внушает им, начиная с самого раннего возраста. Евреи полагают, что это повеление Бога и что ненавидеть и убивать христиан - вещи приятные Божеству. Они так понимают слова Божественного Искупителя: Всякий, убивающий вас, будет думать, что он тем служит Богу. (1)

2) Ложные суеверия, которых они придерживаются. Ибо евреи употребляют христианскую кровь в колдовстве, каббалистике, магии и т. п.

3) Какамы или раввины питают некоторое сомнение в пришествии Мессии; Иисус, Сын Mapии Девы, мог в самом деле быть Месcиею, ожидаемым святыми отцами их. "Слeдовательно", говорят они, "мы будем спасены через кровь христиан, учеников Мессии, умерщвленных нами, и мы таким образом избегнем вечного осуждения".

III.

О первой причине: ненависти к христианам

Будем говорить о первой причине, а именно: смертельной ненависти евреев к христианам. Во второй части Пятикнижия, именно в Исходе (1), сказано, что "Фараон взял шестьсот колесниц отборных, и все кони египетские" и "погнался за сынами Израилевыми". Относительно этого исторического передвижения какам Соломон (2) ставит следующий вопрос: "Где Фараон мог найти столько лошадей, чтобы везти шестьсот колесниц, потому что незадолго до сего пятая египетская язва уничтожила всех животных в Египте?".

На этот вопрос какам отвечает и говорит: в Писании еще сказано: "Египтяне, которые поверили угрозе Моисея, спрятали у себя своих животных и таким образом спасли их от бича Божия". Он продолжает и говорит: "Мы должны понять через это, что следует размозжить голову самой малой змее. Следовательно, должно убивать каждого христианина, будь он лучший человек в мире, так как все христиане суть змеи".

Вот почему у евреев существует закон, первый из всех, по которому каждый еврей должен в продолжение своей жизни убить хотя бы одного христианина, если он хочет получить вечное спасение. Пусть наружно евреи будут с христианами в дружбе, в душе же они все-таки питают к ним безграничную и беспощадную ненависть и стараются всеми силами им вредить.

Согласно этому нечестивому правилу, они искажают Священное Писание и толкуют его в превратном смысле, смотря по своему капризу и извращенности. Так, относительно следующего текста в Исходе: "И будете у Меня людьми святыми; и мяса, растерзанного зверем в поле, не ешьте, псам бросайте его" (3), нечестивый какам Соломон дает следующее объяснение: "Бог, устами Моисея, конечно, повелел продавать это мясо христианам, так как Моисей, говоря о псах, проклинает христиан; он хочет дать понять, что псы благороднее христиан, так как в Писании сказано: "Из всего народа Израильского не слышно будет собачьего лая". Из сего следует заключить, что Бог отличает евреев oт египтян, евреев от христиан".

По моему мнению, Бог, конечно, отверг дары евреев и подтвердил таким образом пророчество мудрого Соломона: "Твои дары святотатственны и возбуждают только отвращение Господа Бога".

Но перейдем теперь ко второй причине, по которой евреи убивают христиан и собирают их кровь: ибо ненависть, которую евреи питают к христианам, отныне известна всем.

IV.

Вторая причина: суеверие

Вторая причина основана на суеверии евреев - на вере в магию, колдовство, каббалистику и другие тому подобные обряды, дьявольские действия, в которых они употребляют христианскую кровь. Отметим здесь проклятие Божие, павшее на голову этого отвергнутого народа вследствие его жестокосердия и упрямства, выразившегося в отрицании Иисуса Христа и в отказе признавать Его Мессией. Уже Господь Бог выразил им это проклятие в следующем тексте Второзакония (1): "Поразит тебя Господь проказою египетскою, почечуем. Поразит тя Господь злою проказою на коленах и на голенях, от которой, ты не возможешь, исцелиться".

Эти болезни и проклятие оправдались на еврейском народе.

И теперь, когда какамы, эти настоящие преступники, посещают больных, одержимых этими болезнями, и прописывают им какое-нибудь лекарство, они их сначала окропляют христианскою кровью, в убеждении, что их этим излечат. Кто не видит того, что евреи несут на своих плечах бремя проклятия своих праотцов, кричавших в присутствии Пилата: "Кровь Его (кровь Христа) на нас и на детях наших" (2).
O! Да тяготеет над ними это проклятие! Несчастный народ!


V.

Оскорбления и богохульства евреев над христианами

Я говорил о ненависти евреев к христианам и об их суевериях; по этим двум главным причинам они убивают последователей Христа, кровь которых они собирают. Прежде чем перейти к третьей причине, я хочу привести здесь и объяснить некоторые слова и выражения, которые евреи употребляют, чтобы выразить свое презрение к христианам.

Они называют наши церкви погаными местами; какамы называют их даже клоаками и свиными хлевами. Они зовут христиан идолопоклонниками, святотатцами. Они называют христианского мальчика гадким червем, христианскую девочку - пиявкою. Священников они зовут тщеславными идольскими жрецамиM или идолопоклонниками. Когда христиане празднуют Рождество и Крещение, евреи закрывают свои книги и проводят ночь в синагоге, где играют в карты, произнося хулу на Иисуса Христа, Божию Матерь, святых и христиан, восклицая, что эти две ночи принадлежат слепцам.

Да, действительно, это ночи мрака и ослепления для них, которые закрывают глаза перед истиной; богохульства, которые они произносят, закрывая свои книги, в эти две ночи в синагогах, до того ужасны, что нельзя их передать без содрогания и без самоунижения. Одна мысль о том, что я сам их когда-то произносил, меня убивает и уничтожает: я только могу в этом просить прощения у Бога.

Книга Проклятий есть самая важная книга из всех книг у евреев; по этой книге они воспитывают своих детей, они им впитывают эти проклятые богохульства с самого нежного возраста вместе с пищей и молоком матери. Азбука еврейских детей есть книга богохульства на Иисуса Христа, Божию Матерь и христиан. Когда евреи проходят мимо христианской церкви или видят ее, им строго предписывается говорить: "Будь проклято это поганое место, это омерзительное место нечестивых".

В Талмуде сказано по этому поводу: "Когда еврей, проходя мимо христианской церкви, забудет, по рассеянности, произнести вышесказанные слова, он обязан, если вспомнит свою забывчивость, вернуться, чтобы их произнести, если не отошел дальше 10 шагов; в противном случае он может произнести их, не возвращаясь".

Когда еврей встречает на пути покойника христианина, которого несут хоронить, он должен сказать: "Сегодня один, но дай Бог завтра увидеть двух!". В общем, ненависть евреев к христианам доходит до того, что они убеждены, что только они составляют род человеческий, а что христиане не люди.

Я прошу читателя не думать, что я описываю эти веши по злобе и отвращению к моему племени. Нет, так как я благодарю Господа Бога нашего Иисуса Христа за то, что он коснулся моего сердца Своим бесконечным милосердием, осветил мой ум Своею милостью и дал мне смелость отступиться и отречься от еврейского лицемерия; я восклицаю каждый день вместе с пророком Иеремиeю, обращаясь к моему Благому Иисусу и говорю: "Кто даст голове моей воду и глазам моим - источник слез! я плакал бы день и ночь о пораженных дщери народа моего!" (1).

Этот народ, когда-то избранный Господом Богом, полный благодати и святости, господствовавший, как властитель, теперь - народ рассеянный и кочующий, упрямый в своем заблуждении, жестокий и погрязший в самой отвратительной развращенности.

Да, в самом деле, еврей развращен, упрям и лицемерен. Взгляните сами: когда христианин входит в дом еврея, последний встречает его с честью и вежливостью. Но как только он выйдет, еврей непременно обязан сказать: "Да падут на голову этого христианина, на его дом, на его семью все болезни, все бедствия, все несчаcтья, все злоключения, все гонения и все ужасы, которые были, есть и будут в моем доме и в моей семье". Закон предписывает произносить эти проклятия. Горе тому, кто их не скажет.

Я поясню, заканчивая, причину, по которой и описываю эти подробности. Я имею в виду двоякую цель:

1) Если еврей услышит от христианина упрек в лицемерии, пусть он покается; пусть он оставит свое заблуждение и обратится в христианскую веру. И мы, таким образом, умножим число исповедующих имя Иисуса Христа и наших сопутников по стезе спасения.

2) Дабы христиане, видя несчастное положение евреев, их заблуждение и ужасную кару Божественного правосудия, не поддавались соблазну, но, охваченные спасительным ужасом, избежали бы упорства в грехе и благодарили Бога за то, что они не рождены в еврействе.


VI.

Третья и главная причина:
веpa евреев в духовную целебность христианской крови

Перейдем теперь к третьей причине, по которой евреи убивают христиан и собирают их кровь, и изложим обычай, который они соблюдают.

Первая и главная причина этого варварства - это внутреннее и твердое убеждение, которого главным образом держатся какамы, или раввины, что Иисус Христос, Сын Св. Девы Марии из Назарета, осужденный их праотцами на смерть через pacпятие на кресте, мог в самом деле быть желанным, ожидаемым святыми отцами и пророками Meccиeю; их в этом убеждают слова Иеремии (1): "Подивитесь сему небеса, и содрогнитесь и ужаснитесь...
Меня, источник воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды". Это пророчество хорошо известно раввинам. Аниа и Каиафа тоже знали о нем; они знали, что Иисус Христос, осужденный ими на смерть в то время, когда они освобождали Варавву, был Мессия. Жестокие раввины хорошо знают смысл этого, но вследствие надменности и жестокосердия, они не хотят верить в Иисуса Христа. Напротив, они придумали для себя новые заповеди, чтобы чрез кровь христиан, как мы увидим ниже, получить спасение.

VII.

Обычай употребления евреями христианской крови в обрядах брака и обрезания, в покаянии и при смерти

Когда совершается бракосочетание у евреев, будущие супруги подготовляются строгим 24-х-часовым постом; они воздерживаются до захода солнца даже от утоления жажды.

Затем приходит раввин, берет яйцо, сваренное вкрутую, очищает его от скорлупы и делит на двe части; затем, он приправляет его, но не солью, а известного рода пеплом, о котором мы будем говорить ниже; из приправленного таким образом яйца он дает каждому из вступающих в брак по одной половине. В то время как они едят яйцо, раввин произносит молитву следующего содержания: "Да обретут оба эти новобрачные силу убивать христиан или по крайней мере пусть будут иметь возможность всегда их обманывать и завладевать их имуществом, добытым в поте лица". Что касается пепла, о котором мы только что говорили, то всякий удивится, что его употребляют вместо соли. Но тайна раскроется, и удивление пропадет.

Этот пепел заменяет не соль, а свежую христианскую кровь. Впрочем, в действительности к нему и примешана христианская кровь. И вот каким образом.

Кровь в праздник. опресноков добывается из жил замучиваемых христиан при самых страшных мучениях; ее собирают, пропитывая ею ткани, заготовляя ее в достаточном количестве. Затем это сушат и сжигают; пепел от этого сохраняется в хорошо запечатанных бутылках и отдается на хранение казначею синагоги. Последний раздает этот пепел раввинам, которым он нужен либо для обрядов, либо для пересылки в страны, где невозможно добыть крови, - или потому, что там нет христиан, или потому, что надзор полиции препятствует добыванию этой крови, или же потому, что сами христиане, будучи настороже, не допускают, как прежде, нападения на себя.

Наконец, следует отметить, что свежая кровь необходима только в праздник oпресноков. Кроме того, в крайнем случае достаточно пепла, о котором мы говорим; но свежая кровь предпочитается.
Когда евреи обрезают своих младенцев на восьмой день рождения, раввин приходит и берет чашку с лучшим вином, вливает в нее каплю крови, добытой от христианина во время мучений, или же немного пепла, о котором мы упоминали. Он капает туда же каплю крови от обрезанного младенца. Когда все это хорошо перемешается с вином, какам погружает палец младенца в чашку, потом вводит его ему в рот и говорит: "Тебе говорю, о дитя, твоя жизнь в твоей крови", и он делает это дважды, потому что пророк Иезекииль сказал два раза (1) "в кровях твоих живи".

Стало быть, полагает раввин: или пророк говорит о крови Иисуса Христа, которым освободил души Святых Отцов, сошедших в преддверие рая и не получивших крещения водою. В первом случае, души евреев будут одинаково спасены через кровь христианина, крещенного водою, хотя евреи не получили этого крещения. Вот почему кровь должна быть собрана от христианина, подвергнутого самым ужасным мучениям: он таким образом, изображает страдания Иисуса Христа.

Или пророк Иезекииль хочет говорить о крови обрезанных; в этом другом смысле еврейский младенец будет спасен в силу этой собственной капли крови, смешанной раввином в вине с христианскою кровью.
Евреи употребляют еще этот пепел 9-го июля. В этот день они ходят босые и оплакивают разрушение Иерусалима Веспасианом Титом. Они двояким способом употребляют этот пепел. Сперва они натирают себе им виски; было бы невозможно пользоваться для этого свежею кровью, к тому же это было бы нечистоплотно. Затем они приправляют им яйца, как в день совершения брака. В этот день все без исключения евреи должны съесть по одному яйцу вкрутую, приправленному этим пеплом. Они называют это блюдо: Scido amafreikes.

Когда еврей умирает, приходит какам, берет белок яйца, смешивает его с небольшим количеством христианской крови или означенного пепла, кладет все это на грудь умершего и произносит следующие слова Иезекииля: "Я окроплю вас чистою кровью - и вы очиститесь от всех скверн ваших". Взгляните, - и тут ложь! Иезекииль не говорит "чистою кровью", но "чистою водою". (2)
Евреи убеждены, что в силу этих слов и этой смеси умерший будет, кончено, принят в рай.

VIII.

Обычай употребления евреями христианской крови в праздник Пурим и в праздник Пасхи

Мы знакомы с обычаем евреев употреблять христианскую кровь в их варварских суевериях; нам остается еще сказать о двух других обычаях, которые употребляются у них. Мы увидим, до какой степени дикости они доходят.

Евреи празднуют два праздника, оба кровавые. Один празднуется 14-го февраля и называется Пурим (1), другой праздник опресноков, т.е. праздник Пасхи; во время этого праздника каждый еврей должен отведать опресноков. Среди этих опресноков находятся известные маленькие 2) хлебцы, приготовленные какамами и содержащие в себе христианскую кровь; и все от мала до велика от юнца до старика, даже не имеющего зубов, должны есть этот хлеб величиною немного больше оливкового плода. Они называют этот обряд ауфишуоймен.

Праздник, называемый Пурим, установлен в память освобождения евреев от тирании Амана Есфирью и Мардохеем, как написано в Книге Есфири. Этот праздник, как всем известно, празднуется 14-го февраля старого стиля. Евреи принимаются в этот день бить всех христиан, которых они могут встретить, особенно мальчиков. В эту ночь, однако, они убивают только одного, в память казни Амана. И в то время, как тело убитого христианина повешено, они все кружатся кругом него с издевательствами, как бы они делали это вокруг тела Амана (3). Раввин собирает его кровь и делает маленькие хлебцы, смесив их с медом, и придает им треугольную форму. Эти хлебцы предназначены не для евреев, но последниe их дарят своим друзьям христианам.

Этот обряд должен совершаться в синагоге всеми присутствующими, но не необходимо, чтобы он совершался с причинением мучений несчастной жертве ранее смерти. Потому что кровь, собранная при таких обстоятельствах, не идет в дело для других обрядов, а только для приготовления пресного хлеба. Этот хлеб распределяется между главнейшими еврейскими семьями, которые дают его христианам в подарок, по их мнению, весьма ценный. Этот обычай называется обрядом хлеба Пурим.

Кровь, проливаемая в этот день евреями, оправдывает, очевидно, слова пророка Иеремии (4) на их счет: "Я в руках твоих обретеся кровь душ (убогих) неповинных" и не менее ясные слова Иезекииля: "Понежесь кровью ясте... и кровь проливаете" (5).

Равным образом, в ночь праздника Пурим нельзя встретить еврея, который не был бы пьян (6) и даже до исступления. Таким образом, оправдывается на них проклятие пророка в главе XXVIII, 28 Второзакония. В таком неистовом наступлении евреи бьют в этот день христианских мальчиков, которых им удается поймать; они их прячут в подземелья до дня Пасхи, близкого от дня Пурима. В день Пасхи они их всех убивают самым варварским и жестоким способом; они собирают затем всю их кровь для опресноков или сберегают ее для других надобностей в течение года. Они пропитывают ею, как я уже говорил, вату и ткани, которые затем сжигают.

Пепел от этого они сохраняют в хорошо закупоренных бутылках, сдаваемых нa хранение казначею синагоги, либо для того, чтобы пересылать его своим единоверцам в другие страны, либо для того, чтобы давать его по требованию раввинам. Все-таки, в этот праздник Пурим христианская кровь необходима только для приготовления пресного хлеба. Вот почему, как выше сказано, достаточно только убить христианина в память Амана, и нет надобности, чтобы жертва, из которой добывается кровь, подвергалась еще и жестоким мучениям.

Но не то для приготовления опресноков. Для последних необходимо, чтобы кровь была добыта при жестоких мучениях, как их праотцы поступили с Иисусом Христом во время Его страданий. Вот почему они убивают детей в праздник опресноков.

Но прежде чем покончить с этим праздником Пурим, я вам объясню, почему евреи придают пресному хлебу треугольную форму. Как бы ни тяжело мне было разоблачать все беззакония моего племени, я все-таки хочу последовать совету мудрого: "Не скрывайте тайн". Итак, я говорю, что они делают это, чтобы насмеяться над тайной Святой Троицы, принятой и почитаемой христианами. Равным образом, когда они дают этот хлеб христианам, они изрекают ужасную хулу на эту тайну и молят Бога, чтобы Он посрамил христиан за их веру в Святую Троицу.

Этим нечестием евреев доказывается исполнение следующего пророчества Исаии на их счет (7): "Пойди и скажи этому народу: слухом услышите - и не уразумеете; и очами смотреть будете - и не увидите: ибо огрубело сердце народа сего".

Я должен обратить внимание на предпочтение евреев убивать детей вследствие того, что, будучи невинны и целомудренны, они являются наиболее совершенными образцами Иисуса Христа; впрочем, евреи менее подвергаются опасности, убивая детей, чем взрослых.

Затем они совершают эти убийства на Пасхе, чтобы более точно изобразить страдания Иисуса Христа, беспорочного и невинного, умерщвленного в праздник Пасхи. Вот почему у пророка Иеремии (8) справедливо сказано: "Между народом Моим находятся нечестивые: сторожат, как птицеловы, припадают к земле, ставят ловушки и уловляют людей".

Это проливание христианской крови побудило изгнать евреев из многих стран, как, например, Испания и другие страны, согласно пророчеству Иезекииля (9): "Кровью, которую ты пролил, ты сделал себя виновным... за это отдам тебя на посмеяние народам, на поругание всем землям".

.IX

Каким образом евреи сохраняют тайны

Помощью Господа нашего Иисуса Христа я только что разоблачил варварский обычай крови, сохраняемый и употребляемый у евреев. Эта тайна не описана ни в одной книге. Здесь еще видно, что лицемерие - причина их несчастия, согласно угрозам Моисея в XXVIIl главе Второзакония. Эти проклятия служат именно доказательством их сатанинской ненависти к христианам. Она доводит их до убийства этих последних и употребления в пищу их крови.

Это не все. Я хочу еще раскрыть об еврейском племени нечто другое, еще не описанное ни в одной книге, по крайней мере в ясном и понятном смысле. Одни только какамы, раввины и отцы семейств знают ее и передают ее словесно своим сыновьям, предварительно запугивая их ужасными проклятиями, если они когда либо раскроют тайну.

Они открывают своим сыновьям эту тайну крови, внушая им свято хранить ее, повелевая всегда таить ее в сердце и никогда не открывать ее никому, разве только тому из сыновей, которого они признают способным хранить тайну, под условием полнейшего молчания. Они запрещают им сообщать ее кому-либо из христиан, даже если бы им пришлось испытывать самые жестокие страдания, предпочитая пожертвовать жизнью и пролить за это кровь, чем раскрыть тайну.

Что касается меня, то я прежде всего верю в Бога и не боюсь проклятий, ни даже отцовского, ни раввинов, ни какамов, ни всего еврейского племени; я все разглашу во славу Господа Бога Иисуса Христа и Святой Церкви. А вот каким образом эта тайна крови мне открылась.

Когда я достиг тринадцатилетнего возраста, при достижении какового евреи имеют обыкновение возлагать на голову своих сыновей венец возмужалости (трифилон), мой отец отвел меня в сторону и остался со мною наедине; он снова начал меня наставлять и советовал мне как можно больше ненавидеть христиан, так как это повелено Богом, до того, чтобы их убивать и собирать кровь их для обычаев, о которых я говорил. И он мне сказал:
"Мой сын (в это время он меня поцеловал), - мой сын, теперь я тебя делаю самым доверенным моим наперсником и другим самим собою".

Он возложил на мою голову венец и объяснил мне тайну крови, говоря, что это наисвященнейшее откровение и заповедь Божия евреям. Он прибавил при этом, что я, таким образом, посвящен в самую сокровенную тайну евреев. Затем он преподал мне следующие советы:
"Мой дорогой сын, заклинаю тебя небом и землею всегда хранить эту тайну в сердце и никогда ее не сообщать ни твоим братьям, ни твоей матери, ни сестрам, ни даже твоей жене, никому на свете, и в особенности никакой женщине.

"Если бы даже ты имел одиннадцать сыновей, ты не должен, открывать им всем этой тайны, а только одному, т.е. тому, которого ты признаешь самым мудрым из всех и самым верным хранителем тайны, подобно тому, как я поступаю теперь с тобою. И еще ты как следует следи за тем, чтобы этот сын был верным и усердным ревнителем нашей веры.
"Я тебе снова повторяю, остерегайся открывать эту тайну какой бы то ни было женщине, даже твоим дочерям, жене, ни даже твоей матери, а только тому из сыновей, которого ты признаешь достойным сего".

В заключение он мне сказал:
"Мой дорогой сын, пусть земля откажется от погребения твоего тела и oт принятия в свои недра останков твоих после смерти, если когда-либо, при каких бы то ни было обстоятельствах тебе пришлось бы открыть эту тайну кому-нибудь другому, а не тому, кому я тебе указал, даже если бы ты из-за личного интереса или по какой другой причине сделался христианином. Берегись предать твоего отца, разоблачив эту божественную тайну, которую я тебе сегодня открываю. Мое проклятие поразить тебя тотчас же; оно будет следовать за тобою при жизни, при смерти и вечно".

Но я нашел другого Отца, который есть Господь Бог наш Иисус Христос, и другую мать, которая есть Церковь христианская; я хочу проповедовать истину и, как говорит мудрый Сирах, я буду бороться до самой смерти за правду.

Я уже находился и нахожусь в настоящее время поистине в большой опасности жизни за это оглашение. Но я верю в слова апостола Павла (1): "Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или нагота, или опасность, или меч? - Я уверен, что ни жизнь, и ни смерть...".
Вот почему мое упование - Предвечный Отец, мое убежище - Его Единый Сын и моя сила - Святой Дух.
Слава Святой Троице.

X.

Каким образом можно заключить из предыдущего, что евреи подражают таинствам христиан

Я говорил до сих пор, что евреи убивают христиан по трем причинам.
Первая из них - смертельная ненависть к Иисусу Христу.
Вторая - следствие их магических, суеверных и каббалистических действий, так как они знают, что дьяволу угодна человеческая кровь, особенно христианская.

Третья - следствие религиозных побуждений. Евреи, в самом деле, рассеянные по всему миру, не имеют священников из рода Аарона, который был родоначальником священнослужителей; ни один не может назваться священником, угодным Богу, по крайней мере, ни один не смеет присвоить себе этот титул. Тем более, что евреи не имеют храма, где они могли бы совершать службы, угодные Богу; ибо закон запрещает им совершать богослужения вне храма Соломона, в настоящее время разрушенного; если бы кто-нибудь из них выдал себя за потомка из рода Аарона, он все же не мог бы совершать богослужения.

Вследствие сего евреи варварски заключают, что они должны убивать христиан. Они думают, в самом деле, что Иисус из Назарета мог быть в действительности ожидаемым ими Мессиею; следовательно, говорят они, употребление христианской крови, т.е. крови Христа спасет их.

Вот почему они ею пользуются:
- в обрезании, равнозначащем для них крещению;
- в браке - символе христианского брака;
- в опресноках - заменяющих евхаристию;
- при смерти - вместо соборования;
- и даже в их скорби о разрушенном Иерусалиме - взамен таинства покаяния.

Вот объяснения этой тайны, как я ее знал, соблюдал и хранил с большим рвением и неукоснительно все время, пока я был иудеем.

XI.

Что Талмуд повелевает евреям относительно христиан

Теперь, в заключение и подтверждение всего мною сказанного, я хочу сказать слово о том, что изложено в Талмуде. Taк как всякий может убедиться в правдивости моих заявлений, достаточно знать, что по Талмуду Бог безусловно повелевает каждому еврею проклинать христиан трижды в день и молить Бога их рассеять. Это повелевается особенно какамам или раввинам.

Бог повелевает также еврейскому народу присваивать себе христианские имущества, безразлично каким способом, будь то хитростью, воровством или ростовщичеством.

Евреи должны смотреть на христиан, как на зверей и диких животных, и обращаться с ними сообразно с этим. Язычники, идолопоклонники, магометане и другие не причиняют ни добра, ни зла; но христиане - существа, причиняющие всевозможное зло.

Когда христианин находится на краю пропасти, еврей, если он может это сделать, не подвергая себя опасности, должен столкнуть его туда и даже убить его.

Церкви христиан - места, посвященные идолопоклонству; посему евреи должны их разрушать.

Евангелие - нечестивая книга, полная лжи, богохульства и соблазна; вот почему евреи должны ее сжечь, хотя бы там было написано святое имя Бога.

Не оскорбляйтесь, дорогие читатели, всем тем, что я рассказал. Я знаю и предвижу, что вы скажете: Возможно ли, что евреи погрязли в таком разврате?

Но вы должны знать и знаете, что евреи оставили путь спасения; они даже перешли границы законов божеских, человеческих и естественных. Это им наказание за их жестокосердие. Кроме искажения веры в Бога, в Талмудe встречаются богохульства, которые приводят в ужас.

Достаточно сказать, что на свете нет веры болеe нечестивой, чем у евреев, или, по крайней мере, вообще людей, которые могли бы сравниться с евреями в нечестии или лицемерии. Горе миру, если они когда-нибудь захватят власть.

Увы! будем постоянно и с усердием молить Бога, чтобы Он снизошел и размягчил сердца этого заблудшегося народа, раскрыл завесу, которая закрывает ему глаза, и рассеял бы мрак, в котором он по своей вине живет, ибо евреи противоречат истине, которая им известна, и противится Святому Духу.
Ах! если бы они могли раскаяться, уверовать в Иисуса Христа, поцеловать святое Евангелие, проповеданное двенадцатью апостолами, несчастные, униженные и преследуемые до самой смерти. Если бы они могли уверовать в это Евангелие, подкрепленное свидетельствами стольких мучеников всякого пола и возраста, начиная от ребенка до старика; в это святое Евангелие, истолкованное столькими отцами, - латинскими, греческими, африканскими, столькими знаменитыми докторами и учеными богословами; в это Евангелие, которое в продолжение девятнадцати веков сохраняет свою святость в лоне Православной Церкви.

Слава Иисусу Христу и Святой Деве Марии. Да будет так!
Аминь.


__________________________________________________________________________________________________________________________

На фото:
Кошерная водка "КАББАЛА на христианских младенцах"

Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 15-12-2009 19:27
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 15:33
Тайна коммунизма

Трагический ХХ век отмечен двумя эпохальными явлениями в мировой истории - это, во-первых, коммунизм, превративший свободную Россию в страну, порабощенную поистине адскими силами. Второй попыткой вызвать из бездны демонические силы был третий рейх нацистской Германии.

Что такое коммунизм? Каковы его идейные основания? Каковы истинные цели , взывавших к Люциферу?

"Вставай, проклятьем заклеймённый!".
Проклятие пало на древнего змия, сатану - первого революционера, собравшего под свои знамёна легионы отступивших от Бога. Коммунизм ассоциируется с именами Маркса, Энгельса, Ленина. Кто они были? Какие идеи вдохновляли этих титанов зла и ненависти? Обратимся к фактам.

Теоретики коммунизма

Маркс, говорят нам, был глубоко человечен. Им, будто бы, владела одна идея - помочь угнетённым массам. Он считал, что угнетает их капитализм. Как только эта провинившаяся система будет уничтожена, то после переходного периода диктатуры пролетариата возникнет общество, в котором каждый на коллективных предприятиях будет трудиться по способностям и получать по потребностям. Не будет больше ни государства, подавляющего личность, ни войн, ни революций; одно только - всемирное братство народов на все времена. Чтобы добиться такого счастья, мало просто уничтожить капитализм.

Маркс писал в критике гегелевской философии права: "Упразднение религии как иллюзорного счастья народа есть требование его действительного счастья". Критика религии - есть критика той "юдоли плача", священным ореолом которой является религия. Маркс был против религии, т.к. религия мешает полному воплощению коммунистических идеалов. В этом он видел единственный ответ на все мировые проблемы. Так объясняют свою позицию марксисты.

Обратимся к истории жизни Маркса.

Его настоящее имя- Мардохей Леви. Ради выгод общественного положения юный Мардохей Леви, несколько поколений предков которого по мужской линии были раввины, был крещен и получил имя Карл Генрих Маркс. В ранней юности Маркс стал христианином. Первая из известных нам работ Маркса называется "Единение верующих со Христом" по Евангелию от Иоанна. Мы находим в ней следующие прекрасные слова: "Сочетание со Христом состоит в самом тесном и живом общении с Ним. В том, что мы всегда имеем Его перед глазами и в сердце своём. И, проникнутые величайшей любовью к Нему, обращаем, в то же самое время, сердца наши к нашим братьям, которых Он теснее связал с нами, за которых Он также принёс себя в жертву". Итак, Марксу было известно, по крайней мере, в юности, вследствие знакомства с христианством, каким образом люди могут братски возлюбить друг друга.

Он продолжает: "Сочетание со Христом внутренне возвышает, утешает в страданиях, успокаивает и даёт сердце открытое человеческой любви. Сему великому, благородному не из-за честолюбия, не из стремления к славе, а только ради Христа!" Эти неожиданные свидетельства о юном Марксе можно обнаружить в третьей книге архива Маркса и Энгельса, изданном под редакцией Рязанова в 1927 году в СССР. Когда он окончил гимназию, в его характеристике под рубрикой "Религиозные познания" было записано: "Его знания христианского вероучения и нравоучения довольно ясны и обоснованы. И он, до известной степени, знает историю христианской Церкви".

Вскоре, после получения этого аттестата, в его жизни происходит нечто таинственное. Ещё задолго до того, как Моисей Гесс в 1841 году привёл его к социалистическим убеждениям, Маркс стал глубоко и страстно антирелигиозным человеком. Этот образ стал проявляться в нём ещё в студенческие годы. В одном из своих стихотворений он писал: "Я жажду отмстить Тому, Кто правит свыше".

Значит, он был убеждён, что "Правящий свыше" существует. Он спорил с Ним, хотя Бог не причинил ему никакого зла. Чем же была вызвана эта лютая ненависть к Богу? Личные мотивы нам не известны. Не был ли Маркс в этом вызывающем заявлении всего лишь рупором кого-то другого? В том возрасте, когда любой нормальный юноша увлечён прекрасными мечтами о делании добра, у него вырываются такие строки: (из стихотворения "Заклинания впавшего в отчаяние")

Мне не осталось ничего, кроме мести,
Я высоко воздвигну мой престол,
Холодной и ужасной будет его вершина,
Основание его - суеверная дрожь.
Церемониймейстер! Самая чёрная агония!
Кто посмотрит здравым взором -
Отвернётся, смертельно побледнев и онемев,
Охваченный слепой и холодной смертью.

Слова "я воздвигну себе престол" и признание, что "от сидящего на престоле будут исходить только страх и агония" напоминают гордую похвальбу Люцифера: "Взойду на небо, выше звёзд Божиих вознесу престол мой". Это мы узнаём из пророчества Исаии (гл. 14 ст. 13).
Разгадка ненависти к Богу - в малоизвестной поэме, написанной Марксом также в его студенческие годы. Поэма называется "Оуланем". Характерно, что "Оуланем" - это искажение священного имени, анаграмма Еммануил, библейского имени Иисуса Христа, означающего по-еврейски "с нами Бог".

Подобные искажения имён считаются весьма эффективными в чёрной магии. Понять драму "Оуланем" можно лишь познакомившись с ещё одним странным признанием Маркса, которое он сделал ранее в стихотворении "Скрипач": "Адские испарения поднимаются и наполняют мой мозг до тех пор, пока не сойду с ума, и сердце в корне не переменится. Видишь этот меч? Князь тьмы продал его мне". Эти строки приобретают особое значение, если знать, что в ритуалах высшего посвящения в сатанинский культ кандидату продаётся заколдованный меч, обеспечивающий ему успех. Он платит за него, подписываясь кровью, взятой из его вен; договор, по которому его душа будет принадлежать сатане после его смерти.

Теперь обратимся к содержанию поэмы "Оуланем":

Всё сильнее и смелее я играю танец смерти,
И он тоже, Оуланем, Оуланем
Это имя звучит как смерть.
Звучит, пока не замрёт в жалких корчах.
Скоро я прижму вечность к моей груди
И диким воплем изреку проклятие всему человечеству.

Члены секты сатанистов - не материалисты. Они верят в загробную жизнь. Оуланем - личность, устами которой говорит Маркс, - Христос наоборот, т.е. антихрист, не отрицает существование загробной жизни. Он признаёт её, но только как жизнь, исполненную ненависти в высшей степени. Что произошло с молодым Марксом?

В юности у него были христианские убеждения, но только на словах? Переписка его с отцом свидетельствует о трате им крупных денежных сумм на развлечения и непрерывных ссорах с родителями. Вероятнее всего, что именно в это время Маркс и знакомится с учением сатанизма. В драме "Оуланем" Маркс фактически делает то же, что и диавол: он предаёт всё человечество проклятию.

Роберт Пэйн, исследовавший судьбу основоположника коммунизма, пишет в своей работе "Карл Маркс": "Оуланем, вероятно, единственная драма в мире, в которой все действующие лица уверены в своей порочности и щеголяют ею как на празднике. В этой драме нет белого и чёрного. В ней всё и все обнаруживают черты характера Мефистофеля. Все участники её демоничны, порочны и обречены на гибель. Когда Маркс писал эту поэму, ему было всего лишь 18 лет.

Программа его жизни уже вполне установилась. Здесь не было и речи о служении человечеству, пролетариату или социализму. Он хотел разрушить мир, хотел воздвигнуть себе престол, основанием которого были бы человеческие содрогания. На этой стадии формирования взглядов Маркса обращает на себя внимание некоторые загадочные места в переписке его с отцом. Так, в письме от 10 ноября 1837 года сын пишет: "Завеса спала, моя святая святых была опустошена, необходимо было поместить туда новых богов".

Какие же новые боги заняли место Христа? Отец отвечал сыну 10 февраля 1838 года: "Я не настаивал на объяснении таинственного дела". Что это было за "таинственное дело"? До сих пор ни один биограф не может объяснить эти загадочные слова. В своём стихотворении "Бледная девочка" Маркс пишет: "Я утратил небо и прекрасно знаю это. Моя душа, некогда верная Богу, предопределена для ада". Комментарии излишни.

Итак, Маркс был человеком, купившим меч у князя тьмы ценой своей души. Он объявил своей целью увлечь всё человечество в бездну. Действительно ли Маркс купил меч у сатаны? Его дочь, Элеонора, написала книгу под названием "Мавр и генерал", воспоминания о Марксе и Энгельсе. Она сообщает, что Маркс рассказывал ей и её сестре много историй, когда они были ещё детьми. Одна, которая ей больше всего нравилась, была о некоем Гансе Рекли. Эта история длилась много месяцев и никогдане кончалась. Ганс Рекли был волшебник, у которого был игрушечный магазин и куча долгов. И хотя он был волшебником, однако, постоянно нуждался в деньгах. Поэтому вопреки своему желанию он был вынужден продать все свои прекрасные вещи, одну за другой, диаволу. "Некоторые похождения были столь ужасны, что у нас волосы поднимались дыбом на голове". Нормально ли это, чтобы отец рассказывал своим маленьким детям столь ужасные истории о продаже самых дорогих сердцу вещей сатане?

Биограф Маркса Роберт Пэйн в своей книге "Маркс" тоже подробно рассказывает, со слов Элеоноры, о том, как несчастный волшебник Рекли неохотно продавал свои игрушки, удерживая их до последней минуты, но связанный договором с диаволом, он не мог избежать этого. Роберт Пэйн комментирует: "Едва ли можно сомневаться в том, что эти бесконечные истории были автобиографическими". У Маркса был демонический взгляд на мир, и он обладал демонской злобой. Порой казалось, что он отдавал отчёт в том, что совершает работу диавола.

Когда Маркс заканчивал "Оуланем" и другие произведения, в которых содержатся признания о заключении пакта с сатаной, он и не думал о социализме. Он даже боролся с ним. Маркс был редактором немецкого журнала "Рейнская газета", который не признавал даже теоретические ценности за коммунистическими идеями в их нынешнем виде и, тем более, возможности их практического проведения в жизнь. "Рейнская газета" в это время напечатала буквально следующее: "Попытки масс воплотить коммунистические идеи в жизнь, как только они станут опасными, могут быть остановлены пушками".

В те годы Маркс познакомился с неким Моисеем Гессом - человеком, сыгравшим самую важную роль в его жизни и заставившим его принять социалистический идеал. Чтобы сделать картину более полной, скажем ещё несколько слов о Моисее Гессе, обратившем Маркса и Энгельса в социализм.

В Израиле есть гробница, на которой можно прочесть следующие слова: "Моисей Гесс - основатель германской социал-демократической партии". В своём "Красном катехизисе" для немецкого народа Гесс писал: "Что черно? Черно духовенство. Эти богословы - худшие аристократы. Поп учит князей порабощать людей во имя Божие. Во-вторых, он учит народ позволять порабощать себя и эксплуатировать во имя Божие. В-третьих, и, главным образом, он обеспечивает себе с Божией помощью привольную жизнь на земле, тогда как людям рекомендуется ждать её на небе. Красный флаг символизирует непрекращающуюся революцию вплоть до окончательной победы рабочего класса во всех цивилизованных странах красной республики. Социалистическая революция - моя религия. Когда рабочие добьются победы в своей стране, они должны помочь своим братьям и в остальном мире". Такова была религия Гесса.

Гесс, основатель современного социализма, основал так же и совершенно другое движение - сионизм. Он, учивший Маркса важности классовой борьбы, написал в своей книге "Рим - Иерусалим" в 1862 году следующие удивительные слова: "Прежде всего - расовая борьба. Борьба классов второстепенна".

Гесс создаёт сионизм расовой борьбы, навязывая борьбу с теми, кто не принадлежит к еврейской расе. Моисей Гесс претендует на Иерусалим для евреев, но без Иисуса Христа, Царя Иудейского. Что ему до Христа? Он пишет: "Каждый еврей имеет в себе задатки Мессии. Каждая еврейка - задатки скорбящей Богоматери".
Почему, в таком случае, он не сделал из еврея Маркса мессию, богоизбранного человека? Для Гесса Иисус это, как он сам пишет, еврей, которого язычники обоготворили как своего спасителя. По Гессу - евреи не нуждаются в нём для самих себя. Гесс не желает быть спасённым и стремление к личной святости в человеке называет индогерманским. Целью евреев, по его мнению, должно быть мессианское государство, переделка мира согласно Божественному плану. Это значит, исходя из "Красного катехизиса", произвести социалистическую революцию, используя для этого расовую и классовую борьбу.

Моисей Гесс, который возложил на своего идола задачу покончить со средневековой религией и заменить её религией социалистической революции, пишет удивительные слова: "Меня всегда назидали еврейские молитвы".
Какие же молитвы произносят те, которые называют религию "опиумом для народа"? Моисей Гесс преподал Марксу социализм, прочно связанный с интернационализмом. Маркс пишет в "Коммунистическом манифесте", что у пролетариата нет отечества.

В своём "Красном катехизисе" Гесс насмехается над немецким представлением о Родине. Он сделал бы то же самое с патриотическими чувствами у любого другого европейского народа. Гесс критиковал Эрфуртскую программу социал-демократической партии за её безоговорочное признание национального принципа. Но Гесс - интернационалист особого рода: "Еврейский патриотизм должен оставаться".
Он пишет: "Всякий, кто отрицает еврейский национализм, не только отступник, изменник в религиозном смысле, но и предатель своего народа и своей семьи. Если окажется, что эмансипация евреев не совместима с еврейским национализмом, то еврей должен пожертвовать эмансипацией. Каждый еврей должен быть, прежде всего, еврейским патриотом".

Можно было бы добавить, что Гесс был не только идеологом и основателем марксизма и человеком, который пытался создать богоборческий сионизм, но также и предшественником богословия революции, Всемирного совета церквей и новых тенденций в католицизме, говорящих о спасении без Христа. Богословие революции есть одно из направлений католического богословия, получившее особое распространение в Латинской Америке в 60-70 годах ХХ столетия. Любопытно откровение одного из либеральных англиканских теологов. Пастер Остерайхер публично во время проповеди произнёс: "Сто лет назад не были пустой болтовнёй слова "религия - опиум для народа". Мы, члены тела Христова, смиренно покаявшись, должны признать, что находимся в глубоком долгу перед каждым коммунистом". Эти поразительные для любого христианина призывы появились в 1969 году на страницах лондонского сборника "Проповедь у источника святой Марии".

Но вернёмся к Моисею Гессу. Один и тот же человек, Моисей Гесс, почти никому не известный, был глашатаем трёх сатанинских движений - коммунизма, сионизма и богословия революции.

Еврейская религия - единственная религия, которую Гесс глубоко уважает. Он пишет: "Наша религия (иудаизм) имеет своей исходной точкой энтузиазм расы, которая со времени своего появления на авансцене истории предвидела конечные цели человечества, и которой было дано предзнаменование мессианского времени".

То время, которое Гесс называет мессианским, это время всемирной победы социалистической революции. Он пишет: " Путь к достижению такого единения - социалистическая революция, в которой десятки миллионов будут замучены и уничтожены" .

"Только поняв Моисея Гесса, человека повлиявшего на Маркса, Энгельса и Бакунина - трёх основателей I интернационала, - можно понять сатанинские глубины коммунизма", - пишет в своём исследовании "Маркс прежде марксизма" Марк Леон.

Человек, убедивший Энгельса стать коммунистом, был всё тот же Моисей Гесс, который до него убедил Маркса. Гесс писал после встречи с Энгельсом в Кёльне: "Он покинул меня сверхревностным коммунистом. Так я творю опустошение". "Творю опустошение" - не это ли было высшей целью в жизни Гесса? Это главная цель и Люцифера.

Поскольку мы упомянули Энгельса, скажем несколько слов и о нём. Энгельс вырос в набожной семье и в юности писал прекрасные духовные стихи. Трагедия Энгельса развивается дальше и глубже чем у Маркса. Взять, хотя бы, замечательное стихотворение, написанное в юности человеком, который в последствии стал самым усердным сообщником Маркса в уничтожении религии:

Господи Иисусе Христе - Сыне Божий!
Сойди со Своего Престола и спаси мою душу!
О, приди в Своей Благодати,
В блеске Своего Отеческого Величия,
Дай мне склониться пред Тобою.
Полна любви и величия та радость,
Которой мы восхваляем нашего Спасителя!

Мы не знаем обстоятельств, при которых он потерял веру, но, после своего знакомства с Марксом, Энгельс писал о нём следующее: "Кто это несётся следом с диким неистовством? Охваченный бешенством, как бы стремясь ухватить далёкий полог неба и стянуть его на землю, он вытягивает руки высоко в воздух, сжат злобный кулак, он неистовствует без устали, будто десять тысяч бесов вцепились ему в волосы". Сомневаться в христианстве Энгельс начал после чтения книги либерального богослова Бруно Бауэра. Кто он ?

Либеральный богослов, сыгравший решающую роль в разрушении христианской веры у Энгельса и укреплявший Маркса в новом безбожном образе жизни. Достаточно прочесть, что писал Бруно Бауэр своему другу Арнольду Ругге 6 декабря 1841 года, который в то же время был другом Маркса и Энгельса: "Я читаю здесь в университете лекции перед большой аудиторией. Мой дух богохульства будет удовлетворён лишь тогда, когда мне позволят проповедовать открыто, в качестве профессора, атеистическую систему".
Георг Юнг пишет: "Если Маркс, Бруно Бауэр и Фейербах соединятся, чтобы основать богословско-политический журнал, Богу лучше окружить Себя всеми Своими Ангелами и начать оплакивать Себя, потому что эта троица непременно прогонит Его с неба". Энгельс не нашёл пути возвращения к Богу и примкнул к тому, кого сам назвал чудовищем, одержимым тысячью бесов.

После того как Гесс убедил Маркса и Энгельса в истинности социалистической идеи, в его жизни произошли ужасающие перемены. Арнольд Кюнсли в своей книге "Маркс. Психография" сообщает историю самоубийств обеих дочерей и зятя Маркса. Дочь Лаура, жена социалиста Лафарга, похоронила троих своих детей, а потом вместе с мужем покончила жизнь самоубийством. Другая дочь, Элеонора, решила со своим мужем сделать то же самое, но тот в последнюю минуту отказался, а она умерла. Здесь надо заметить, что трое первых детей Маркса умерли от недоедания. Семьи сатанистов находятся под проклятием.

У всех сатанистов беспорядочная личная жизнь. Маркс не составляет исключения. Маркс не чувствовал себя обязанным работать для материального обеспечения семьи, хотя легко мог бы делать это уже с помощью одного только превосходного знания языков. Он жил подачками Энгельса. За свою жизнь Маркс получил от Энгельса приблизительно 6 миллионов французских франков золотом (данные института Маркса и Энгельса). У него был незаконнорожденный ребёнок от служанки. Позднее он приписал этого ребёнка Энгельсу, который согласился участвовать в этой комедии.

Он много пил. Рязанов (бывший директор института Маркса и Энгельса в Москве) признаёт этот факт в своей книге "Карл Маркс как мыслитель, человек и революционер". Бауэр, биограф Маркса, описывает расточительность Маркса в своей книге "Гений и богатство": "Будучи студентом в Берлине, сынок получал от папы карманных денег 700 талеров в год. Эта сумма была колоссальной, ибо в то время только 5% населения Германии получали более 300 талеров в год".

Маркс страстно желал получить наследство. Когда один его дядя был при смерти, он писал: "Если "собака" умрёт, я вылезу из нищеты". Энгельс отвечал на это: "Поздравляю тебя с болезнью мешающего тебе получить наследство и надеюсь, что катастрофа не замедлит". Когда "собака" умер, Маркс писал 8 марта 1855 года: "Весьма радостное событие! Вчера нам сообщили о смерти 90-летнего дяди моей жены. Моя жена получит приблизительно 100 фунтов стерлингов. Могло быть и больше, если бы "старый пёс" не оставил часть денег своей экономке".

У него не находилось никаких нежных чувств и для людей, бывших ему гораздо ближе, чем дядя. Он не разговаривал со своей матерью. В декабре 1863 года во время болезни он писал Энгельсу: "Два часа тому назад пришла телеграмма, сообщившая мне, что моя мать умерла. Я был одной ногой уже в могиле. Я нужен больше, чем старуха". Это всё, что он нашёлся сказать о смерти матери. Портрет пламенного борца за счастье человечества дополняют характерные свидетельства его переписки с Энгельсом.

Из писем:

Маркс Энгельсу: "Старик твой - сволочь! И с моей старухой ничего нельзя поделать, пока я сам не сяду ей на шею".

Маркс Энгельсу: "Он (пролетариат) вынужден меня защищать от той бешеной ненависти, которую питают ко мне рабочие, т.е. болваны".

Энгельс Марксу: "Любить нас никогда не будет демократическая, красная или коммунистическая чернь".

Маркс Энгельсу: "Стая новой демократической сволочи. Демократические собаки и либеральные негодяи".

Энгельс Марксу: "Какое значение имеет партия, т.е. банда ослов, слепо верящих в нас? Воистину, мы ничего не потеряем оттого, что нас перестанут считать адекватным выражением тех ограниченных собак, с которыми нас свели вместе последние годы".

Маркс Энгельсу: "У меня ни одна душа не бывает. И это меня радует. Ибо долбаное человечество может меня задолбать, сволочь. Привет. Твой Карл Маркс".

Маркс проигрывал много денег на бирже. Будучи экономистом он почему-то умел только терять деньги. Участник революции 1848 года лейтенант Чехов, проводивший ночи в попойках с Марксом, заметил, что самолюбование поглотило всё то хорошее, что в нём когда-то было.
Маркс не любил человечество. Мацини, который хорошо знал его, писал, что в нём был дух разрушения. "Его сердце разрывалось скорее от ненависти, чем от любви к людям", - пишет Фриц Радец в своей книге "Карл Маркс". Свидетельств современников Маркса, опровергающих это, нет. Любящий всех людей Маркс - это миф, планомерно и тщательно созданный уже после его смерти.

Любимым ребёнком Маркса была Элеонора. Он называл её "Тусси" и часто говорил: "Тусси - это я". С благосклонного разрешения Маркса Элеонора вышла замуж за Эдуарда Эвелинга, друга Энни Бизанд, которая является одной из основоположниц теософии.
Теософия - религиозное учение, возникшее в XIX веке, провозглашавшее, что познание неизвестного божества осуществляется через оккультные доктрины. Эвелинг, зять Маркса, читал лекции на тему "Низость Бога". У сатанистов нет отрицания существования Бога, как у атеистов. Сатанисты могут отрицать существование Бога лишь для отвода глаз. На деле же они знают, что Бог есть и верят в это, но описывают Бога как низкое и подлое существо. Послушаем, какие теософские стихи регулярно читались в доме Маркса. Это позволит нам почувствовать духовную атмосферу его дома.

Мои стихи, необузданные и дерзновенные,
Да вознесутся к тебе о, сатана, царь пира.
Прочь с твоим краплением, священник,
И твоим заунывным пением.
Ибо никогда о, священник,
Сатана не будет стоять за тобой.
Твоё дыхание о, сатана,
Вдохновляет мои стихи;
Твоя молния потрясает умы.
Сатана милостив;
Подобно урагану,
С распростёртыми крыльями он проносится.
О, народы! О, великий сатана!

Это стихотворение Эвелинга. Многочисленные факты такого рода из семейной жизни Маркса сообщает Тадфорд на страницах своей работы о Марксе "Князь тьмы".

Связь между марксизмом и теософией не случайна. Теософия распространила на Западе привнесённое из Индии учение о несуществовании отдельной души. То, чего не добилась теософия убеждением, марксизм добивается плетью. Он обезличивает человека, превращает его в робота, подчинённого государству. Маркс не много говорил на людях о метафизике, но мы можем собрать сведения о его взглядах и о взглядах тех, с кем он общался. Одним из создателей I Интернационала был Михаил Бакунин, русский анархист. Он, в частности, писал, что диавол - первый вольнодумец и спаситель мира, что он освобождает Адама и ставит печать человечности и свободы на его челе, сделав его непослушным.

Бакунин не только восхваляет Люцифера. В своей программе революции он писал: "В этой революции нам придётся разбудить диавола, чтобы возбудить самые низкие страсти".

Марксизм, импортированный в Россию, принёс свои плоды. Наиболее последовательным сторонником идей Маркса был Сергей Нечаев, создавший вместе с Бакуниным "Революционный катехизис" - кредо и программу действий террористов. Нечто вроде "Красного катехизиса" Моисея Гесса. Бакунин писал в своей работе "Принципы революции": "Не признавая другой какой-либо деятельности, кроме дела истребления, мы соглашаемся, что форма, в которой должна проявляться эта деятельность - яд, кинжал, петля и тому подобное. Революция благословляет всё в равной мере".

9 сентября 1867 года в Женеве состоялся конгресс Лиги мира и свободы. Посетил конгресс и бывший в это время в Женеве Достоевский. В письмах к Майкову и Ивановой он так описывает происходившее: "Это было четыре дня крику и ругательств. Начали с предложения, что не нужно больших монархий, потом, что не нужно веры. И что эти социалисты и революционеры врали с трибуны перед 5000 слушателей - невыразимо. И эта-то дрянь волнует несчастный люд работников? Начали с того, что для достижения мира на земле нужно истребить христианскую веру". Достоевскому принадлежит верная и меткая характеристика Бакунина, речи которого он слушал в Женеве в 1867 году: "Бакунин - старый, гнилой мешок бредней. Ему легко детей хоть в нужнике топить".

Единомышленник Бакунина Нечаев основал тайное общество "Народная расправа" и призывал убивать всех противодействующих революции или только поддерживающих государственный строй. Нечаев обещал императору мучительную казнь на развалинах государства.
Примерно в то же самое время революционеры Ишутин и Худяков создают тайное общество, подобное нечаевскому. Причём, дают ему откровенное название "Ад". Членом этого общества был Дмитрий Каракозов, совершивший покушение на Александра II - царя, освободившего крестьян от крепостного права.

Бакунин учил:"Революционер - человек обречённый. Все нежные чувства родства, любви, дружбы, благодарности и даже самой чести должны быть задавлены в революционере. Он не революционер, если ему чего-либо жалко в этом мире. Он знает только одну науку - науку разрушения".
Бакунин писал, что Прудон (другой крупный социалистический мыслитель и друг Маркса) тоже почитает сатану.

В своём произведении о правосудии в революции и церкви Прудон заявляет: "Мы овладеваем знанием, не смотря на Бога. Мы овладеваем обществом помимо Бога. Каждый шаг вперёд - это победа, которой мы одолеваем Божество". Прудон восклицает: "Бог - это глупость и трусость! Бог - лицемерие и фальшь! Бог - это тирания и нищета! Бог - это зло! Я клянусь, Бог, подняв к небу руку, что Ты не что иное, как плач моего разума, жезл моей совести". Подобные мысли не оригинальны, они составляют обычное содержание проповедей в культе сатаны. Здесь крайне важно специально подчеркнуть, что Маркс и его соратники, будучи противниками Бога, не были атеистами в том смысле, как называют себя современные марксисты. Т.е. отрекаясь от Бога внешне, фактически они ненавидели Того, в существовании Которого не сомневались. Ими брошен вызов не существованию Его, а Его Верховной Власти. Их целью было уничтожение религии, а социализм, забота о пролетариате, гуманизм - всё это было лишь предлогом.

В письме к Бертольду Ауэрбаху Моисей Гесс характеризует Маркса, как величайшего философа: "Доктор Маркс - так называется мой кумир, - ещё совсем молодой человек, самое большее около 24 лет. Он нанесёт окончательный удар средневековой религии и философии". Значит, цель - удар по религии, а не социализм. Георг Юнг, друг Маркса тех лет, формулирует ту же мысль ещё яснее в письме к Арнольду Ругге от 18 сентября 1841 года: "Маркс непременно прогонит Бога с Небес". Маркс называет христианскую религию самой безнравственной из всех религий. Между прочим, в этом Маркс не оригинален, он лишь продолжает обвинения на христиан, впервые прозвучавшие в Риме первых веков христианской эры из уст иудеев. В противопоставлении себя Богу Марксу созвучны его современники: Макс Штирнер (крайний анархист), Ницше (любимый философ Гитлера и Муссолини) и Оскар Уайльд (первый проповедник свободы для гомосексуалистов).

В своей работе "Шеллинг - философ во Христе или преображение мирской мудрости в мудрость Божественную" юный Энгельс, тогда ещё не отрёкшийся от Бога, писал: "Со времён ужасной французской революции совершенно новый диавольский дух вселился в значительную часть человечества. И безбожие столь бесстыдно и надменно поднимает свою наглую голову, что приходится думать об исполнении в настоящее время пророчеств Писания".

Французский революционер Бабёф признавался: "Любовь к революции убила во мне всякую другую любовь и сделала меня столь же жестоким, как диавол". Маркс был страстным почитателем Бабёфа. Его намерением было пропагандировать такую любовь к революции, которая превратила бы людей в чудовищных человеконенавистников. Когда в 1871 году в Париже вспыхнула революция, коммунар Флоренц заявил: "Наш враг - это Бог. Ненависть к Богу - это начало мудрости". Маркс высоко оценивал богоборчество коммунаров. Но что общего имеет оно со справедливым распределением благ или с лучшими общественными учреждениями. Всё это - внешние приманки, скрывавшие истинную цель - полное искоренение веры в Бога.

Интересные факты обнаруживаются в письмах к Марксу. Его сын Эдгар в письме от 31 марта 1854 года обращается к нему выразительными словами: "Мой милый диавол".
Где это слыхано, чтобы сын так называл своего отца? Но так пишут сатанисты тем, кого они любят. Не был ли посвящён и его сын? Жена Маркса пишет ему в августе 1844 года следующее: "Твоё последнее пастырское письмо, о верховный жрец и владыка души, принесло твоим бедным овечкам мир и тишину". Его жена обращается к нему как к верховному жрецу и епископу. Какой религии? Единственное верование в Европе, где есть верховный жрец - это сатанизм. Какие же пастырские письма мог писать человек, которого почитали атеистом? Где эти письма? Есть периоды времени в жизни Маркса, которые до сих пор остаются неисследованными.

Первым учителем Маркса был философ Гегель. Он же и приготовил путь для Моисея Гесса. Для Гегеля христианство было тотальным искажением путей человечества. Он писал: ":Христос, нагромоздил такую кучу причин для утешения в несчастьях страдающего человечества, что, в конце концов, нам оставалось бы сожалеть, что мы не каждый день теряем отца или мать". Христианство подвергалось осмеянию в Германии и до Гегеля, но он был первым, кто высмеивал Самого Иисуса Христа.

По прочтении "Происхождения видов" Дарвина Маркс в письме к Лассалю ликовал, что Бог, по крайней мере, в естественных науках получил, по его мнению, смертельный удар (письмо от 16 января 1861 года). Какая идея была главной у Маркса? Нужда бедного пролетариата? Если да, то какую ценность могла иметь теория Дарвина? Или главной целью Маркса было уничтожение религии?

Благо рабочих было только предлогом. Там, где пролетарии не вовлечены в борьбу за социалистические идеалы, марксисты используют расовые различия и так называемый конфликт поколений, но главная задача - уничтожение религии.Маркс, посвятив себя служению аду, поставил своей целью послать туда человечество.

Марксизм - это первая систематически и детально разработанная философская система, которая резко понижает представление человека о самом себе. Согласно Марксу, человек - это, главным образом, чрево, которое надо постоянно наполнять. Преобладающие интересы человека лежат в экономической сфере. Он производит предметы для своих нужд, вступая с этой целью в определённые отношения с другими людьми. Это основа общества, которую Маркс называет базисом.

Супружество, любовь, искусство, науки, религия, философия - всё, не имеющее отношения к потребностям желудка, является надстройкой и, в конечном счёте, определяется состоянием желудка. Не удивительно, что Маркс был сильно обрадован книгой Дарвина, которая была, по его мнению, ещё одним ударом, заставляющим человека забыть о своём Божественном происхождении и высшем предназначении. По Дарвину человек произошёл от обезьяны и не имеет другой цели, кроме как только выжить. Сатана не мог свергнуть Бога, поэтому он обесценил человека. Человек, царь природы, был низведен Марксом и Дарвином до положения раба желудка и потомка животного.

Позднее Фрейд продолжил этот труд двух сатанинских гигантов, сведя человека, в основном, к половому влечению и инстинкту агрессивности.
В секте сатанистов во время церемонии посвящения в третью степень посвящаемый даёт такую клятву: "Я буду всегда делать только то, что сам захочу". Это открытое отрицание послушания Богу. Когда кого-то посвящают в седьмую степень, он клянётся, что его принципом будет: "Ничто не истина и всё позволено".

В коммунистическом манифесте Маркс признается, что его целью является не только уничтожение всякой религии, но так же и морали - так, чтобы всё было позволено. "Мне стало страшно, - пишет Марков в своей книге о Марксе; когда я прочёл тайну седьмой степени сатанизма на плакате в одном из парижских университетов во время беспорядков в 1968 году. Она была упрощена до формулы: "Запрещается запрещать", что является естественным следствием лозунга: "Ничто не истина и всё позволено".
Фридрих Энгельс, ближайший единомышленник Маркса, чрезвычайно ясно определил конечную цель революционных заговоров. Энгельс однажды проговорился: "Борьба с христианским миропорядком, в конце концов, является нашим единственным насущным делом". Энгельс же сформулировал и кредо героев революции: "Диалектическое понимание жизни сводится к смерти. Всё достойно гибели". Или ещё более кратко и страшно: "Жить - значит умирать".

Маркс умер в отчаянии, как умирают все сатанисты. 25 мая 1883 года он писал Энгельсу: "Как бесцельна и пуста жизнь". На похоронах Маркса присутствовало всего шесть человек.
Энгельс умирал в ужасных мучениях от рака ротовой полости.
Марксизм скрывает тайну своей сатанинской сущности, о которой знают лишь весьма немногие марксисты. Недаром Ленин писал, что спустя полстолетия, ни один марксист не постиг Маркса.

Считается, что марксисты - это атеисты, не верующие ни в Небо, ни в ад. Но в крайних обстоятельствах марксизм снимает атеистическую маску и показывает своё настоящее лицо - лицо сатанизма. Коммунистические гонения на религию нельзя объяснить человеческими мотивами. Неистовство этих преследований, выходящих за пределы разумного, явно диавольской природы.^

Ленин -"гениальный" практик сатанинского разрушения

Если марксизм, по сути, представляет собой сатанинское учение о глобальном разрушении всех жизненных устоев человечества, то ленинизм стал практическим воплощением этого учения, которое обрушилось неслыханной бедой на многострадальную Россию.
Ленин - один из самых величайших преступников в истории нашей цивилизации. По тяжести, масштабности и изощренности совершенных злодеяний Ленин далеко превзошел всех своих именитых предшественников. Такого страшного зла не причинил народам России и другим народам мира ни один глава государства, ни один вождь реакционной партии. Столь одиозной личности, как Владимир Ульянов, не было на нашей многострадальной Земле ни в одну историческую эпоху. Только за мирное время в годы советской власти большевиками было истреблено гораздо больше жителей России, чем их погибло на полях сражений в трех войнах: 1812, 1914-1917 и 1941-1945 годов, вместе взятых.
Кратко о происхождении Ленина.

Прадед Владимира Ульянова, Мойше Бланк Ицкович родился в 1763 году и был мещанином города Староконстантинова Новогрод-Волынского уезда. Его жену звали Марьям. У них было три дочери и два сына - Абель и Сруль. Бланк вел широкую торговлю спиртными напитками и другими товарами. Имеются сведения, что он занимался торговым мошенничеством, за что против него было возбуждено уголовное дело. Бланк был уличен в поджоге 23 домов евреев в Староконстантинове 29 сентября 1808 года. Чтобы отвести от себя подозрение, он немного подпалил и свой дом. Не надо быть медиком, чтобы понять, что подобные поступки мог совершить лишь человек с ненормальной психикой.

Очевидно, серьезные трения Абеля и Сруля с отцом стали причиной того, что они решили отказаться от иудаизма и принять православную веру. Оба брата по принятии православия отказываются от своего отчества, и получают новые имена: Дмитрий Дмитриевич и Александр Дмитриевич. Дед Ленина, Александр Бланк закончил Медико-хирургическую академию, получив специальность хирурга-акушера. Женился на Анне Ивановне из богатой семьи Гроссшопфов. От этого брака родилась будущая мать Владимира Ульянова - Мария Бланк. В 42 км от Казани А. Бланк купил деревню Янсалы с большими землями (503 га). Сделавшись дворянином, он закрепил за собою и крестьян, живших на той земле, в количестве 39 душ. В семье Бланка дети говорили по немецки. Отец Владимира Ульянова - Илья Николаевич дослужился до директора народных училищ Симбирской губернии. Этому, бесспорно, способствовало и его происхождение. Не отрицал этого факта и Ленин, который почти во всех официальных дореволюционных документах отмечал: "Потомственный дворянин Владимир Ульянов".^

Терроризм и предательство большевиков

В личности Ленина от рождения присутствовала патологическая потребность в неограниченной власти над людьми, ради которой он готов был принести в жертву миллионы человеческих жизней. Он мечтал создать международную советскую империю и не скрывал этого. Первого мая 1919 года, выступая на Красной площади, Ленин заканчивает свою речь призывом:"Да здравствует международная республика Советов! Да здравствует коммунизм!".

К наиболее важным и эффективным методам борьбы за власть Ленин относил террор. Так, в № 23 газеты "Искра" от 1 августа 1902 года он пишет: "Нисколько не отрицая в принципе насилия и террора, мы требовали работы над подготовкой таких форм насилия, которые бы рассчитывали на непосредственное участие массы и обеспечивали бы это участие". Позднее в статье "Новые задачи и новые силы" он дополняет: "Необходимо слияние на деле террора с восстанием массы". В статье "Уроки Московского восстания" Ленин писал:":Социал-демократия должна признать и принять в свою тактику этот массовый террор".
Очевидно, он руководствовался "вдохновляющими" словами Маркса: "После прихода к власти нас станут считать чудовищами, на что нам, конечно, наплевать".

Стремление к насилию проявилось у всех детей Ульяновых. Старший сын, Александр, участвовал в подготовке покушения на царя. Младший, Дмитрий, будучи на партийной и советской работе в Крыму, вопреки обещанию Фрунзе о помиловании, отдал приказ, по которому около 60 тысяч оставшихся в Крыму солдат и офицеров Белой армии были расстреляны.

В своей пропаганде террора Ленин не останавливается перед открытым призывом рабочего класса России к предательству Родины: "Дело русской свободы и борьбы русского (и всемирного) пролетариата за социализм, - писал он, - очень сильно зависит от военных поражений самодержавия".
Общеизвестен тезис Ленина о перерастании империалистической войны в гражданскую. Но как быть, если европейские государства не воюют между собой? Идеолог большевиков, очевидно, считал, что войну можно спровоцировать. Пусть прольются реки людской крови, а когда народы устанут, тогда и следует бросить солдатам соответствующий лозунг: "Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг...". Ленин буквально ликовал, узнав о начале мировой войны, в которую были втянуты европейские государства, в их числе Россия.

К важнейшим средствам, материально обеспечивающим террористическую деятельность партии, Ленин относил грабежи правительственных и частных казначейств. Фактически он был организатором и идейным вдохновителем грабежей.

В инструкции "Задачи отрядов революционной армии", разработанной Лениным еще осенью 1905 года, он писал: "...Отряды должны вооружаться сами, кто чем может (ружье, револьвер, бомба, нож, кастет, палка, тряпка с керосином для поджога, веревка или веревочная лестница, лопата для стройки баррикад, пироксилиновая шашка, колючая проволока, гвозди (против кавалерии)... Начинать нападения, при благоприятных условиях, не только право, но прямая обязанность всякого революционера. Убийство шпионов, полицейских, жандармов, взрывы полицейских участков, освобождение арестованных, отнятие правительственных денежных средств и обращение их на нужды восстания... немедленное разжигание революционной страсти толпы... ".

Одним из руководителей ограблений банков под кличкой Коба был Сталин, исполнительным главарем шайки грабителей - известный рецидивист Камо (Семен Тер-Петросян). Разработчиком бомб для нападения на казначейства был ближайший соратник Ленина - Л.Б.Красин. Награбленные бандитами деньги перевозились за границу.^

Деньги за предательство России

Речь идет о вступлении Ленина и его ближайших соратников по партии в тайные связи с разведорганами германского Генштаба.
Кайзеровская Германия, готовясь к большой войне, была глубоко заинтересована в создании в России - пятой колонны, в задачу которой входил бы подрыв мощи российского государства. Эту же задачу ставил перед собой и Ленин. Поэтому такую колонну немецкие политики, дипломаты и руководители Генштаба видели в лице большевиков.
Для материального обеспечения большевиков, занимавшихся подрывной деятельностью в России в пользу кайзеровской Германии, ею в Стокгольме была создана немецкая банковская контора.

Руководителем конторы с одобрения Ленина стал член ЦК РСДРП, большевик Я.С. Ганецкий (Фюрстенберг). Он почти за восемь месяцев до начала первой мировой войны нанялся в немецкую разведку для работы против России.

Документы убедительно доказывают, что Ленин и его соратники, став на путь измены Родине, являлись платными агентами германских спецслужб.
Деньги поступали к Ленину из банковской конторы Ганецкого, а также по двум другим каналам, в том числе через Парвуса - Гельфонда - платного агента кайзеровской Германии. В одной из расписок Парвуса им написано: "Мною 29 декабря 1915 получен один миллион рублей в русских банкнотах для поддержки революционного движения в России от германского посланника в Копенгагене. Др. А.Гельфонд".

Вполне понятно, что деньги попали в руки Ленина, разжигающего "революционные страсти толпы" в России из курортов Швейцарии в политических интересах Германии и большевистской партии.
Под воздействием большевистской агитации на фронтах первой мировой войны тысячи солдат воюющей армии бросали оружие и дезертировали. За эту предательскую деятельность большевистские лидеры получали от немецких властей щедрое вознаграждение.

О Февральской революции в России и об отречении от престола царя Николая II Ленин узнает из газет. Немецкие спецслужбы обеспечивают ему проезд через Германию в запломбированном вагоне. В числе пассажиров были: Зиновьев, Радек, Розенблюм, Абрамович, Усиевич, а также майоры германского Генерального штаба - профессиональные разведчики Андерс и Эрих, забрасываемые для подрывной и диверсионной работы в России в пользу Германии и организации государственного переворота. На следующий же день в Берлин поступило срочное секретное донесение от агента германского Генштаба:"Въезд Ленина в Россию удался. Он работает полностью по нашему желанию... ".

Для материального обеспечения государственного переворота большевики получали крупные субсидии от немецких властей. Вооруженный мятеж, организованный большевиками в тылу 4 июля, когда Россия вела кровопролитную войну с внешними врагами, был открытым предательством, ударом в спину Российского государства. Эта была преступная и омерзительная акция, совершенная вождями большевиков в угоду Германии и в своих политических интересах.

Между тем немецкие власти производили очередные денежные вливания в кассу Ленина. Свидетельством тому секретная телеграмма, отправленная из шведской столицы в Кронштадт."Стокгольм. 12 сентября 1917 г. Господину Фарзеру, в Кронштадте (через Гельсингфорс). Поручение исполнено, паспорта и сумма 207 000 марок по ордеру Вашего Господина Ленина упомянутым в Вашем письме лицам вручены. С уважением Свенсон".

Ленин организовывает компанию нагнетания истерии гражданской войны. По его замыслу она должны быть инструментом в развязывании глобального террора для захвата власти. Он пишет: "Не пугайте же, господа, гражданской войной: она неизбежна...".
Широкая общественность знала о готовившемся заговоре большевиков, но не могла даже представить, какими средствами располагал Ленин, ведь государственный переворот - дело не из простых и дешевых. Между тем средства у Ленина были, и немалые.

Вот выдержка из рассказа М.В.Фофановой:

"В субботу, 14 октября, поздно вечером пришел Эйно Рахья. Он притащил с собой дорожный солдатский сундук, до самого верха набитый новенькими десятирублевыми купюрами. На дне сундука лежало множество пачек шведских крон...". Члены ЦК РСДРП и некоторые ее активные деятели начиная с апреля 1917 года ежемесячно получали из кассы ЦК жалованье. Причем получали как в рублях, так и в валюте. Например, аванс за август Сталин получил в рублях, а "зарплату" за сентябрь - в шведских кронах. С апреля по ноябрь 1917 года большевистские лидеры под расписку получили из кассы ЦК несколько сот тысяч рублей, не считая валюты. Это были те самые деньги, которые поступили в казну большевиков из немецких банков через стокгольмские банки.

Часть денег переправлялась в Финляндию для раздачи членам финской "Красной Гвардии", которые должны были сыграть главенствующую роль в предстоящем перевороте.
Шесть военных кораблей, совершив дезертирство, снялись со швартовых в Гельсингфорсе и отправились в Петроград. Немцы не тронули их в открытом море потому, что имели соответствующий приказ.
В октябрьском перевороте принимали непосредственное участие: часть моряков крейсера "Аврора"; немногочисленные группы матросов из команд кораблей, прибывших из Кронштадта; часть флотского полуэкипажа; небольшие вооруженные отряды так называемых красногвардейцев и солдат Петроградского гарнизона; прибывший из Гельсингфорса сводный отряд финских сепаратистов; формирования переодетых в форму русской армии и флота солдат и офицеров Германии. Наемные "революционеры" готовы были совершить свергнуть Временное правительство.

Крейсер "Аврора" находился в ремонте и большая часть команды отсутствовала. Этим воспользовалась группа вооруженных большевиков и вечером 25 октября фактически захватила крейсер. Под угрозой расстрела капитан "Авроры" вывел его из Франко-Русской верфи и подогнал к Николаевскому мосту. Так большевики зачисляли солдат и матросов в разряд революционеров и их руками совершали тягчайшие преступления.

В 2 часа 10 минут ночи 26 октября большевики без сопротивления захватили Зимний дворец и арестовали членов Временного правительства.
Вот что записал в своем дневнике о деяниях большевиков министр финансов Российской империи С.К. Бельгард:

"... Зимний Дворец был занят большевиками, разграблен и изгажен. Дворцовая церковь осквернена, а церковная завеса украдена.: Над беззащитными юнкерами творят зверства... Кладовые Зимнего Дворца разгромлены, серебро расхищено, ценный фарфор перебит. Женский батальон затащен в казармы Павловского полка и изнасилован.: В сущности, то, что вчера произошло, - не политический переворот, не восстание, а просто военный заговор.: Большевистская свобода печати - уничтожение всех органов, кроме "Правды" и пр. В наш министерский лазарет принесли убитого мальчика-рассыльного лет двенадцати. Помощник военного министра кн. Туманов убит озверевшими солдатами, линчеван и брошен в Мойку.: Убита госпожа Слуцкая.: Воображаю, как радуются теперь немцы при прелестных известиях из России... По городу блуждают немецкие офицеры, снабженные разрешениями большевистского правительства. Попадаются на улицах и немецкие солдаты. Нет никаких сомнений, что все восстание организовано немцами и на немецкие деньги... Кто бывал в эти дни в Смольном, утверждает, что все заправилы - жиды... ".

Изучение документальных материалов убедительно показывает, что в октябре 1917 года произошел типичный военно-политический заговор путчистов, которые узурпировали государственную власть. Победа большевиков открыла новую трагическую страницу в истории народов России, главным содержанием которой явились массовый террор, голод, нищета, установление в стране диктатуры фашистского типа.^

Ленин возвращает свои долги Германии

Новоиспеченный премьер советского правительства Ленин понимал, что пора возвращать долги тем, кто помог ему взойти на российский престол. Подписание советским правительством мирного договора с Германией являлось первостепенной задачей, которая занимала центральное место в предательской деятельности вождя большевиков.
Доведенные до крайнего истощения, Германия и Австро-Венгрия давно уже жаждали этого. "Надо... во что бы то ни стало постараться заключить сепаратный мир с Россией", - настоятельно требовал германский кронпринц Вильгельм II летом 1917 года".

В период переговоров о сепаратном мире газета"Русь" писала:"В.И. Ленин вполне оплатил Германии за бесплатный проезд в германском запломбированном вагоне". Ленин во имя "всеобщего братства" и "мировой революции" оптом и в розницу продавал интересы страны ради сохранения своей власти.
В условиях нарастающего голода в России Ленин отправляет составами хлеб в Германию, отнятый у крестьян."Благодарю за пропуск 36 вагонов в Германию: Ленин".

Пришедший к власти ренегат исправно исполнял обязательства, данные им его покровителям, сполна расплачиваясь за российский трон.
В сборнике "Немецко-Большевистская Конспирация", изданным в США еще в октябре 1918 года, говорится: "...Документы показывают, что нынешние вожди большевистского правительства, Ленин и Троцкий, и их соучастники - германские агенты. Они показывают, что большевистская революция была подготовлена Высшим Германским Генеральным Штабом и финансирована Германским Императорским Банком и другими германскими финансовыми учреждениями. Они показывают, что Брест-Литовский договор, - предательство русского народа германскими агентами - Лениным и Троцким; :что германские офицеры были секретно приняты Большевистским Правительством в качестве военных советников, в качестве соглядатаев за посольствами союзников России:.Настоящее большевистское Правительство совершенно не русское правительство, а правительство германское, действующее в интересах Германии и изменяющее русскому народу, как оно изменяет и естественным союзникам России, единственно в интересах Императорского Германского Правительства...".

Такой вывод сделан на основе анализа достоверных документальных данных. Приведем только один из таких документов.
"Рейхсбанк, № 2, Берлин, (Весьма секретно), 8-го Января 1918 года.
Народному Комиссару по Иностранным Делам:
Сегодня мною получено сообщение из Стокгольма, что в распоряжение наших агентов переведено 50 миллионов рублей золотом для вручения их представителям Народных Комиссаров. Кредит этот предоставлен Правительству России на уплату содержания Красной Гвардии и агитаторам в стране. Имперское Правительство считает своевременным напомнить Совету Народных Комиссаров необходимость усиления пропаганды в России, так как враждебное к существующей в России Власти отношение Юга России и Сибири очень озабочивает Германское Правительство. Необходимо послать повсюду опытных людей для установления однообразной Власти.

Представитель Имперского Банка Фон Шанц".
Большевистские правители пополняли свою армию военнопленными австро-венгерской, немецкой и турецкой армий, а также китайскими волонтерами. В русском плену на 1 сентября 1917 года было 2,1-2,2 млн. солдат и офицеров Германии, Австро-Венгрии, Болгарии и Турции, из которых 186 347 человек составляли немцы и 1 876 038 человек - австро-венгерские пленные". Население России неохотно шло на братоубийственную войну. В эти годы из Красной Армии ежемесячно дезертировали до 200 тысяч человек.

В Москве была создана так называемая международная Красная гвардия для охраны правительственных учреждений, в которую входили немцы и австро - венгры. В составе Красной Армии на командных постах было множество немецких и австрийских офицеров. Например, начальником штаба Актюбинского фронта был австрийский офицер Шпрайцер. Помощником командующего Забайкальским фронтом - немецкий офицер Зингер. Командующий 11-й армии - Геккер и многие другие. Был взят курс на формирование из военнопленных более крупных войсковых подразделений в составе Красной Армии. Об этом свидетельствует телеграмма Ленина председателю Сибревкома от 13 января 1920 года:
"Формирование немецко-венгерской дивизии из стойких и дисциплинированных элементов крайне целесообразно. Если возможно, желательно создание кавалерийской немецко-венгерской части, бригады, если нельзя - дивизии.. ".

Лениным был разработан предательский план, наносящий удар по мощи и престижу русского флота. Он дает строгое указание: "Ввиду явных намерений Германии захватить суда Черноморского флота, находящиеся в Новороссийске, и невозможности обеспечить Новороссийск с сухого пути или перевода в другой порт, Совет Народных Комиссаров, по представлению Высшего военного Совета, приказывает вам с получением сего уничтожить все суда Черноморского флота и коммерческие пароходы, находящиеся в Новороссийске. Ленин".

Большевики расправились с контр-адмиралом А.М. Щастным только за то, что он спас остаток русского флота в Балтийском море от сдачи немецкой эскадре. О подвиге выдающегося флотоводца Щастного и моряков Балтийского флота писали газеты всего мира. Щастный был растрелян большевиками отобранной специальной командой из китайцев.^

Массовый террор и классовая борьба пролетариата по Ленину

Террористические акты как средство политической борьбы впервые стали практиковаться в России с середины 60-х годов XIX столетия, когда в 1866 году Д.Каракозов предпринял попытку убить Александра II. Наиболее известными террористами были А.Желябов, С.Перовская, С.Халтурин, С.Кравчинский, Г.Гольденберг.

1 марта 1881 года народовольцу И.И.Гриневскому удалось убить Александра II.

1 марта 1887 года было совершено покушение на Александра III. В числе организаторов покушения на жизнь царя был А. Ульянов (старший брат Ленина).

С самого начала XX столетия террором занялись эсеры и большевики. Ленин с одобрением воспринимал эти террористические акты. 2 августа 1918 года в "Известиях" за подписью Ленина был опубликован "Список лиц, коим предположено поставить монументы в г. Москве и других городах РСФСР". Среди фамилий, приведенных в списке, значатся террористы - убийцы И.Каляев, Н.Кибальчич, А.Желябов, С.Халтурин, С.Перовская.
Все террористические акты, совершаемые как народовольцами, так и социалистами-революционерами до 1905 года, носили эпизодический характер. Массовый же террор берет свое начало с октября 1905 года. Его инициатором и идейным руководителем стал Ленин. Именно под его руководством большевики осуществляли геноцид против собственного народа.

Совершив государственный контрреволюционный переворот и захватив власть, Ленин взял курс на создание государства цивилизованного рабства, именуемого коммунизмом. Террор и насилие, совершаемые большевиками в ходе установления власти и строительства так называемого коммунистического общества, являлись основными средствами и методами достижения их цели.

7 (20) декабря 1917 года Постановлением Совнаркома № 21 в стране создается карательно-террористическая организация - ВЧК. "ВЧК созданы, существуют и работают, - отмечал ЦК РКП(б) - лишь как прямые органы партии, по ее директивам и под ее контролем". С этого времени террор и насилие против широких слоев населения страны, независимо от их классовой и социальной принадлежности были возведены в ранг государственной политики. Руководители ВЧК не забывали слова своего вождя:"Хороший коммунист в то же время есть и хороший чекист".
Известный исследователь большевистского террора Роман Гуль отмечал: "...Дзержинский занес над Россией "революционный меч".

По невероятности числа погибших от коммунистического террора "октябрьский Фукье -Тенвиль" превзошел и якобинцев, и испанскую инквизицию, и террор всех реакций. Связав с именем Дзержинского страшное лихолетие своей истории, Россия надолго облилась кровью".
Грабительским актом советского правительства стала так называемая национализация банков. Автором этого зловещего документа был Ленин. Большевистское правительство подвергло экспроприации все российское население, независимо от размера вклада, все подчистую. Оно не пощадило никого: ни рабочих, ни крестьян, ни тех, кто с оружием в руках защищал отечество.

Это была открытая и наглая бандитская акция, острием своим направленная против широких слоев населения России.
Следующим шагом советского правительства было введение продразверстки. Автором этого преступного акта, который привел к братоубийственной гражданской войне, был все тот же Ленин. 9 мая 1918 года ВЦИК принял "Декрет о предоставлении народному Комиссару продовольствия чрезвычайных полномочий по борьбе с деревенской буржуазией, укрывающей хлебные запасы и спекулирующей ими".
Трудовое крестьянство подвергалось жестокому террору: "...владельцы хлеба, имеющие излишки хлеба и не вывозящие их на станции и в места сбора и ссыпки, объявляются врагами народа и подвергаются заключению в тюрьме на срок не ниже 10 лет, конфискации всего имущества и изгнанию навсегда из общины".

Это был террор, на который крестьянство и казачество ответили массовыми восстаниями. Жесточайшим образом они были подавлены. Этими масштабными террористическими акциями руководили "пламенные революционеры":

И.В.Сталин, Я.М.Свердлов, Л.Д.Троцкий, Ф.Э.Дзержинский, М.Н.Тухачевский, И.Э.Якир, И.П.Уборевич, М.В.Фрунзе, К.Е.Ворошилов, С.М.Буденный, И.И.Ходоровский, И.Т.Смилга и другие большевики ленинской гвардии.

В письме Ленину из Царицына Сталин подтверждает: "Можете быть уверены, что не пощадим никого..., а хлеб все же дадим".
Одновременно с террором и грабежами крестьян Ленин начал претворять в жизнь разработанную им же аграрную политику. Она заключалась в том, чтобы вновь закрепостить крестьян, насильственным путем загнать их в крупные коллективные хозяйства. Комбеды отобрали у трудолюбивых крестьян (названных кулаками) 50 миллионов гектаров земли, что составляло примерно треть тогдашних сельскохо-зяйственных угодий. Ликвидация кулачества была одной из самых крупных террористических акций периода "военного коммунизма". Впоследствии она была лишь завершена прилежным учеником Ленина - И. Сталиным.

Жертвами этой акции стали 3,7 млн. крестьян: они были вывезены из веками обжитых мест и брошены на произвол судьбы в глухих районах Сибири и Казахстана. Там у многих трагически закончилась жизнь.
Большевики во главе с Лениным совершили тягчайшее преступление против казачества, квалифицируемое как геноцид. На основании Циркулярного письма ЦК РКП(б) от 24 января 1919 года совершались массовые грабежи и расстрелы казаков, изгнание их с родных, веками обжитых мест.

В документе "Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах", от 23 января 1919 года, подписанном Свердловым, говорилось:
"Необходимо, учитывая опыт года гражданской войны с казачеством, признать единственно правильным самую беспощадную борьбу со всеми верхами казачества путем поголовного их истребления:
Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью. К среднему казачеству необходимо применять все те меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток с его стороны к новым выступлениям против Советской власти.: Наркомзему разработать в спешном порядке фактические меры по массовому переселению бедноты на казачьи земли".
Свердлов не мог подписать столь ответственный документ, не согласовав его с Лениным. Есть все основания считать, что основные положения, вошедшие в Циркулярное письмо, исходили от Ленина.

В организации репрессивных и террористических акций против крестьянства и казачества участвовали ближайшие соратники. Ленина: Сталин Калинин, Дзержинский, Склянский, Орджоникидзе, Кржижановский, Луначарский, Крестинский, Ворошилов, Буденный, Фрунзе, Сокольников, Курский, Аванесов, Середа, Гиттис, Тухачевский, Мехоношин, Рогачев, Дыбенко, Крыленко, Белобородов, Данишевский, Базилевич, Герасимов, Весник... На их совести сотни тысяч загубленных человеческих жизней, искалеченных судеб.

Ленин делал все возможное, чтобы стереть с лица земли восставшее население Дона, Кубани, Урала. Он решил переселить на Дон миллионы рабочих и крестьян из других губерний. Это был преступный акт, направленный против целого народа и рассчитанный на его полное уничтожение.

В целом в стране за годы гражданской войны подверглось репрессиям свыше 4 млн. казаков.[1]

Ленин жесточайшим образом расправлялся со своими политическими соперниками. Объявив кадетов врагами народа, большевики стали физически истреблять их без суда и следствия. В конце ноября 1917 года кадетская партия была обезглавлена; тысячи ее членов ЦК арестовали и расстреляли. Теперь на очереди были эсеры. Они представляли в Советах большинство. Ленин распустил Учредительное собрание, большинство депутатов которого составляли эсеры. Он прекрасно понимал, что иначе у власти ему не удержаться. Расстрел мирных демонстрантов, выступивших в поддержку Учредительного собрания 5 января 1918 года, стал циничным актом величайшей политической провокации.
В борьбе с большевиками эсеры имели явный перевес. 6 июля 1918 года власть большевиков висела на волоске. Не известно, чем бы закончилось эта борьба, если бы последние не прибегли к помощи наемных (платных!) латышских стрелков. После 6 июля Ленин приступает к полному истреблению эсеров и ликвидации их партии. С не меньшей жестокостью Ленин расправлялся и с меньшевиками.

Ленин, пытаясь "научно" обосновать применение большевиками террора, пишет: "Научное понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть". А ближайший соратник Ленина - Троцкий в свою очередь дал четкое определение понятию "Красный террор есть орудие, применяемое против обреченного на гибель класса, который не хочет погибать".

Руководитель аппарата ВЧК М. Лацис на основе теоретических положений большевистских вождей разрабатывает методику следствия и допроса арестованных: "Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить - к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом - смысл и сущность красного террора".
Этот инструктаж большевистского палача-комиссара не нуждается в комментариях.

Приведем лишь несколько фактов о деятельности ВЧК. В городской тюрьме Екатеринограда с августа 1920 года по февраль 1921 года было расстреляно около 3000 человек. За 11 месяцев в Одесской чрезвычайке уничтожили около 25 тысяч человек. В газетах опубликованы имена почти семи тысяч расстрелянных с февраля 1920 г. по январь 1921 г. В Одессе находились еще 80 тысяч в местах заключения.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 09-04-2009 05:22
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 16:06
В сентябре 1920 года в Смоленске жестоко подавляют восстание военного гарнизона, в ходе которого было расстреляно примерно 1200 солдат[2]

В "Севастопольских Известиях" печатают список первых жертв террора; "казнено 1634 человека, в том числе78 женщин". Сообщается, что "Нахимовский проспект увешан трупами офицеров, солдат и гражданских лиц, арестованных на улице и тут же, наспех, казненных без суда".

В Севастополе и Балаклаве по словам свидетелей ЧК расстреляли до 29 тысяч человек. В целом в Крыму было расстреляно 50 тысяч человек. Старые генуэзские колодцы были заполнены расстрелянными солдатами и офицерами.

Жертвами большевистского террора стали и многие рабочие.
По свидетельству М.В.Фофановой в Крыму большевики расстреливали раненых, больных солдат и офицеров Белой Армии в Крыму прямо в лазаретах, госпиталях и санаториях. Расстреливали и врачей, медсестер и санитаров.

Расстреливали стариков, женщин и даже грудных детей. Тюрьмы городов были забиты заложниками. На улицах валялись трупы расстрелянных, среди которых были и дети. В ходе расследования Фофанова установила: в Керчи пленных солдат и офицеров большевики на баржах вывозили в открытое море и топили. Жертвы большевистского террора в Крыму исчислялись десятками тысяч.

Не было губернии, уезда, села, где бы не оставили кровавый след большевистские палачи. В годы советского режима объектами гонений стали все без исключения классы и социальные группы российского общества. Но, может быть, наиболее массовые, катастрофические репрессии обрушились на тех, кто представлял саму основу и душу нашего народа - русское крестьянство.

Повсеместные вооруженные выступления крестьян имели такие масштабы, что их теперь называют "крестьянской войной". В одном только 1918 году (по далеко не полным данным) произошло 245 крупных крестьянских восстаний, а небольшие крестьянские волнения исчислялись сотнями.

Кульминацией борьбы стало восстание под руководством А. С. Антонова в Тамбовской губернии в 1919-1921 годах и последовавшие затем восстания в Западной Сибири и по всей России (всего в 118 уездах).

Для подавления крестьянских восстаний использовалась регулярная армия - ее пехотные, кавалерийские, артиллерийские части, даже авиация.

Ответственным за "ликвидацию банд" был назначен еврей М. Тухачевский. Повсеместно действовал институт заложников, для чего старики, женщины с грудными младенцами и дети от одного года до десяти лет в ожидании своей участи содержались в концентрационных лагерях.

Против повстанцев, скрывавшихся в лесах Тамбовщины , Тухачевский отдал приказ применить ядовитые газы. Из Приказа Командующего войсками Тамбовской губернии № 0116 от 12 июня 1921г:

"ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитать, чтобы облако удушливых газов распространилось по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.

2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.

3. Начальнику боевых участков настойчиво и энергично выполнить настоящий приказ.

4. О принятых мерах донести. Командующий войсками Тухачевский, Начальник штаба войск Генштаба Какурин".

Война с крестьянством отличалась крайней жестокостью. Потери со стороны плохо вооруженных крестьян были огромны. Количество убитых исчислялось сотнями тысяч.

Изложенные выше факты гибели и страданий миллионов невинных людей, несомненно, на совести Ленина. Недовольные трехлетним коммунистическим правлением, в начале марта 1921 года восстали моряки Кронштадта. 8 марта газета "Известия" писала: "Гнуснее и преступнее всего созданная коммунистами нравственная кабала: они наложили руки и на внутренний мир трудящихся, принуждая их думать только по-своему, прикрепив рабочих к станкам, создав новое рабство. Сама жизнь под властью диктатуры коммунистов стала страшнее смерти:".

Советское правительство утопило кронштадтское восстание в крови. С помощью наемных убийц - "интернационалистов" (латышей, китайцев, башкир, венгров и др.) были уничтожены 11 тысяч восставших.
Страна покрывалась сетью концлагерей. Только в Орловской губернии в 20-х годах насчитывалось 5 концлагерей. Через них прошли сотни тысяч российских граждан. В одном лишь лагере № 1 за 4 месяца 1919 года побывало 32 683 человека. Число концлагерей непрерывно росло. Если в ноябре 1919 года их было всего 21, то в ноябре 1920-го - уже 84.

Ленин (вместе с Троцким) был организатором первых концентрационных лагерей в России. Выражаясь словами А.Солженицына, Ленина по праву можно считать основателем "Архипелага ГУЛАГ". Так, в телеграмме, отправленной 9 августа 1918 года Пензенскому Губернскому исполкому, он требует "провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города".

Большевистское правительство создавало в стране искусственный голод. Например, когда во многих губерниях России в 1921 году был неурожай, а в центральных районах удался хороший урожаи картофеля, правительство не отправило его в голодающие губернии, чтобы спасти жизнь людей. Оно велело передать урожай картофеля Главспирту.

Большевистское правительство Ленина в рассматриваемый период сознательно уничтожало население России. Фактически это был геноцид.[3]
Только в 1918-1920 годах погибло более 10 млн. человек, а жертвы страшного голода 1921-1922 г. г. составили еще пять миллионов людей ". Всего же только за годы гражданской войны из жизни ушло более 15 млн. человек.

В 1921-1922 годах страна была охвачена страшным голодом и эпидемией холеры. В информационной сводке ГПУ по Самарской губернии от 3 января 1922 года читаем: "...Наблюдается голодание, таскают с кладбища трупы для еды. Наблюдается, детей не носят на кладбище, оставляя для питания... .

Об искусственном голоде, в частности в Петрограде, пишет в своем дневнике фрейлина императрицы А. Вырубова: "Большевики запретили ввоз провизии в Петроград, солдаты караулили на всех железнодорожных станциях и отнимали все, что привозили. Рынки подвергались разгромам и обыскам; арестовывали продающих и покупающих".

В стране свирепствовал страшный голод, люди миллионами погибали, а советское правительство в это время вывозило хлеб за границу. 7 декабря 1922 года Политбюро принимает преступное постановление: "Признать государственно необходимым вывоз хлеба в размере до 50 миллионов пудов".

Исправно отправляя в Германию десятки миллионов пудов хлеба и обеспечивая им многомиллионную армию наемных "интернационалистов", советское правительство , варварски грабило крестьян, тем самым заведомо выносило смертный приговор многим миллионам российских граждан.[4]

Вот некоторые факты из фондов бывшего Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. На перевозку грузов Красного Креста в помощь голодающим губерниям в 1921 году советское правительство выделило всего лишь 125 000 "деревянных" рублей. Между тем в сентябре того же года на закупку за границей 60 тысяч комплектов кожаного обмундирования для чекистов ЦК РКП(б), по ходатайству Президиума ВЧК, выделил для своего детища 1 800 000 рублей золотой валютой.

В эти голодные годы жили большевистские вожди на широкую ногу. Вот свидетельство жены Троцкого - Н. Седовой: "...Красной кетовой икры было в изобилии... Этой неизменной икрой окрашены не в моей только памяти первые годы революции".

Массовые репрессии, совершенные по указанию Ленина, не поддаются никакому сравнению. Вот только некоторые факты. С 1826 по 1906 год, то есть за 80 лет царского режима, по решению судов были приговорены к смертной казни 612 человек. А с июня 1918 по февраль 1919 года лишь на территории 23-х губерний, по далеко не полным сведениям, по приговору ВЧК было расстреляно 5496 человек.

Уполномоченному Наркомпрода, А.К.Пайкейсу Ленин советует "назначить своих начальников и расстреливать заговорщиков и колеблющихся, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты".

По жестокости Ленин превзошел самых отъявленных якобинцев. Записка, отправленная нарочным председателю Исполкома Пензенской губернии В.В. Кураеву, председателю Совдепа Е.Б. Бош и председателю Пензенского губкома партии А.Е. Минкину 11 августа 1918 года, яркое свидетельство сказанному:

"...Товарищи! Восстание пяти волостей кулачья должно повести к беспощадному подавлению. Этого требует интерес всей революции, ибо теперь взят "последний решительный бой" с кулачьем. Образец надо дать.

1. Повесить (непременно повесить, дабы народ видел) не меньше 100 заведомых кулаков, богатеев, кровопийц.
2. Опубликовать их имена.
3. Отнять у них весь хлеб.
4. Назначить заложников - согласно вчерашней телеграмме. Сделать так, чтобы на сотни верст кругом народ видел, трепетал, знал, кричал: душат и задушат кровопийц - кулаков.
Телеграфируйте получение и исполнение. Ваш Ленин.
P.S. Найдите людей потверже".

Поистине сатанинский масштаб преступлений Ленина перед народом России не укладывается в сознании и не поддается описанию человеческим языком.^

Богоборчество Ленина

Володя Ульянов был крещен 16 (29) апреля 1870 года.
(когда его крестили, во время окунания в купель, маленького Вову таким поносом прорвало, что забрызгало и купель и священника) Отец его, Илья Николаевич , был верующим человеком. Как же могло случиться, что сын верующего человека вдруг становится на антирелигиозный путь? Г.М. Кржижановский утверждал, что Ленин якобы рассказывал ему, "что уже в пятом классе гимназии резко покончил со всяческими вопросами религии: снял крест и бросил его в мусор...".

Не пробудились ли в нем гены прадеда? Так или иначе, но В. Ульянов превращается в вероотступника и решительно становится ярым врагом Православной Церкви. Еще в 1905 году в статье "Социализм и религия" Ленин требует "бороться с религиозным туманом". Под лозунгом "Религия есть опиум народа", он с присущим ему фанатизмом воспитывал у большевиков чувство ненависти к религии, особенно к христианству. Его деятельность направлена против Русской Православной Церкви и многомиллионной массы верующих. Со всей откровенностью его позиция выражена в следующем высказывании: "Всякая религиозная идея о всяком боженьке, всякое кокетничанье с боженькой есть невыразимейшая мерзость,...самая опасная мерзость, самая гнусная зараза".

"Электричество заменит крестьянину Бога. Пусть крестьянин молится электричеству; он будет больше чувствовать силу центральной власти - вместо неба".

Так говорил Ленин, беседуя с Милютиным и Красиным при обсуждении проблемы электрификации.
Утрата различия между добром и злом привело большевиков к полной вседозволенности и беззаконию в масштабах государства. Богоборчество было возведено в ранг государственной политики. Ленин, провозгласив лозунг "Церкви и тюрьмы сровняем с землей", приступает к террору против Церкви.

Одно из самых первых решений Ленина после октябрьского переворота относилось именно к Церкви. Этим подчеркивалось, что он считает Русскую Православную Церковь своим главным врагом. Уже 26 октября 1917 года монастырские и церковные земли были изъяты государством. Ленин дает указание,"провести беспощадный массовый террор против...попов". По его инициативе запрещена деятельность Поместного Собора.

Бездушным актом антирелигиозного вандализма большевиков стал обстрел Кремля - святыни православного народа, в ноябре 1917 года. С военной точки зрения в обстреле не было никакой необходимости, поскольку юнкера, занимавшие Кремль, ночью покинули его пределы.

В стране организуются судебные процессы над духовенством, оно подвергается непрерывной травле и террору. В борьбе с религией Ленин не был одинок. В этой омерзительной акции активное участие принимали его ближайшие соратники: Свердлов (Розенфельд), Сталин (Джугошвилли), Троцкий (Бронштейн) , Зиновьев (Апфельбаум), Каменев (Розенфельд), Дзержинский (Руфинов), Володарский (Коген), Ярославский (Губельман) и многие другие.

13(26) окт. 1918 Патриарх Московский и всея Руси Тихон направил в СНК послание, в котором определил позицию Православной церкви. В послании, в частности, отмечается: ":Целый год вы держите в руках своих государственную власть:. Но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает нас сказать вам горькое слово правды:.
Наша Родина завоевана, умалена, расчленена, и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото.:
Отказавшись защитить Родину от внешних врагов, вы, однако, беспрерывно набираете войска. Против кого вы их ведете? Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и, вместо мира, искусственно разожгли классовую вражду.

:.Не России нужен был заключенный вами позорный мир с внешним врагом, а вам, задумавшим окончательно разрушить внутренний мир. :Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем невинных.: Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братскою кровью:. По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот, грабят деньги, вещи, мебель, одежду:. Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть, заглушили в нем сознание греха. : Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди?

...Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. ... Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих людей, и не задумались нарушить их посмертную волю. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей, без всякого к тому повода и причины. Вы заградили доступ в Московский Кремль - это священное достояние всего верующего народа.

...Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества, и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ Божий и запечатлев в ней образ зверя...

Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних, истребление невинных, простираем Мы Наше слово увещания... обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лук. XI, 51) и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (Мф. XXVI, 52)".

Большевиками был взят курс на обезглавливание православной церкви. Патриарх Тихон был объявлен врагом народа.

Сотни и тысячи храмов и памятников, возведенных в городах России до 1917 года, были снесены по личному указанию Ленина. В бывшем партархиве ЦК КПСС значится специальное решение, принятое СНК 4 (17) января. Речь шла о реквизиции помещений Александро - Невской лавры. На этом же заседании было принято постановление о реквизиции имущества церквей Московского Кремля. Ленин переходит к "бескомпромиссному наступлению на реакционную поповщину". 20 января (2 февраля) 1918 года он подписал "Декрет СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви". В нем подчеркивалось: "Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеютI.

Кроме того, в декрете говорилось: "Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием", иными словами, конфискуются. Это решение явилось директивой местным органам немедленно приступить к грабежу. Революционные фанатики громили церкви и храмы, жестоко преследовали духовенство. Мародерство большевиков достигало неслыханных размеров. Параллельно с грабежом шел процесс варварского разрушения церквей и храмов. Жгли иконы и церковную утварь.

В 1917 году в России было около 78 тысяч храмов и церквей. В Москве насчитывалось 568 храмов и 42 часовни. Из этого числа за годы Советской власти подавляющее большинство храмов, церквей и монастырей было разрушено, закрыто и обезображено.

Большевики взорвали, а затем сровняли с землей величественный и неповторимый памятник русской культуры и зодчества Храм Христа Спасителя, построенный на народные средства в ознаменование победы России над армией Наполеона. Позже были снесены Собор Казанской Божьей Матери на Красной площади, построенный в 1636 году в честь победы народного ополчения Минина и Пожарского над интервентами, и часовня Иверской Божьей Матери в историческом проезде. Многие Церкви большевики стали переоборудовать под клубы. Превращали их в мастерские, склады и даже в конюшни, свинарники и гаражи.

В последствии "дело Ленина" продолжил Хрущев. При его активном участии в 1960-1964 годах в стране было закрыто 20 тыс. храмов, 69 монастырей, где было 30 000 духовенства. В годы правления Брежнева закрыли еще 8000 храмов и 18 монастырей, где было около 10 000 духовенства.
Большевики дошли до такого кощунства, что в Церкви Рождества Богородицы в Москве, где захоронены герои Куликовской битвы иноки Пересвет и Осляба, устроили компрессорную станцию завода "Динамо".
30 мая 1919 года Ленин пишет записку в Оргбюро ЦК о необходимости исключения из партии верующих коммунистов. Он требует изъять из продажи "книги духовного содержания, отдав их в Главбум на бумагу". Большевистское правительство запретило производить колокольные звоны.

В начале 20-х годов в партийных документах появился еще более чудовищный антирелигиозный лозунг: "Поповская голова для нас - это пень, на котором партия затесывает свои коммунистические колья".
С начала 1922 года начался новый этап разграбления церквей и храмов. Большую активность в этом омерзительном и безнравственном деле проявил соратник Ленина Л.Троцкий. Под видом помощи голодающим, он становится инициатором издания постановления об изъятии церковных ценностей. "Инструкция по ликвидации церковного имущества" составлена его женой Н. Седовой, которая возглавляла Отдел по делам музеев, охране памятников и Главнауку при Наркомпросе.

"В секретном фонде" Ленина бывшего архива Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС содержались 3724 неопубликованных документальных материалов. Среди них - документы, приводящие в ужас. Вот докладная записка наркома внешней торговли Л.Б. Красина от 10 марта 1922 года, адресованная Ленину. В ней большевистский нарком обосновывает необходимость создания за границей синдиката по продаже драгоценностей, реквизированных из Церквей и храмов. Ознакомившись с докладной запиской, Ленин пишет резолюцию: "...т. Троцкий! Прочтите, пожалуйста, и верните мне. Не провести ли директивы о сем в п. бюро? (сведения насчет числа "очищенных" церквей, надеюсь, заказали?) Привет! Ленин".
Из ответа Троцкого: "...Изъятие ценностей будет произведено, примерно, к моменту партийного съезда. Если в Москве пройдет хорошо, то в провинции вопрос решится сам собой. Одновременно ведется подготовительная работа в Петрограде. ...Главная работа до сих пор шла по изъятию из упраздненных монастырей, музеев, хранилищ, и пр. В этом смысле добыча крупнейшая, а работа далеко еще не закончена. 12/III-1922 Ваш Троцкий".

О жесточайшем и омерзительном терроре, организованном Лениным против духовенства и Русской Православной церкви, повествуют приводимые ниже отрывки из документа, написанного Лениным 19 марта 1922 года:
"Товарищу Молотову для членов Политбюро. Строго секретно. Просьба ни в коем случае копии не снимать...Ленин.

Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны ) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления:.Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей. ...А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать это нам не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обеспечил нам сочувствие этих масс, либо, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализование этих масс...

Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать ...Ленин".
Итак, искусственно созданный большевиками голод был использован как подходящий фон для бандитского ограбления храмов и святынь Православной Церкви с последующей отправки награбленного за рубеж. Это омерзительное письмо свидетельствует поистине о сатанинской ненависти Ленина к Богу, к Его Церкви.

На основе указаний Ленина были изъяты церковные ценности в Страстном монастыре и в Храме Христа Спасителя в Москве. Разграблению подверглись также Александро - Невская лавра. Грабители пошли за добычей и в Новодевичий монастырь.

Вот циничная публикация "Петроградской правды" от 5 мая 1922 года об этом походе: "...изъято всего 30 пудов. Главную ценность представляют две ризы, усыпанные бриллиантами. На одной только иконе оказался 151 бриллиант, из которых 31 крупных... кроме того, на ризе были жемчужные нитки и много мелких бриллиантов. На другой иконе оказалось 73 бриллианта... 17 рубинов, 28 изумрудов, 22 жемчуга. Большую ценность... представляют венчики икон, почти сплошь усыпанные камнями... Таким образом, изъятые ценности Ново-Девичьего монастыря стоят в общей сложности около ста миллиардов".

Был совершен поход и в Исаакиевский собор. О его результате та же газета 22 мая сообщала: "18 мая проходило изъятие ценностей из Исаакиевского собора. Изъятые ценности вывезли на 2-х грузовых автомобилях...".

В Красногорском Государственном архиве кинофотодокументов сохранились киноленты, в которых запечатлены грабительские акции большевиков. Ни один храм и ни один монастырь России не избежал этой участи.
Операция по изъятию церковных ценностей к маю 1922 года дала в руки советского правительства астрономическую сумму. Она в сто раз превышала сумму годового бюджета страны. И, тем не менее, население Поволжья в тяжких страданиях погибало. Из 32 миллионов человек, составляющих население пострадавших от засухи районов Поволжья, голодали более 20 миллионов человек.

Награбленные из Церквей и храмов ценности большевистское правительство переправляло за рубеж якобы для закупки хлеба для голодающего населения. Фактически хлеб в стране имелся, но и он отправлялся за границу.
Однако одного ограбления церквей и храмов было недостаточно озверевшим богоборцам.

В начале января 1919 года, в разгар гражданской войны, Ленин дает указание осуществить беспрецедентную акцию. Впервые в истории Православной России совершается чудовищное кощунство - в монастырях и храмах публично вскрываются мощи святых. Такого надругательства над чувствами верующих история еще не знала.
28 января 1919 года в 4 часа дня состоялось вскрытие раки преподобного Тихона в Богородицком монастыре в городе Задонске Воронежской губернии. 8 февраля в 4 часа 15 минут в Митрофановском монастыре в Воронеже было произведено вскрытие раки святого Митрофания.
Ленин посмел вскрыть мощи преподобного Сергия Радонежского (1321-1391), основателя и игумена Троице-Сергиевой Лавры, который благословил князя Дмитрия Донского перед битвой на Куликовом поле в 1380 году.

Вскрытие древней раки с мощами святого отца Сергия было совершено большевиками 11 апреля 1919 г. Ленин потребовал дать ему фотографические снимки, отснятые во время вскрытия. Бонч-Бруевич писал: "Я лично показывал ему фотографии из киноленты..., и он остался ими весьма удовлетворен".

С 1 февраля 1919 года по 28 сентября 1920 года было совершено 63 вскрытия. Кощунственные деяния большевиков не прекращались и в последующие годы.

12 мая 1922 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры в Петрограде была вскрыта рака легендарного святого благоверного князя Александра Невского.

Ленин торопил с процессами над высшим духовенством. По его инициативе в мае 1922 г. Политбюро принимает решение:
"Дать директиву Московскому трибуналу:

1. Немедленно привлечь Тихона к суду.
2. Применить к попам высшую меру наказания".
Во исполнение решения в Москве завершился суд, который 8 мая приговорил 11 священнослужителей и мирян к смертной казни. Священники Х.Надеждин, В.Соколов, М.Телегин, Тихомиров, А. Заозерский пополнили многотысячный список безвинно убиенных.

По указанию Ленина 4 мая 1922 г. Патриарх Тихон привлекается к судебной ответственности. С ним "работали", как и с остальным духовенством. Бесконечные допросы, угрозы, давление, посулы...
Момент выхода Патриарха из тюрьмы запечатлен очевидцем: "Многотысячная толпа задолго залила всю площадь около тюрьмы. Вдали стоял экипаж. Большой отряд чекистов образовал коридор от ворот тюрьмы к экипажу, разделив толпу на две части. После долгого ожидания раскрылись ворота, и показался Патриарх. Длинные всклокоченные седые волосы, спутанная борода, глубоко впавшие глаза на осунувшемся лице, ветхая солдатская шинель, надетая на голое тело. Патриарх был бос. Потрясенная многотысячная толпа, как один человек, опустилась на колена и пала ниц. Медленно шел Патриарх к экипажу, обеими руками благословляя толпу, и слезы катились по его измученному лицу. И такова была сила момента, что даже головы опричников на мгновение опустились благоговейно пред страдальцем".

Надломленный тюремным заключением, Патриарх Тихон скончался 26 марта 1925 г.[5] Со слова очевидца: "...На похороны Святейшего Московского и всея России Патриарха Тихона пришло больше народу, чем на похороны вождя мирового пролетариата Ленина. День и ночь, без перерыва, народ шел проститься с Патриархом. За первый день, по слухам, было продано 60000 свечей. Вереница прощающихся растянулась на целую версту...".

В 1917-1922 годах жертвами большевистского террора стали многие видные иерархи Православной Церкви.
15 июня 1918 г. одним из первых принял мученическую кончину епископ Тобольский и Сибирский Гермоген. Большевистские изуверы утопили его, столкнув в воду с парохода.

В ночь с 25 на 26 января 1920 г. в Киево-Печерской Лавре большевики совершили зверское убийство митрополита Киевского Владимира. По показаниям свидетелей:
"23 января вечером большевики овладели Лаврой: Убийцы повели митрополита в его спальню:. Там Владыку пытали, душили:.К месту расстрела от лаврских ворот Владыку привезли на автомобиле. ...
Митрополит спросил: "Вы здесь меня хотите расстрелять? "Один из палачей ответил: "А что же, церемониться с тобою что ли? "Тогда митрополит попросил у них разрешения помолиться Богу, на что последовал ответ: "Только поскорее". Воздев руки к небу, Владыка молился вслух: "Господи, прости мои согрешения, вольные и невольные, и приими дух с миром". Потом благословил крестообразно обеими руками своих убийц и сказал: "Господь вас да простит".
В это время раздались выстрелы, и святитель упал, обливаясь кровью. Убийцы начали подымать Владыку на штыки. Лицо Владыки было проколото в разных местах и прострелено. Грудь зияла страшным кровавым отверстием от разрывной пули. Несколько ребер выбито. Бока пронзены штыками и прострелены. Затылок тоже исколот штыковыми ударами. ...

Когда о. Анфим поднимал тело митрополита, к нему подбежало человек десять солдат и рабочих, начали глумиться и ругаться над расстрелянным Владыкою и не разрешали уносить его тело: "Вы еще хоронить его будете - в ров его бросить". Когда понесли тело Владыки, то проходившие благочестивые женщины плакали, молились и говорили: "Страдалец, мученик, Царство ему Небесное"."

Вслед за этим по всей стране прокатилась волна кровавых столкновений, арестов и расстрелов. К середине 1922 года в связи с изъятием церковных ценностей состоялся 231 судебный процесс. На скамье подсудимых оказалось 732 человека, многие из которых были приговорены к расстрелу.
12 августа в Петрограде был расстрелян митрополит Петроградский Вениамин. В заключительном слове, которое ему накануне было предоставлено на суде, он сказал: "О себе? Что же я могу вам о себе еще сказать? Разве лишь одно...
Я не знаю, что вы мне объявите в приговоре - жизнь или смерть, но, что бы вы в нем ни провозгласили, - я с одинаковым благоговением обращу очи горе, возложу на себя крестное знамение и скажу: слава Тебе, Господи Боже, за все...". Процесс митрополита Вениамина явился моральным поражением большевиков. Рядом с митрополитом выдвигались еще три фигуры "смертников": архимандрита Сергия (Шеина), проф. Новицкого - председателя правления Общества Объединенных Петроградских Приходов, и присяжного поверенного Иоанна Ковшарова.

Старейший архиерей Серафим (Чичагов) митрополит Санкт-Петербургский начиная с 1921 года подвергался постоянным арестам и ссылкам. 30 ноября 1937 года его, больного старого архиерея, арестовали. Из-за водянки он не мог сам идти, и чекисты были вынуждены вызвать карету скорой помощи, чтобы на носилках доставить его в Таганскую тюрьму. Несмотря на физическую немощь, и в тюрьме владыка сохранил силу духа и мужество: на допросах он не назвал никаких имен и виновным себя не признал. 11 декабря 1937 года в возрасте восьмидесяти одного года он сподобился мученического венца. Одному Богу известно, каким образом старца доставили в Бутово, как предали смерти. 23 февраля 1997 г. на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви владыка Серафим был причислен к лику святых.[6]

Священномученик Фаддей, Архиепископ Тверской после долгих мучений и издевательств 31.12.1937 г. был утоплен в яме с нечистотами.
10 декабря 1937 года принял мученический венец настоятель Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, семидесятидевятилетний архимандрит Кронид (Любимов). На допросах измученный, почти слепой архимандрит Кронид вел себя безбоязненно. На предложения следователя "дать правдивые показания о своей контрреволюционной деятельности" архимандрит Кронид отвечал: "Я по своим убеждениям являюсь монархистом до настоящего времени, в таком же духе воспитывались мною монахи, которые должны быть последователями Истинно-Православной Церкви" На троекратные требования следователя назвать "единомышленников" старец отвечать отказывался. Последний настоятель Лавры и десять человек, проходившие с ним по делу, были приговорены к высшей мере наказания и расстреляны в Бутово.

Незадолго до своего последнего ареста митрополит Серафим (Чичагов) говорил: "Православная Церковь сейчас переживает время испытаний... Сейчас многие страдают за веру, но это - золото очищается в духовном горниле испытаний. После этого будет столько священномучеников, пострадавших за веру Христову, сколько не помнит вся история христианства".

В России, как нигде в XX веке, проявилось противостояние Добра и Зла. Семьдесят лет, прошедшие с октября 1917 года, стали временем беспримерных гонений за веру, превзошедших даже гонения первых веков христианства. Сонмом мучеников преисполнилась Русская Православная Церковь, сохранившая в дни жестоких испытаний чистоту и крепость веры. Жестокость, проявленная по отношению к священнослужителям, не поддается описанию. Их подвергали аресту, зверски пытали, топили в прорубях и колодцах, бросали в огонь, отравляли, заживо погребали, топили в общественных нужниках, распиливали двуручной пилой, распинали на кресте, сдирали кожу с рук и ног...[7]

Особо большие человеческие потери понесло Православие при изъятии церковных ценностей. В этот период было расстреляно около 8100 священников и монахов. Арестованных, сосланных и расстрелянных, было не менее 20 тысяч.

К 1929 г. на свободе осталось всего 4 правящих епископа во главе с митрополитом Сергием.
Борьба против Бога была целью жизни Ленина. Он продолжает эту борьбу до самой смерти. Так, несмотря на тяжелый приступ болезни, приведший к частичному параличу правой руки и правой ноги и к расстройству речи, он 13 октября 1922 г. инициирует постановление ЦК "О создании комиссии по антирелигиозной пропаганде".
Цели подобных постановлений и карательных мер были вполне ясны для современников. Один из них - лорд Керзон заявил, что "эти преследования и казни являются частью сознательной кампании, предпринятой советским правительством с определенной целью уничтожения всякой религии в России и замены ее безбожием"^

Смерть грешников люта (Пс. 33)

В молитвах к Богу православных христиан имеется обращение и просьба о даровании кончины жизни, безболезненной, непостыдной, мирной и доброго ответа на страшном судище Христовом. Богоборец и предатель Родины Ленин уходил из жизни в страшных мучениях и страданиях. В полупомешанном состоянии и лишенный речи, он продолжительно и болезненно переживал агонию, пока не наступил конец. В официальных изданиях кратко сообщалось, что "Ленин умер от кровоизлияния в мозг". Истинный диагноз болезни скрывался.

В настоящее время в результате изучения документов и архивных материалов приоткрыты некоторые подробности болезни и смерти Ленина. Так, стало известно, что один из старейших и опытнейших невропатологов профессор Штрюмпель после осмотра Ленина решительно заявил: "У больного сифилитически воспалены внутренние оболочки артерий". С научной достоверностью известно, что Ленин действительно в молодости болел венерической болезнью.

По заключению доктора В.М.Зернова мозг Ленина представлял из себя характерную ткань, переродившуюся под влиянием сифилитического процесса. Такого же мнения был и академик И.П. Павлов. Он утверждал, что Ленин был болен сифилисом, и что об этом было запрещено говорить под угрозой смерти. Не вызывает сомнения, что материалы анализов крови были изъяты из архива и уничтожены для того, чтобы скрыть истинный диагноз.[8]

Из записки Сталина членам политбюро узнаем, что Ленин хотел покончить жизнь самоубийством.
Секретарь Сталина Б.Бажанов в своих воспоминаниях дает объективную информацию, которая исходила от врачей. Он писал: "Врачи были правы: улучшение здоровья Ленина было кратковременным. Нелеченный в свое время сифилис был в последней стадии".

Доктор В.Флеров заключает: "...В медицинской литературе, описано немало случаев, когда первая и вторая стадии сифилиса протекали незаметно и только явления третьей стадии вели к установлению диагноза. Вероятно, так могло бы быть с Лениным: замедленный наследственный или приобретенный сифилис прошел незаметно:. Советские органы фальсифицировали диагноз и результат вскрытия".

Ленин не представлял свою жизнь без власти, но по состоянию здоровья теперь он мог выполнять лишь роль идола для поклонения. 10 марта 1923 года Ленин после двухчасового припадка потерял всякую возможность общаться и мыслить, лишился речи, полностью была парализована правая рука, непослушна была и левая, плохо стал видеть.[9]

Между тем 26 апреля Пленум ЦК РКП(б) избирает его членом Политбюро. "Вождь мирового пролетариата" не возражает. Далее нечто похожее на комический спектакль. 6 июля постановлением ВЦИК Союза СССР он избирается главой советского правительства.
Страшные фотографии последних месяцев жизни - облик долгой агонии человека. После удара 10 марта Ленина решили лечить интернациональными силами, пригласили лучших специалистов - медиков из разных стран и из России. Однако наказание Божие было неотвратимо.

После удара 10 марта 1923 года в Дневнике дежурного врача появляются записи:
11 марта. "...Доктор Кожевников зашел к Владимиру Ильичу ... Он делает попытки что-то сказать, но раздаются негромкие, нечленораздельные звуки...".
12 марта. "...Владимир Ильич плохо понимает, что его просят сделать...".
Как значительное улучшение состояния Кожевников констатировал то, что Ленин "начал учиться говорить...". По данным медицинских записей после 10 марта лексикон Ленина был крайне ограничен: "вот", "веди", "иди", "идите", "оляля".

Как правило, использование отдельных слов было случайным, и хотя порой они многократно повторялись, не несли никакой смысловой нагрузки. Крупская использовала разрезную азбуку, элементарные дидактические упражнения, самые простейшие способы обучения речи.
Однако весь словесный материал совершенно не сохранялся в памяти Ленина, и без помощи жены он не мог сам повторить ни единого слова из того, что произносил вслед за Надеждой Константиновной.

Художник Ю.Анненков, сделавший портрет Ленина еще в 1921 году с натуры, писал: "в декабре 1923 года Л.Б. Каменев повез меня в Горки, чтобы я сделал портрет, точнее, набросок больного Ленина. Нас встретила Крупская. Она сказала, что о портрете и думать нельзя. Действительно, полулежавший в шезлонге, укутанный одеялом и смотревший мимо нас с беспомощной, искривленной младенческой улыбкой человек, впавший в детство, мог служить только моделью для иллюстрации его страшной болезни, но не для портрета".

Крупская пыталась восстановить с азов способность не только речи, но и письма. Первые слова, выведенные рукой Ленина, которой водила его жена, были "мама" и папа".

Как покажет последующее вскрытие, мозг Ленина был поврежден болезнью в такой степени, что для многих специалистов было удивительно, как он мог даже элементарно общаться. Наркомздрав Семашко утверждал, что склероз сосудов был столь сильным, что при вскрытии по ним стучали металлическим пинцетом, как по камню.

Художник Ю.Анненков, которому поручили отбор фотографий и зарисовок для книг, посвящавшихся Ленину, в Институте им. В.И. Ленина увидел стеклянную банку. В "ней лежал заспиртованный ленинский мозг... одно полушарие было здоровым и полновесным, с отчетливыми извилинами; другое как бы подвешено на тесемочке - сморщено, скомкано, смято и величиной не более грецкого ореха".

Во второй главе Откровения Иоанна Богослова читаем: " И Ангелу Пергамской церкви напиши: ...ты живёшь там, где престол сатаны:". В любом путеводителе по Берлину упоминается, что с 1914 года в одном из Берлинских музеев находился Пергамский алтарь. Его обнаружили немецкие археологи, и был он перемещён в центр нацистской Германии.
Но на этом история престола сатаны не кончается.

Шведская газета "Свенска Дагблалит" 27 января 1948 года сообщила следующее: "Советская армия взяла Берлин, и алтарь сатаны был перемещён в Москву". Странно, что долгое время Пергамский алтарь не был выставлен ни в одном из советских музеев. Зачем нужно было перемещать его в Москву?
Архитектор Щусев, построивший в 1924 году мавзолей Ленина, взял за основу проекта этого надгробного памятника Пергамский алтарь. Внешне мавзолей возведён по принципу устроения древних вавилонских капищ, из которых самый известный - вавилонская башня, упоминаемая в Библии. В книге пророка Даниила, написанной в VII веке до Рождества Христова, говорится: "Был у вавилонян идол по имени Вил". Не правда ли, многозначительное совпадение с инициалами лежащего на престоле сатаны Ленина?

И поныне мумия ВИЛа содержится там, внутри пентаграммы. Церковная археология свидетельствует: "Древние евреи, отвергнув Моисея и веру в истинного Бога, отлили из золота не только тельца, но и звезду Ремфана" - пятиконечную звезду, которая служит неизменным атрибутом сатанинского культа. Сатанисты называют её печатью Люцифера.
Тысячи советских граждан каждый день простаивали в очереди, чтобы посетить это капище сатаны, где лежит мумия Ленина. Руководители государств воздавали почести Ленину, покоящемуся в стенах монумента, воздвигнутого сатане. Не проходит дня, чтобы это место не было украшено цветами, тогда как христианские храмы на той же Красной площади в Москве на долгие десятилетия были превращены в безжизненные музеи.
Пока Кремль осеняют звёзды Люцифера, пока на Красной площади, внутри точной копии Пергамского алтаря сатаны, находится мумия наиболее последовательного марксиста, мы знаем, что влияние темных сил коммунизма сохраняется.^

Убийство Императора Николая II и Его Семьи

Одним из самых чудовищных преступлений большевиков во главе с Лениным было зверское и ритуальное по своему содержанию убийство Императора Николая II и Его Семьи.

Убийство Императора Николая II, Царицы Александры Федоровны и их детей - сына Алексея и дочерей Ольги, Марии, Татьяны и Анастасии было организовано Лениным. Эта чудовищная акция была совершена в подвальном помещении Ипатьевского дома в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года.

Еще 10 марта 1918 года Ленин подписал постановление СНК "О высылке Михаила Романова, Н. Джонсона, М. Власова и П.Л.Знамеровского в Пермскую губернию", хотя известно было, что еще 9 марта 1917 года великий князь Михаил письменно отказался от престола. 12 июня "претендент" на царский престол Михаил Романов и его секретарь Н.Джонсон были насильственно увезены ночью из Пермской гостиницы на Мотовилихинский завод и там расстреляны. А затем опубликовали официальное сообщение об их бегстве.

В Алапаевске (в 150 км севернее Екатеринбурга) на окраине города содержались другие Романовы. Среди них были сыновья великого князя Константина - Иоанн и Игорь, великий князь Сергей Михайлович, 18-летний Владимир Палей, великая княгиня Елизавета Федоровна, родная сестра бывшей царицы. Всех их в ночь с 17 на 18 июля вывезли за город. Там выстрелом в голову был убит Сергей Михайлович, остальных же избили прикладами ружей и живыми сбросили в заброшенную шахту "Нижняя Селимская", находящуюся в 12 км от Алапаевска. Эту варварскую акцию тоже преподнесли как побег.

Позже, когда сведения о расстреле Царя и Семьи получили широкую огласку, появилась версия о самоуправстве местных властей, то есть Уральского Совета.

Абсурдность этой версии очевидна. Большевики Екатеринбурга без санкции Центра не решились бы осуществить эту акцию. Решение о расстреле Романовых было оформлено в стенах Екатеринбургского Совета, но ясно, что этому предшествовал приказ из Москвы.
Троцкий своем "Дневнике" пишет: "Я прибыл в Москву с фронта после падения Екатеринбурга. Разговаривая со Свердловым, я спросил: - А где царь?- Кончено, - ответил он, - расстреляли. - А где семья?- И семья с ним.
- Все? - спросил я, по-видимому, с оттенком удивления. - Все! - ответил Свердлов. - А что? Он ждал моей реакции. Я ничего не ответил. - А кто решал? - спросил я.

- Мы здесь решали. Ильич считал, что нельзя оставлять нам им живого знамени, особенно в нынешних трудных условиях". Комментируя это решение, Троцкий далее пишет: "По существу, решение было не только целесообразным, но и необходимым...".

Как в Перми, так и в Екатеринбурге чекисты прекрасно понимали, насколько они рисковали бы, ликвидируя Романовых без приказа из Москвы. Приказ же Москвы в Екатеринбург через Пермь был дан евреем Свердловым, выполнявшим устное распоряжение Ленина.

М.В.Фофанова рассказывала: "Владимир Ильич: восторженно сказал: ":только послушайте, что пишет Нечаев! Он говорит, что надо уничтожить всю царскую семью. Браво Нечаев!"Сделав небольшую паузу, Владимир Ильич продолжил: "То, что не удалось осуществить этому великому революционеру, сделаем мы".

В.Д. Бонч-Бруевич сообщил следующий факт: "...Совершенно забывают, - говорил Владимир Ильич, - что Нечаев обладал особым талантом: Достаточно вспомнить его ответ в одной листовке, когда на вопрос - "Кого же надо уничтожить из царствующего дома?", Нечаев дает точный ответ: "Всю большую ектению".

Ведь это сформулировано так просто и ясно:. Все знали, что на большой ектений вспоминается весь царствующий дом, все члены дома Романовых. Кого же уничтожить из них? - спросит себя самый простой читатель. - Да весь дом Романовых, - должен бы был дать себе ответ. Ведь это просто до гениальности!"

Ленин был идейным организатором расстрела Романовых. Основными исполнителями были: Свердлов (Янкель Розенфельд) - председатель ВЦИК, Шая Голощекин (Фрам Исаак) - член президиума Уральского Совета, Белобородов (Янкель Вайсбарт) - председатель Уральского Совета, Яков Юровский (Янкель Хаимович) - член Уральского Совета и главный убийца Царской Семьи, Войков (Вайнер Пинхус) - комиссар продовольствия Уральского Совета, бывший пассажир известного запломбированного вагона, Сафаров Г.- заместитель Янкеля Вайсбарта, также бывший пассажир запломбированного вагона.

Возможно, что Юровский, прошедший до революции соответствующий курс обучения в Германии, а также Войков и Сафаров, были давно нацелены Лениным на решение зловещей задачи убийства Романовых и именно с этой целью привлечены в число первых коммунистических бацилл, заброшенных в Россию.

Действительно, мировая закулиса давно готовила акцию убийства Романовых. Так еще в 1907 г. была выпущена так называемая новогодняя открытка, на которой Император Николай изображен в виде жертвенного петуха, приготовленного еврейским раввином для ритуального убийства.
После завершения своего страшного деяния убийцы докладывали правительству Ленина:

Секретная телеграмма еврея Белобородова секретарю СНК Горбунову от 17 июля 1918 года гласит:
"Передайте Свердлову, что все семейство постигла та же участь, что и главу, официально семья погибнет при эвакуации".

Свидетельские показания

Ночью находившийся в Ипатьевском доме (или прибывший туда) отряд латышей, заменивший прежнюю стражу, получил предписание Юровского расстрелять всех заключенных.
Отрекшийся Император, его жена, сын, дочери и фрейлина были вызваны из спален под предлогом немедленной эвакуации из Екатеринбурга. Когда все они вышли к латышам, им объявили, что все немедленно будут расстреляны.

В комнате, длиной в 8 и шириной в 6 аршин, жертвам некуда было податься: убийцы стояли в двух шагах. Подойдя к Государю, Юровский холодно произнес: "Ваши родные хотели вас спасти, но это им не удалось. Мы вас сейчас убьем".

Государь не успел ответить. Изумленный, он прошептал: "Что? что?" Двенадцать револьверов выстрелили почти одновременно. Залпы следовали один за другим.[10]

Все жертвы упали. Смерть Государя, Государыни, трех детей и верного слуги Труппа была мгновенна. Цесаревич Алексей был при последнем издыхании; младшая Великая Княжна была жива: Юровский несколькими выстрелами своего револьвера добил Цесаревича; палачи штыками прикончили Анастасию Николаевну, которая кричала и отбивалась.

Когда все стихло, Юровский, Войков и двое латышей осмотрели расстрелянных, выпустив в некоторых из них еще по нисколько пуль или протыкая штыками.

Войков рассказывал, что это была ужасная картина. Трупы лежали на полу в кошмарных позах, с обезображенными от ужаса и крови лицами. Пол сделался совершенно скользкий... Спокоен был один Юровский. Он хладнокровно осматривал трупы, снимая с них все драгоценности...
Г.Беседовскии На пути к Термидору.

Из показаний М.Томашевского, данных комиссии И.А.Сергеева. Юровский распорядился, и латыши стали выносить трупы через двор к грузовому автомобилю, стоявшему у подъезда.

...Тронулись за город в заранее приготовленное место у одной из шахт. Юровский уехал с автомобилем. Войков же остался в городе, так как должен был приготовить все необходимое для уничтожения трупов. Для этой работы было выделено 15 ответственных членов Екатеринбургской и Верхне-Исетской партийных организаций. Все были снабжены новыми остро отточенными топорами такого типа, какими пользуются в мясных лавках для разрубания туш. Войков, кроме того, приготовил серную кислоту и бензин...

Самая тяжелая работа состояла в разрубании трупов. Войков вспоминает эту картину с невольной дрожью. Он говорил, что когда эта работа была закончена, возле шахты лежала громадная кровавая масса человеческих обрубков, рук, ног, туловищ, голов.

Эту кровавую массу полили бензином и серной кислотой и тут же жгли. Жгли двое суток. Не хватало взятых запасов бензина и серной кислоты. Пришлось несколько раз подвозить из Екатеринбурга новью запасы... Это была ужасная картина, - закончил Войков. - Даже Юровский, и тот под конец не вытерпел и сказал, что еще таких несколько дней, и он сошел бы с ума.

Под конец мы стали торопиться. Сгребли в кучу все, что осталось от сожженных останков расстрелянных, бросили в шахту несколько ручных гранат, чтобы пробить в ней никогда не тающий лед, и побросали в образовавшееся отверстие кучу обожженных костей...

На верху, на площадке возле шахты, перекопали землю и забросали ее листьями и мхом, чтобы скрыть следы костра....

Обращает на себя внимание следующий факт. Накануне убийства к месту казни из Москвы в отдельном поезде, состоявшем из одного вагона, прибыл раввин "с черной, как смоль бородой". Представителем какого центра был этот человек, прибывший констатировать и принять совершенное, и не он ли оставил надписи на стенах помещения, где происходило убийство?

Первая из надписей на иврите гласит:"Валтасар был этой ночью убит своими слугами" (изречение из поэмы Гейне).

В некотором расстоянии от нее на обоях стены такими же чернилами и такими же толстыми линиями начертаны каббалистические знаки.

Полное раскрытие тайного значения надписи выражается так: "Здесь, по приказанию темных сил, царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сем извещаются все народы".
Р. Вилтон "Последние дни Романовых".

"Кровь Его на нас и на детях наших" (Мф. 27,25).

Это те, о ком Господь сказал: "Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи."(Ин.8.44).

Октябрьский переворот разрушил Самодержавие и нанес огромный урон Православию - основам государственного и нравственного уклада России. После бесовщины октябрьского переворота безбожие стало стержнем новой советской религии (точнее, антирелигии), которая не умерла и поныне.
Имя ей - коммунизм. Ленин в этой трагедии исполнил роль антихриста XX века.
Россия, пройдя сквозь годы сатанинского богоборчества, совершила путь на свою голгофу. В горниле страданий она обрела сонм новомучеников и исповедников, предстоящих пред Господом и непрестанно молящихся о ней.^
________________________________________
________________________________________
[1] Положиша Иерусалим, яко овощное хранилище, положиша трупия раб Твоих брашно птицам небесным, плоти преподобных Твоих зверем земным. (Пс. 78; 3)
[2] Киев, 1919 г. После отступления Красной Армии на улице Садовая, дом 5 обнаружены трупы жертв расправы чекистов. Здесь находился один из центров большевистского террора.
[3] Трупы умерших от голода на кладбище в Бузулуке. 1921 г.
[4] Трупы детей, умерших от голода. Саратов, 1921 г.
[5] Святитель Тихон, Патриарх Московский и всея Руси. Москва, 1918 г.
[6] Митрополит Серафим. Таганская тюрьма. 1937 г.
[7] Страна покрылась сетью концентрационных лагерей. Беломорканал стал могилой десятков тысяч заключенных в 1931-1933 гг.
[8] «Пусть девяносто процентов русского народа погибнет, лишь бы десять процентов дожили до мировой революции» Ленин.
[9] Так выглядел Ленин в последние годы жизни.
[10] Комната, где была убита Царская Семья. На стенах, на полу и в двери было обнаружено много пулевых отверстий и следов от штыковых ударов.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 09-04-2009 05:23
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 17:56
Татьяна МИРОНОВА

ИЗ-ПОД ЛЖИ

Государь Николай II

Григорий Распутин

О грехе отречения русских от своего Царя


www.rusprav.org/biblioteka/Mironova_Nikolai_II_and_Rasputin/Iz-pod_lzhy_Blok_foto.html

+ + +



В 1865 году умер наследник Престола Николай Александрович, старший сын Императора Александра II, и это большое русское горе неожиданно вызвало злую радость не только вне России, но и в самой России. Потрясенный Федор Иванович Тютчев отозвался на злобное ликование странно звучавшим стихотворением:

О, эти толки роковые,
Преступный лепет и шальной
Всех выродков земли родной,
Да не услышит их Россия, –
И отповедью – да не грянет
Тот страшный клич, что в старину:
"Везде измена – Царь в плену!"
И Русь спасать Его не встанет.


И только полвека спустя, в 1917 году, обнажился пророческий смысл тютчевских строк. Плененный своими же генералами, понятно, что изменниками, но от этого не легче, в поезде под Псковом Император всея Руси Николай II, покинутый Церковью, преданный народом, пишет в своем дневнике горько и точно: "Кругом измена и трусость, и обман". Генералы Рузский, Алексеев, Эверт, Брусилов и думские масоны требовали тогда у Царя отречения от Престола в пользу Наследника.

Исчисление событий, непосредственно связанных с отречением Государя, надо вести, очевидно, с 14 февраля 1917 года, когда недовольные скудостью жизни военного времени толпы вышли на улицы Петрограда с лозунгами "Долой войну!", "Да здравствует республика!". 17 февраля стачечная зараза охватила крупнейший Путиловский завод и чумовой волной покатилась по всему городу. Рабочие громили хлебные лавки, избивали городовых. 23 февраля бастовало уже 128 тысяч человек. 26 февраля восстала распропагандированная революционерами 4-я рота запасного батальона Павловского гвардейского полка, которая открыла огонь по полиции, пытавшейся пресечь беспорядки. Начался переход петроградского гарнизона на сторону толпы… К этому времени уже весь Петроград захлестнули демонстрации рабочих, требовавших хлеба, преступным умыслом не подвозимого в город, намеренно не продаваемого в лавках. Начался народный бунт, спровоцированный масонским заговором. Масонам мало было Государственной думы, они рвались к всевластию в России. Им мешал монархический строй, преградой на их пути стоял Государь.

Государя Николая Александровича и до того нельзя было упрекнуть в нерешительности, а в те мятежные дни жесткость его приказов на подавление предательского бунта в столице была поистине диктаторской. Вечером 25 февраля генерал Хабалов получает приказ Государя о немедленном прекращении всех беспорядков в столице – там громили магазины, грабили лавки, избивали и убивали городовых. В помощь Хабалову Государь посылает из Ставки корпус генерала Иванова. Считая и это недостаточным, едет поездом к командующему Северным фронтом генералу Рузскому, чтобы направить в Петроград подтянутые с фронта войска. Не медля Царь подписывает Указ о приостановке на месяц работы Государственной думы и Государственного совета. Деятельность думских говорунов объявляется незаконной. По замыслу Государя власть сосредотачивается в его руках и в руках его Правительства с опорой на верную Царю Армию.

Но события развиваются вопреки воле Государя. Его приказы не выполняются. Генерал Иванов не доводит свой корпус до Петербурга. Солдаты петербургских полков отказываются подчиняться генералу Хабалову. Дума противится указу Государя, организует Временный комитет, а затем на его основе Временное правительство… Будь у Государя в тот момент хотя бы триста солдат, преданных ему, Присяге и Закону, способных исполнить железную волю Царя, Россию можно было удержать на краю разверзшейся пропасти: думский Временный комитет разогнать, Советы "рачьих и собачьих депутатов", как их тогда называли умные люди, расстрелять. Но в Пскове Государь встретил от командующего Северным фронтом генерала Рузского не верности себе, присяге и крестоцелованию, а … требование отречения. Генерал-адъютант (одно из высших воинских званий в царской России) Рузский, исполняя порученную ему Временным комитетом роль, предложил Николаю Второму "сдаться на милость победителя". Генерал царской свиты Дубенский вспоминал потом: "С цинизмом и грубой определенностью сказанная Рузским фраза "надо сдаваться на милость победителя", с несомненностью указывала, что не только Дума, Петроград, но и лица высшего командования на фронте действуют в полном согласии и решили произвести переворот".

Стремительная измена не только Рузского, который два месяца спустя похвалялся в газетных интервью о своих "заслугах перед революцией" , но всего поголовно командования Армии. Вот свидетельство самого Рузского: "Часов в 10 утра я явился к Царю с докладом о моих переговорах. Опасаясь, что он отнесется с моим словам с недоверием, я пригласил с собой начальника моего штаба генерала Данилова и начальника снабжений генерала Саввича, которые должны были поддержать меня в моем настойчивом совете Царю ради блага России и победы над врагом отречься от Престола. К этому времени у меня уже были ответы Великого князя Николая Николаевича, генералов Алексеева, Брусилова и Эверта, которые все единодушно тоже признавали необходимость отречения".

"Кругом измена и трусость, и обман", – записал Государь в своем дневнике.

Одни сознательно изменяли – Алексеев, Рузский, Брусилов, Корнилов, Данилов, Иванов; другие трусливо покорялись изменникам, хоть и проливали слезы сочувствия Императору, – его свитские офицеры Граббе, Нарышкин, Апраксин, Мордвинов..; третьи, вырывая у Императора отречение, лгали ему, что это делается в пользу Наследника, на самом деле стремясь к свержению монархии в России. Зловещие фигуры Временного комитета Государственной Думы Родзянко, Гучков, Милюков, Керенский, Шульгин – разномастная и разноголосая, но единая в злобе на Русское Самодержавие свора подлецов и предателей России.

1 марта 1917 года Государь остался один, практически плененный в поезде, преданный и покинутый подданными, разлученный с семьей, ждавшей и молившейся за него в Царском Селе. Оставшись один, Николай Александрович берет себе в совет и укрепление Слово Священного Писания, читает, подчеркивает избранное. Эта книга сохранилась, и первое, что непреложно встает из государевых помет в Библии – твердая вера Императора в Божий Промысел, убежденность, что Господь с ним: "Не бойся, ибо Я с тобой" (I Быт. 26,24), "Не бойся, Я твой щит" (I Быт. 15,1), "Бог твой есть Бог благий и милосердый, Он не оставит тебя и не погубит тебя" (Второзак. 4, 31).

Государь поступил единственно возможным в тех обстоятельствах образом. Он подписал не Манифест, какой только и подобает подписывать в такие моменты, а лишь телеграмму в Ставку с лаконичным, конкретным, единственным адресатом "начальнику штаба", это потом ее подложно назовут "Манифестом об отречении", но уже подписывая телеграмму, кстати, подписывая карандашом, и это единственный государевый документ, подписанный Николаем Александровичем карандашом, Государь знал, как знало и все его предательское окружение, что документ этот незаконен. Незаконен для всех по очевидным причинам: во-первых, отречение Самодержавного Государя да еще с формулировкой "в согласии с Государственной думой" не допускалось никакими Законами Российской Империи, во-вторых, в телеграмме Государь говорит о передаче наследия на Престол своему брату Михаилу Александровичу, тем самым минуя законного наследника царевича Алексея, а это уже прямое нарушение Свода Законов Российской Империи. Телеграмма Государя в Ставку, подложно названная "Манифестом об отречении", была единственно возможным в тех обстоятельствах призывом Государя к своей Армии. Из телеграммы этой, спешно разосланной в войска начальником штаба Ставки Алексеевым, всякому верному и честному офицеру было ясно, что над Государем творят насилие, что это государственный переворот, и долг присягнувшего на верную службу Царю и Отечеству повелевает спасать Императора, чего однако не случилось. Войска сделали вид, что поверили в добровольное сложение Государем Верховной власти, клятвопреступники, они не услышали набата молитвенно произнесенных когда-то каждым из них слов Присяги: "Клянусь Всемогущим Богом, пред Святым Его Евангелием в том, что хочу и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору Николаю Александровичу, Самодержцу Всероссийскому, и Его Императорского Величества Всероссийского Престола Наследнику, верно и нелицемерно служить, не щадя живота "своего, до последней капли крови… Его Императорского Величества Государства и земель Его врагов, телом и кровью … храброе и сильное чинить сопротивление, и во всем стараться споспешествовать, что к Его Императорского Величества верной службе и пользе государственной во всех случаях касаться может. Об ущербе же его Величества интереса, вреде и убытке… всякими мерами отвращать,.. В чем да поможет мне Господь Бог Всемогущий. В заключение же сей моей клятвы целую Слова и Крест Спасителя моего. Аминь".

Не встала армия спасать Царя! Хотя никакой документ об отречении, будь даже всамделишный Манифест об отречении, не освобождал воинство от присяги и крестоцелования, если об этом в документе не говорилось напрямую. Год спустя, когда Император германский Вильгельм отрекался от Престола, он специальным актом освободил военных от верности присяге. Такой акт должен был подписать и Государь Николай Александрович, если бы действительно мыслил об отречении.

По сей день не только историков озадачивают непостижимые факты, как могла Красная Армия, в основе своей состоявшая из дезертиров, из кромешного сброда, стаей воронья слетевшегося на лозунг "Грабь награбленное", возглавляемая прапорщиком Крыленко, в Первую мировую войну бывшего лишь редактором-крикуном "Окопной правды", руководимая беглым каторжником Троцким, не имевшим и малейшего, даже прапорщицкого военного опыта, предводительствуемая студентом-недоучкой Фрунзе, юнкером Антоновым-Овсеенко, лекарем Склянским, как могла вот эта Красная Армия теснить Белую гвардию, громить Корнилова, Деникина, Врангеля, Колчака, лучших учеников лучших военных академий, опытнейших военачальников, умудренных победами и поражениями японской и германской войн, собравших под свои знамена боевых, закаленных на фронтах офицеров, верных солдат-фронтовиков… Почему вопреки неоспоримым преимуществам, очевидному перевесу сил, опыта, средств, Белая армия под началом лучших офицеров России потерпела поражение? Да потому, что на каждом из них: и на Корнилове, и на Деникине, и на Колчаке, равно как и на каждом солдате, прапорщике, офицере – лежал тяжкий грех клятвопреступника, предавшего своего Государя, Помазанника Божьего. Для православного ясно: Бог не дал им победы.

Трагичные, жуткие судьбы генерала Алексеева, это он держал в руках нити антимонархического заговора, генерала Рузского, пленившего Государя и требовавшего от него отречения в псковском поезде, генерала Корнилова, суетливо явившегося в Царское Село арестовывать Августейшую Семью и Наследника Престола, которому он, как и Царю, приносил на вечную верность Присягу, генерала Иванова, преступно не исполнившего Государев приказ о восстановлении порядка в Петрограде, адмирала Колчака, командовавшего тогда Черноморским флотом, имевшего громаднейшую военную силу и ничего не сделавшего для защиты своего Государя, и судьбы этих генералов, как и печальные судьбы тысяч прочих предателей Царя, свидетельствуют о скором и правом Суде Божьем. Рвавшиеся уйти из-под воли Государя в феврале 1917 года, жаждавшие от временного Правительства чинов и наград и предательством их заработавшие, но уже через год, максимум два, они расстались не только с тридцатью полученными серебряниками, с жизнью расстались, – такова истинная цена предательства. Генерал Рузский, бахвалившийся в газетных интервью заслугами перед февральской революцией, зарублен в 1918 году чекистами на Пятигорском кладбище. Генерал Иванов, командовавший Особой южной армией, которая бежала под натиском Фрунзе, умер в 1919 году от тифа. Адмирал Колчак расстрелян большевиками в 1920 году, успев прежде пережить, сполна испить чашу горечи измены и предательства. Генерал Корнилов погиб в ночь перед наступлением белых на Екатеринодар. Единственная граната, прилетевшая в предрассветный час в расположение белых, попала в дом, где работал за столом генерал, один осколок – в бедро, другой – в висок. Священный ужас охватил тогда войска, божью кару узрели в случившемся солдаты, судьба наступления была роковым образом решена.

Грех клятвопреступления стал трагической судьбой всей Белой армии, от солдат до командующих.

…Государь прощался с Армией в Могилеве. "Ровно в 11 часов, – вспоминал генерал Техменев, – в дверях показался Государь. Поздоровавшись с Алексеевым, он обернулся направо к солдатам и поздоровался с ними негромким голосом… "Здравия желаем, Ваше императорское Величество", – полным, громким и дружным голосом отвечали солдаты… Остановившись, Государь начал говорить… Он говорил громким и ясным голосом, очень отчетливо и образно, однако, сильно волнуясь…"Сегодня я вижу вас в последний раз, – начал Государь, – такова воля Божия и следствие моего решения". Император благодарил солдат за верную службу Ему и Родине, завещал во что бы то ни стало довести до конца борьбу против жестокого врага, и когда кончил, напряжение залы, все время сгущавшееся, наконец, разрешилось. Сзади Государя кто-то судорожно всхлипнул. Достаточно было этого начала, чтобы всхлипывания, удержать которые присутствующие были, очевидно, не в силах, раздались сразу во многих местах. Многие просто плакали и утирались… Офицеры Георгиевского батальона, люди, по большей части несколько раз раненые, не выдержали: двое из них упали в обморок. На другом конце залы рухнул кто-то из солдат-конвойцев. Государь не выдержал и быстро направился к выходу…". Так Армия прощалась со своим Царем, – рыдая, вскрикивая, падая в обмороки, – о воинской присяге, от которой Государь не освободил свое воинство, о клятве защищать Императора "до последней капли крови" не вспомнил никто.

Армия не встала спасать Самодержца, явив собой скопище, как и предсказывал Тютчев, "всех выродков земли родной". И как ни больно признавать, но это русская армия по приказу самозванного масонского Временного правительства арестовала Императора, хотя если бы отречение являлось законным, кому был бы опасен гражданин "бывший царь". Это русская армия бдительно охраняла царственных пленников в Царском Селе, в Тобольске и требовала снять погоны с Царя, запретить прогулки Его детям, отказать Семье в возможности ходить в церковь. Это русская армия, подняв белое знамя сопротивления против большевизма, начертала на нем не имя Монарха, а противные монаршему строю демократические лозунги, вовсе не помышляя об освобождении Императора, находившегося в то время в екатеринбургском заточении. А ведь русской армии давалась от Бога последняя возможность спасти Царя и очистить себя от греха клятвопреступления. В Екатеринбурге пребывала тогда Российская Академия Генерального Штаба! По соседству с большевиками и с заточенным ими Царем беспрепятственно работали, обучались кадровые военные бывшей царской армии, имевшие опыт наступательных операций, диверсионной, разведывательной служб, здесь были высочайшего уровня профессионалы своего дела, но не оказалось верных Государю и Присяге воинов. На одно только и хватило слушателя старшего курса Академии гвардии капитана Малиновского: "У нас ничего и не вышло с нашими планами за отсутствием денег, и помощь Августейшей Семье, кроме посылки кулича и сахара, ни в чем не выразилась".

Предав своего Императора, порушив Закон и Присягу, армия (вся!) и в этом состоит ответственность перед Господом всех за грехи многих, понесла заслуженное наказание – разделение на белых и красных, гибель и отступничество вождей, крушение воинского духа. Армии, не вставшей спасать своего Царя, Бог не даровал победы.

За трагедией Армии встает трагедия Русской Православной Церкви. Почему ее, единую, с почти тысячелетней историей, мощную, родившую на рубеже веков великих святых – преподобного Иоанна Кронштадтского, преподобных Оптинских старцев, преподобного Варнаву Гефсиманского, прославившую в одном только начале XX века мощи семи угодников Божиих, открывавшую в те годы новые храмы, монастыри, семинарии, духовные училища, и этот нерушимый, казалось, оплот Православной Веры и Самодержавного Царства вдруг в одночасье поразил гибельный пожар раскола, внутренних распрей, жестоких гонений со стороны безбожников и иноверцев. Что сталось с православными, не с горсткой новомученников, исповедавших Христа и верность Государю Императору и с именем Христовым на устах погибших, а массой русских христиан, "страха ради иудейска" отвергшихся от своего христианского имени и все-таки попавших под мстительный меч репрессий. Где были их прежние духовные вожди и наставники, кто бы остановил повальное богоотступничество?

Коренное зло было совершено в Церкви 6 марта 1917 года, когда Церковь в лице Святейшего Синода не усомнилась в законности Царского отречения. "Поразительнее всего то, что в этот момент разрушения православной русской государственности, когда руками безумцев насильно изгонялась благодать Божия из России, хранительница этой Благодати – Православная Церковь – в лице своих виднейших представителей молчала. Она не отважилась остановить злодейскую руку насильников, грозя им проклятием и извержением из своего лона, а молча глядела на то, как заносился злодейский меч над священною Главою Помазанника Божия и над Россией…", — писал о тех днях товарищ обер-прокурора Святейшего Синода князь Николай Жевахов, который еще за неделю до псковского пленения Императора умолял митрополита Киевского Владимира, бывшего в Синоде первенствующим членом, выпустить воззвание к населению, чтобы оно было прочитано в церквах и расклеено на улицах. "Я добавил, что Церковь не должна стоять в стороне от разыгрывающихся событий и что ее вразумляющий голос всегда уместен, а в данном случае даже необходим". Предложение было отвергнуто".

Пока Святейший Синод в дни с 3 по 6 февраля 1917 года раздумывал и медлил – решал, молиться ли России за Царя! (страшное, к краю погибели подводящее решение!) – в синодальной канцелярии ужасающей грудой накапливались телеграммы: "Покорнейше прошу распоряжения Святейшего Синода о чине поминовения властей", "Прошу руководственных указаний о молитвенных возношениях за богослужениями о предержащей власти", "Объединенные пастыри и паства приветствуют в лице вашем зарю обновления церковной жизни. Все духовенство усердно просит преподать указание, кого как следует поминать за церковным богослужением". Под телеграммами подписи Дмитрия, архиепископа Таврического, Александра, епископа Вологодского, Нафанаила, епископа Архангельского, Экзарха Грузии архиепископа Платона, Назария, архиепископа Херсонского и Одесского, Палладия, епископа Саратовского, Владимира, архиепископа Пензенского… Они ждали указаний, забывши тысячелетний благодатный опыт русского Православия – опыт верности Царю-Богопомазаннику, опыт, благословенный патриархом Гермогеном, святым поборником против первой русской смуты: "Благословляю верных русских людей, подымающихся на защиту Веры, Царя и Отечества, и проклинаю вас, изменники".

5 марта 1917 года в Могилеве, не убоявшись гнева Божия, не устыдившись присутствия Государя, штабное и придворное священство осмелилось служить литургию без возношения Самодержавного Царского имени. "В храме стояла удивительная тишина, — вспоминал позже генерал-майор Дубенский. — Глубоко молитвенное настроение охватило всех пришедших сюда. Все понимали, что в церковь прибыл последний раз Государь, еще два дня тому назад Самодержец Величайшей Российской Империи и Верховный главнокомандующий Русской армии. А на ектеньях поминали уже не Самодержавнейшаго Великаго Государя Нашего Императора Николая Александровича, а просто Государя Николая Александровича. Легкий, едва заметный шум прошел по храму, когда услышана была измененная ектенья. "Вы слышите, уже не произносят "Самодержец", — сказал стоявший впереди меня генерал Нарышкин. Многие плакали".

Это свершилось в присутствии великой русской православной святыни – Владимирской иконы Божией Матери, привезенной в Ставку перед праздником Пресвятой Троицы 28 мая 1916 года. Икона, благословившая начало Русского Царства, нерушимое многовековое Самодержавное Стояние его, узрела в тот час, как Россия перестала открыто молиться за Царя. Уже назавтра этот самовольный почин был укреплен решением Святейшего Синода: "Марта 6 дня Святейший Синод, выслушав состоявшийся 2 марта акт об отречении Государя Императора Николая II за себя и за сына от Престола Государства Российского и о сложении с себя Верховной власти, и состоявшийся 3 марта акт об отказе Великого Князя Михаила Александровича от восприятия Верховной власти впредь до установления в Учредительном собрании образа правления и новых основных законов Государства Российского, приказали: означенные акты принять к сведению и исполнению и объявить во всех православных храмах… после Божественной литургии с совершением молебствия Господу Богу об утишении страстей, с возглашением многолетия Богохранимой Державе Российской и благоверному Временному Правительству ея". Так Синод благословил не молиться за Царя и Русское Царство. И в ответ со всех концов России неслись рапорты послушных исполнителей законопреступного дела: "Акты прочитаны. Молебен совершен. Принято с полным спокойствием. Ради успокоения по желанию и просьбе духовенства по телеграфу отправлено приветствие председателю Думы".

Кто в Церкви в те дни ужаснулся, кто вздрогнул в преддверии грядущей расплаты за нарушение одного из основных Законов Православной Российской империи: "Император яко Христианский Государь есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви Святой благочиния… В сем смысле Император… именуется Главою Церкви"? Имена верных своему Главе иерархов Церкви мы знаем наперечет, их мало, их очень мало: митрополит Петроградский Питирим, арестован 2 марта вместе с царскими министрами, а 6 марта Постановлением Св. Синода уволен на покой; митрополит Московский и Коломенский Макарий, уволен на покой с 1 апреля 1917 года; архиепископ Харьковский и Ахтырский Антоний, заявивший: "От верности Царю меня может освободить только Его неверность Христу", вскоре изгнан из Харькова на Валаам; епископ Тобольский и Сибирский Гермоген, мученической смертью запечатлевший верность Царю и Его Семье, утоплен красными в Туре 16 июня 1918 года; епископ Камчатский Нестор, возглавил единственную попытку спасения Царской Семьи; архиепископ Литовский Тихон, будущий Патриарх, впоследствии посылавший Государю в заточение благословение и просфору, вынутую по царскому чину, через епископа Тобольского Гермогена… О верности Царю других в священноначалии ничего не известно.

Так случилось, что большие люди Церкви возомнили себя больше Царя, а следовательно, больше Господа. Они забыли, а может, и не знали предупреждения о. Иоанна Кронштадтского о грядущем цареотступничестве: "Если мы православные, то мы обязаны веровать в то, что Царь, не идущий против своей облагодатствованной совести, не погрешает". И вправду, Господь, управляющий народом через своего Помазанника, может ли ошибаться? Но тогда большие люди Церкви в несомненно дьявольском наваждении рассудили, что Царь грешен, немощен, недалек, и "для завоевания гражданской свободы" они призвали русских православных христиан "довериться Временному правительству", они безоглядно поверили в никогда не существовавшее отречение Царя, невозможное ни по каким Законам Русского Царства и Православной Церкви, на которое Император Николай Александрович не согласился бы и под угрозой смерти. Они благословили цареотступничество: "Да свершилась воля Божия. Россия вступила на путь новой государственной жизни. Да благословит Господь нашу великую Родину счастьем и славой на новом пути!" (Из обращения Св. Синода Верным чадам Св. Православной Церкви).

Горько сегодня читать эти строки, ибо мы знаем о том "счастье" и о той "славе", которые ждали Россию без Царя, а потому и Россию без Бога. Когда большие люди Церкви благословили цареотступничество, маленькие люди Ее, верные чада, промолчали. Маленькие люди посчитали себя слишком маленькими, чтобы отстоять Русское Царство. Не встала Православная Русь спасать своего Белого Царя. Отшатнулись от Императора те из духовных, кто по долгу своему должны были ни на шаг не отступать от Него. Заведующий придворным духовенством протопресвитер Придворных соборов Александр Дернов смиренно испрашивает указаний Синода "относительно того, как будет в дальнейшее время существовать все Придворное духовенство", чем ему кормиться и кому подчиняться. Из 136 человек причта придворных соборов и церквей – протоиереев, священников, протодьяконов, дьяконов, псаломщиков – ни один не последовал за Государем в заточение, ни один не разделил с Ним его мученического креста. Что говорить, были среди пошедших на крест за Императором дворяне, и дворянин доктор Е.С.Боткин писал из Екатеринбургского заточения: "Я умер – умер для своих детей, для друзей, для дела.., чтобы исполнить свой врачебный долг до конца". А дворянин генерал-адъютант И.Л.Татищев вспоминал о своем решении на просьбу Государя поехать с ним в ссылку: "На такое монаршее благоволение у кого и могла ли позволить совесть дерзнуть отказать Государю в такую тяжелую минуту". Были среди верных слуг Царевых крестьяне и мещане, и камердинер Государыни крестьянин Волков о своей верности Царю говорил просто: "Это была самая святая чистая Семья!". Были у Семьи верные слуги-иностранцы и иноверцы – англичанин Гиббс и француз Жильяр. Духовных лиц среди последовавших за Царем в заточение не было.

Епископ Екатеринбургский Григорий, поведший с большевиками примирительно-соглашательскую политику, имел возможность не только облегчить положение узников, а если бы желал, и помочь их спасению, однако ничего для этого не сделал. Уже после злодейского страшного убийства на допросе у Соколова он даже не выразил сочувствия мученикам. Екатеринбургский священник о. Иоанн (Сторожев) трижды служил обедницу в Ипатьевском доме, был рядом с Государем накануне Его смерти, но и обмолвиться словом не решился. Страшно было, как же, на обеднице присутствовал сам комендант Юровский, "известный своей жестокостью". Зато с этим иудеем-палачом священник нашел время поговорить о своем здоровье, кашель-де одолел. Но именно этому человеку, носившему звание священнослужителя, Волею Божией довелось приуготовить Государя и Семью Романовых к последнему смертному пути, причем сам он понял это уже много позже свершенного убийства. Следователю Соколову сам Иоанн Сторожев об этом рассказывал так: "Став на свое место, мы с дьяконом начали последование обедницы. По чину обедницы положено в определенном месте прочесть молитвословие "Со святыми упокой". Почему-то на этот раз дьякон, вместо прочтения, запел эту молитву, стал петь и я, несколько смущенный таким отступлением от устава (а поют "Со святыми упокой" на отпевании и панихиде – Т.М.). Но едва мы запели, как я услышал, что стоявшие позади нас члены семьи Романовых опустились на колени. Когда я выходил и шел очень близко от бывших Великих Княжен, мне послышались едва уловимые слова: "Благодарю".

Царская семья, с изумлением отмечал Сторожев, выражала "исключительную почтительность к священному сану", при входе в зал священника отдавали ему поклон. Сам же Сторожев не имел воли выразить почтительность к священному сану Царя и лишь "молчаливо приветствовал" Семью. "Молчаливо приветствовал"! Какое страшное признание в цареотступничестве стоит за этими словами. Еще недавно он дерзнуть не мог, помыслить даже о чести оказаться вблизи Помазанника Божия, а теперь "молчаливо приветствовал" Его Величество, то есть кивал ему головой, отвергая в страхе иудейском голос совести, что Царь остался Царем, что воля людская, отвергшая Его Самодержавие и презревшая Его Помазанничество, – ничто в очах Божиих.

Такие, как Сторожев, спешно собирали соборы и собрания в уездах и губерниях, чтобы засвидетельствовать свою поддержку "новому строю", а на самом деле, чтобы предать поруганию Царство. "Духовенство города Екатеринодара выражает свою радость в наступлении новой эры в жизни Православной Церкви…", "Омское духовенство приветствует новые условия жизни нашето Отечества как залог могучего развития русского национального духа", "Из Новоузенска. Отрекаясь от гнилого режима, сердечно присоединяюсь к новому. Протоиерей Князев", "Общее пастырское собрание города Владивостока – оплота далекой окраины Великой России – приветствует обновленный строй ее", "Прихожане Пекинской волости Каннского у. Томской губ. просили принести благодарность новому Правительству за упразднение старого строя, старого правительства и Воскресение нового строя жизни. От их имени свящ. Михаил Покровский", "Духовенство Чембарского округа Пензенской епархии вынесло следующую резолюцию: в ближайший воскресный день совершить Господу Богу благодарственное моление за ниспосланное Богохранимой державе Российской обновление Государственного строя, с возглашением многолетия Благоверным Правителям. Духовенство округа по собственному своему опыту пришло к сознательному убеждению, что рухнувший строй давно отжил свой век", "Тульское духовенство в тесном единении с мирянами, собравшись на свой первый свободный епархиальный съезд, считает своим долгом выразить твердую уверенность, что Православная Церковь возродится к новой светлой жизни на началах свободы и соборности", "Из Лабинской. Вздохнув облегченно по случаю дарования Церкви свободы, собрание священно-церковнослужителей принимает новый строй"…

Духовенство всей России – от Витебска до Владивостока, от Якутска до Сухума – представлено в таких вот телеграммах. Как затмение нашло на этих облеченных долгом людей, доверившихся революционной пропаганде, начитавшихся газетной травли, напитавшихся крамольным духом демократии, в безотчетности, что нарушают Присягу, принесенную ими при поставлении в священнический сан на верность Государю Императору, которую Государь Император для них не отменял:

"Обещаюсь и клянусь Всемогущим Богом пред Святым Евангелием в том, что хощу и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю, Императору Николаю Александровичу, Самодержцу Всероссийскому, и законному Его Императорского Величества Всероссийского Престола Наследнику верно и нелицемерно служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови… В заключение сего клятвенного обещания моего целую Слова и Крест Спасителя моего. Аминь".

Как можно было не ведать православному священству, что нарушение Присяги, принесенной ими на Евангелии, что осквернение ими крестоцелования навлекут на них страшные бедствия, ведь отречение от Царя, Помазанника Божьего, являлось отречением от самого Господа и Христа Его. Но это в тот час никого не путало, одна за другой летели в Святейший Синод телеграммы: "Обер-прокурору Св. Синода. 10.3.1917. Из Новочеркасска. Жду распоряжений относительно изменения текста присяги для ставленников. Крайняя нужда в этом по Донской Епархии. Архиепископ Донской Митрофан". Чудовищно, но к ставленнической Присяге священника Царю отнеслись, как к устаревшему и должному быть упраздненным обычаю, не более.

Так стоит ли удивляться размерам бедствий, что карающей десницей послал Господь на Церковь.

Март 1918-го. Убит священник станицы Усть-Лабинской Михаил Лисицын. Три дня водили его по станице с петлей на шее, глумились, били. На теле оказалось более десяти ран, и голова изрублена в куски. Это отсюда, из Лабинской, неслось в Синод приветствие собрания священнослужителей новому строю.

Апрель 1918-го. В Пасху, под Святую заутреню, священнику Иоанну Пригоровскому станицы Незамаевской, что рядом с Екатеринодаром, выкололи глаза, отрезали язык и уши, за станицей, связавши, живого закопали в навозной яме. Духовенство Екатеринодара всего год назад выражало радость от наступления новой эры в жизни Церкви.

Весной 1918-го в Туле большевики расстреляли крестный ход из пулеметов. Совсем недавно тульское духовенство "в тесном единении с мирянами" надеялось на возрождение Церкви "к новой светлой жизни на началах свободы и соборности".

Июль 1919-го. Архиепископ Донской и Новочеркасский Митрофан сброшен с высокой стены и разбился насмерть. Это он четыре месяца назад торопил Синод с изменением текста присяги для ставленников.

Март 1920-го. В Омской тюрьме убит архиепископ Сильвестр Омский и Павлодарский. Это подчиненное ему духовенство одобряло телеграммой новые условия жизни Отечества…

Армия и Церковь – две организованные русские силы, которые согласно Законам Русского Царства и приносимой каждым из служащих Присяге обязаны были защищать Русское Царство, Государя и Его Наследника до последней капли крови, нарушили и Закон, и Присягу и понесли за это наказание, узрев в лицо, что есть чудо гнева Божия. Не видеть Божьего воздаяния за нарушение клятвы и за свержение Царя (именно за свержение, а не добровольное отречение!) в последовавших за этим революционных событиях – в большевистском восстании, в гражданской войне, в гонениях против Церкви – значит ничего не понимать в русской истории, совершающейся по Промыслу Божию.

Судьбы Армии и Церкви явились предтечей судьбы всего русского народа, который не мог не ответить за Цареотступничество, весь народ ответил за грех многих из него. Именно в нарушении клятвы – Соборного Постановления 1613 года на вечную верность русских царскому роду Романовых – причина нескончаемых русских бед.

Государя убила горстка "выродков земли родной", служившая жидам, латышам, венграм, но грех Цареубийства лег на всех русских и будет лежать, отягощая нас божьими казнями, доколе соборно не покаемся в содеянном. Ведь и Христа убили немногие иудеи, но грех Богоубийства лежит на всем еврейском народе и будет лежать печатью богоотверженности до скончания веков. Наш же грех подобен иудейскому во всем, ведь иудеи прогнали Господа, а мы прогнали Царя, на котором благодатно пребывал Господь. Мы уподобились богоненавистникам иудеям в том, что поверили иудейской лжи о черных делах Императора и Его Семьи, не Иоанну Кронштадтскому поверили, говорившему: "Царь у нас праведной и благочестивой жизни", а газетным клеветам и вымыслам, умело внедряемым в сознание "читающей публики" еврейскими идеологами, которые две тысячи лет назад Господа Нашего Иисуса Христа оклеветали, "ложью схватили и убили" (Мф.26, 4). Как когда-то евреи-богоубийцы "заплевали лице Христа и пакости Ему деяли" (Мф. 26,67), ведомому на крестную смерть, так и русские выродки, обвиняя Царя и Царицу в измене, требовали расправы и даже останавливали на путях поезд, везший Семью в Тобольск, кричали: "Николашка, кровопийца, не пустим!". Превыше сил человеческих Царю терпеть поношение от своего народа, но Он, как Христос, терпел и молчал. Из Тобольска в Екатеринбург Его, Государыню и великую княжну Марию везли на телегах, устланных соломой, взятой от свиней. "Режим Царской Семьи был ужасен, их притесняли… Княжны, по приезде в Екатеринбург, спали на полу, не было для них кроватей". А Государь и Государыня говорили, скорбя и терпя: "Добрый, хороший, мягкий народ. Его смутили худые люди в этой революции. Ее заправилами являются жиды. Но все это временное. Это все пройдет. Народ опомнится, и снова будет порядок". Так говорил Сам Христос: "Отче, отпусти им, не ведают бо, что творят" (Лк. 23,34).

Вторя еврейской пропаганде, мы называли Царя Кровавым, хулили Его матерными ругательствами в надписях на стенах Ипатьевского дома. Поносные слова на Царя и Царицу писали так, чтобы их видели царские дети, похабные частушки распевали так, чтобы их слышали царские дети. Мучители особенно любили издеваться над детьми Императора, ведь это больнее всего сердцу родителей. Один из убийц, Проскуряков, на допросе у Соколова показал: "А раз иду я по улице мимо дома и вижу, в окно выглянула младшая дочь Государя Анастасия, а Подкорытов, стоявший тогда на карауле, как увидал это, и выстрелил в нее из винтовки. Только пуля в нее не попала, а угодила повыше в косяк".

Мы подобно иудеям-богоборцам участвовали в убиении своего Богоносного Царя. Говорю "мы", потому что на нас сегодняшних лежит вина за грех предков, даже если бы подручными жидов-убийц были лишь рабочие Екатеринбурга, но ведь вся многочисленная русская челядь рядом с Юровским и Голощекиным, все эти охранники, водители, чекисты были извергнуты в Екатеринбург из разных концов России: Якимов – из Перми, Путилов – из Ижевска, Устинов – из Соликамска, Прохоров – из Уфы, Осокин – из Казани, Иван Романов – из Ярославля, Дмитриев – из Петрограда, Варакушев – из Тулы, Кабанов – из Омска, Лабушев – из Малороссии…

Да, в Тобольске заправилами царского заточения были руководители местного совдепа Дуцман, Пейсель, Дицлер, Каганицкий, Писаревский, Заславский, но непосредственная охрана царственных узников была почти сплошь русская! Да, это иудеи Свердлов, Ленин, Белобородов, Голощекин, Сафаров, Радзинский приговорили Царя к смерти, да, это жид Юровский первым выстрелил в Государя, но рядом с ним стоял и стрелял в русского Царя русский Павел Медведев, сысертский рабочий, первый подручный Юровского. Да, уничтожать тела царственных мучеников, замывать их кровь на полу и стенах, грабить их вещи приказывали жиды Юровский, Голощекин, Войков, Никулин, Сафаров, Белобородов…, но исполняли все это, не противясь и совестью не мучаясь, русские Леватных, Партии, Костоусов, Якимов, Медведев… Да, в Екатеринбургской "чрезвычайке" были сплошь жиды Горин, Кайгородов, Радзинский, Сахаров, Яворский, но это русская нежить Медведев говорил следователю Соколову: "Вопросом о том, кто распоряжался судьбой Царской Семьи и имел ли на то право, я не интересовался, а исполнял лишь приказания тех, кому служил… Я догадался, что Юровский говорит о расстреле всей Царской Семьи и живших при ней доктора и слуг, но не спросил, когда и кем было постановлено решение о расстреле".

Это мы, русские, предали Царя иноплеменникам, это мы, русские, стреляли в Его жену, в Его детей, и за верную службу иудеям получали свои серебряники, уподобясь Иуде-предателю, вопрошавшему у архиереев платы за Христа: "Что мне дадите, и я предам Его"(Мф.26,15). Вот документ-расписка через три дня после убийства: "20 июля 1918 года получил Медведев денег для выдачи жалованья команде дома особого назначения от коменданта Юровского десять тысяч восемьсот рублей".

Христос сказал об Иуде: "Добро бы было если бы не родился человек тот" (Мф. 26,24). Лучше бы было не родиться и тем русским Медведевым, что убили Государя, а после убийства "разделили ризы Его" подобно Христовым одеждам, растащили, как расклевали, скромное царское имущество: старые брюки с несколькими заплатами и датой их пошива на пояске "4 августа 1900 года", принадлежавшие Государю; кожаный саквояж, суконные перчатки, пуховые носки, два серебряных кольца великих княжен; бинокль; три вилки, термометр, рашпиль; гребешок, мыльницу, детские игрушки Наследника – оловянных солдатиков, пароходик, лодочку… Ботинки Государыни и сапожки великих княжон чекисты раздали своим женам и любовницам, пуховая подушка откочевала к комиссаровой жене. Не тронули иконы и книги. На полке остались стоять Новый Завет и Псалтырь, Молитвослов Императора, "Великое в малом" Нилуса, "Лествица" Иоанна Лествичника с пометами Государыни и ее же книга "О терпении скорбей". С иконы Феодоровской Божьей Матери содрали золотой венчик и звезду с бриллиантами, обобранную оставили стоять на столе рядом с Богородичной иконой "Достойно есть", где в руках Богомладенца – свиток со словами "Дух Божий на Мне ради Помазанничества Моего благовествуется смиренным, следующим за мной".

Троекратно отверглись мы от Государя-Богоносца. Впервые – когда поверили мнимому царскому отречению. Другой раз – когда допустили заточение и гибель Государя. Ведь даже когда специально созданная комиссия Временного Правительства не обнаружила за Семьей и Государем никаких преступлений (им ли было судить Его!), пленение продолжилось и жить Семье стало еще тяжелее. Вспомним Пилата, не нашедшего в Словах Господа "ничего достойного смерти", и толпу иудеев, усилившую после того свой голос с требованием распятия (Лк.23). Русские люди отверглись от Царя и в третий раз – когда промолчали в ответ на известие о Его смерти, И даже панихиды по Нему и Семье, отслуженные в Добровольческой Армии по приказу А.И.Деникина, вызвали, если верить словам генерала, "жестокое осуждение в демократических кругах и печати". А ведь большевики боялись народного восстания в ответ на готовившееся ими убийство Царя. Они прежде запустили в газеты несколько ложных сообщений о расстреле Николая Второго в ожидании того, "что скажет на это русский народ". Русский народ не сказал ничего. И действительная гибель Государя и Его Семьи не повлекла за собой даже глухого ропота толпы. Неверующая Марина Цветаева, которую трудно заподозрить в симпатиях к монархии, с изумлением писала, как люди, слыша на улицах крики газетчиков о расстреле Царя, равнодушно отворачивали глаза, спешили по своим делам…

"И Русь спасать Его не встала", не встали русские люди спасать своего Царя, а должны были, обязаны были по долгу принесенной в 1613 году Соборной клятвы на вечную верность роду Романовых, по долгу христианской совести с ее природным монархизмом, по долгу национального стояния русских за русского Императора перед скопищем захвативших власть иноплеменников и иноверцев. Так стоит ли удивляться и сетовать при нахождении на Россию и ее народ нескончаемой череды национальных бедствий и безбожных правителей – кровь Его на нас и на детях наших. Нам, русским, отягощенным по сей день наследным грехом наших предков – грехом отречения от своего природного Царя – не будет прощения до соборного в том грехе покаяния – до того часа, когда русский народ, переставший в марте 1917 года молиться за Царя, возмолится Своему Царю, утвердившись в святости Его христианского подвига: "Святый Царю Николае, искупителю грехов наших, великомучениче, моли Бога о нас!"

_________________________________________________________________


Были и небыли о царствовании Николая Второго:
кому была нужна мистификация истории



Вот свершилось давно желанное для православно верующих – Государь Император Николай Александрович, Его Семья и претерпевшие с Ним до конца Его слуги канонизированы Русской Православной Церковью, и мы, молившиеся им келейно, служившие со стесненным сердцем им панихиды, можем теперь радостно исповедать их святость в соборных службах и молебнах. Но удивительное вдруг затишье почитания святых Царственных мучеников возникло в церковном обществе. Смолкли покаянные панихиды по злодейски убиенным Царю и Царице, по их безвинно умученным детям, но не слышно ни служб, ни молебнов, редко поются торжественные акафисты, те, что прежде были написаны в Зарубежной Православной Церкви, у нас на приходах считаются неканоническими, подчас и вовсе именуются еретическими, а новых, которые бы Московская Патриархия признала "правильными", создавать не спешат. Словно канонизацией остудили пыл горячих почитателей Государя: раз просите – дадим вам страстотерпцев, а далее – испуганное замалчивание, замалчивание столь очевидное, что один из старцев горько предупредил свою духовную дочь: "Увидишь изображение Государя – покупай, собирай, скоро не будет совсем!".

Что же остановило еще недавно вздымавший Россию неустрашимый покаянный вал народного почитания Царственных святых, молитвенного стояния перед Их чудотворными мироточивыми иконами, победного порушения в сердцах и умах столетие внушаемой неприязни и ненависти к Царю? Может, двоедушие членов Синода, таких, как митрополит Нижегородский Николай. Проголосовав за канонизацию, они не постыдились заявить о неправомочности канонизации Царской Семьи, а иные, как митрополит Ювеналий, сразу после принятого Синодом решения о канонизации развели руками перед миллионами телезрителей: "Фигура Царя политически сложная, вопросов много, но… чудеса, но… мироточивая икона…". Или, может быть, Московскую Патриархию устрашила еврейская Антидиффамационная лига, сразу после канонизации Царя опубликовавшая заявление, которое вернее назвать ультиматумом, настолько явственны в нем угрозы: "Антидиффамационная Лига выражает надежду, что решение Русской православной церкви о канонизации Николая II и членов его семьи будет способствовать развенчанию бытующего среди определенной части верующих и священнослужителей антисемитского мифа о ритуальном характере убийства царской семьи. Для еврейской общины не может пройти незамеченным тот факт, что в процессе изучения возможности канонизации последнего императора комиссия РПЦ сняла с повестки дня вопрос о ритуальном убийстве. АДЛ полагает, что, сделав этот шаг, церковь выразила свое отношение к длящимся не одно десятилетие спекуляциям по поводу "иудейского следа" екатеринбургской трагедии 1918 года. Сам факт трагической кончины царской семьи, широко обсуждаемый в последние годы, не должен заслонять реальной исторической фигуры и поступков царя и его окружения, в том числе и их неприкрытый антисемитизм. Нам хочется верить, что решение о канонизации Николая II, принятое на основании факта его смерти, не будет истолковано православной общественностью как одобрение руководством церкви всех особенностей жизненного пути и личности монарха. Очень важно, чтобы решение о канонизации в том виде, в каком оно было принято Собором, стало известно самому широкому кругу мирян и священнослужителей…" (1).

Почему вдруг евреи, потомки, единоверцы, единоплеменники тех, кто ритуально, жестоко, мученически истребил правящую Россией династию, удовлетворены решением Русской православной церкви о канонизации – прославлении тех, чья кровь на еврейских руках, и почему они считают нужным подчеркнуть, что удовлетворены не просто решением о канонизации, а именно в том виде, в каком оно было принято Собором, да при этом считают важным (важным для себя!), чтобы особенность принятого решения была растолкована самому широкому кругу православных мирян и священнослужителей. Что же такого сокрытого может быть в решении Собора о канонизации Царской семьи, не сразу очевидного даже священнослужителям?

Иудеи удовлетворены тем, что Царская семья Романовых возведена в сонм страстотерпцев, не мучеников, обратите внимание, а именно страстотерпцев. В чем разница? Чин мученика есть подвиг смерти за Христа от рук иноверных. Страстотерпцами признаются те, кто принял мучение от своих, единоверных христиан. По страстотерпческому чину канонизации получается, что Государь с Семьей умучены своими же единоверными христианами. Вот если бы Архиерейский Собор признал очевидное, что Царь умучен до смерти иноверцами, иудеями, тогда бы он был не страстотерпцем, а великомучеником. Вот чем удовлетворены евреи, вот что они имеют в виду, когда предъявляют Московской Патриархии ультиматум: "Очень важно, чтобы решение о канонизации в том виде, в каком оно было принято Собором, стало известно самому широкому кругу мирян и священнослужителей".

За всю тысячелетнюю историю христианства в России немногие святые прославлены в чине страстотерпцев. "Исторически страстотерпцами именуются святые, принявшие мученическую кончину не от гонителей христианства, но от своих единоверцев" (2, с. 14). Среди них святые Борис и Глеб, убиенные слугами своего брата-христианина Святополка, святые отроки Иаков и Иоанн Менюжские из Новгорода, убитые разбойниками из христиан… Государя с Семьей прославили в чине страстотерпцев, обособив их от сонма новомучеников – митрополита Владимира, митрополита Серафима, митрополита Петра, алапаевских мучеников и многих, многих других. Выходит, Царскую семью убивали свои православные христиане, а остальных страдальцев за Веру и Христа убивали чужие – иноверцы и безбожники? Или Государь умер не за Христа? Да что гадать, притворяться незнающими, когда очевидно, что надо было угодить иудеям, отвести от них страшное обвинение в убийстве Помазанника Божьего Русского Православного Царя, заставить нас забыть об этом их злодейском преступлении, не случайно же Правительственная комиссия во главе с евреем Немцовым, решавшая судьбу останков, обнаруженных на окраине Екатеринбурга, отказалась рассматривать вопрос о ритуальном убийстве Царской семьи, и по этой же причине торопилась захоронить чьи-то останки, выдавая их за Царские, игнорируя все сомнения о принадлежности их царствующим Романовым, решив, что чем скорее уйдут в могилу екатеринбургские останки, тем быстрее вместе с ними уйдут и все разговоры о ритуальном убийстве Царской семьи. Не случайно же еврейская Антидиффамационная Лига выражает надежду, что решение Русской православной церкви о канонизации Николая II и членов его семьи, в том виде, в каком оно было принято Собором, будет способствовать развенчанию бытующего среди определенной части верующих и священнослужителей антисемитского мифа о ритуальном характере убийства царской семьи. Но если это так, то прославление Царской Семьи в том чине, какой принят Архиерейским Собором, есть хула на Святых Царственных Мучеников и злонамеренное искажение их подвига во славу Христа Бога.

Но вот настояли во всем иудеи на своем, и екатеринбургские останки выдали за царские, как хотели, и как хотели торопливо захоронили их, и даже канонизированы Царственные мученики не по чину их подвига, чего же врагам Государя все неймется? Почему злобные клеветы на святого Иоанна Кронштадтского, на преподобного патриарха Тихона смолкли тотчас по их канонизации, все же опасное это дело – кидать грязью в святых, а здесь визгливый лай газет со ссылками на "многочисленные источники", свидетельствующие о Государе, как о "бесхребетном, переменчивом, несмелом монархе", становится все яростнее, все злее. Издаются "обнаруженные" вдруг мемуары, появляются все новые якобы свидетельства, и все это не исторической правды ради, а лишь для того, чтобы продолжать чернить святой образ, уничтожать святость дорогого для нас имени, преуменьшать число верных Царю людей – да потому что верность святому Государю, по слову преподобного Серафима Саровского есть залог освобождения России от почти уже столетие длящегося ига, "агарянского и ляшского злейшего". Вот эти слова: "Когда правая за Государя стоявшая сторона получит победу и переловит всех изменников, и предаст их в руки правосудия, тогда уж никого в Сибирь не пошлют, а всех казнят – и вот тут-то еще более прежнего крови прольется, но эта кровь будет последняя, очистительная кровь, ибо после этого Господь благословит люди своя миром…" (3, с. 103).

1. Кто и как создал миф об "отречении" Государя

Круг свидетельств Царствования Государя Николая Александровича, а именно саму державную деятельность Императора ставят Ему в вину хулители святой Семьи, этот круг источников очень велик. Кажется, все, кто ни соприкасался Царю и выжил после большевистского переворота, оставили свои записки, мемуары, отзывы. Немало свидетельств и дореволюционных лет. Самое ценное, что дошли до наших дней собственной руки Государя, Царицы, Великих Княжен дневники, переписка, пометы в книгах и документах, выписки из них. Мы читаем их сегодня опубликованными, преодолевая чувство неловкости вторжения в частную жизнь Царской Семьи – не для нас в письмах и дневниках поминается ими пережитое, но все же читаем, так как и письма, и дневники, и книжные заметки свидетельствуют о чистоте помыслов Государя лучше, чем любое измышление последующих летописцев, глубокомысленные опусы историков-комментаторов с осуждением того или иного поступка, политического решения Государя. Как же редки чистые, незамутненные издания, посвященные Государю, Его Семье, такие, как публикация Писем святых Царственных мучеников из заточения (4). Чаще же тексты писем и дневников искажены, дополнены измышлениями недобросовестных составителей, переводчиков или заведомо враждебных публикаторов, наглядный пример тому многотомная переписка Их Императорских Величеств, вышедшая в свет в 1923-1927 годах (5).

Рассмотрим же, кто берется свидетельствовать о царствовании Императора Николая Александровича. Среди свидетелей много сановников, бывших когда-то рядом с Государем, но служивших не Ему, не России, – служивших одному лишь своему тщеславию, заботившихся лишь о собственной карьере. Корыстью руководствовались они, хуже того, проводя политику иудо-масонства, противостояли Государю, искажая суть Его решений, противодействуя Его воле, а удаленные за это из Правительства, из окружения Царя, в утешение уязвленного самолюбия, в оправдание себя, клеветали на Государя, приписывая ему то скрытность, хитрость, непомерную жестокость, то, напротив, бессилие, безволие, бесхребетность.

Таков, к примеру, начальник Канцелярии Двора генерал Мосолов, до конца своих дней не избывший личных обид на Императора и Императрицу, жестко ограничивших его властные амбиции, а потом и вовсе отдаливших его от Двора. Мщеньем, неприязнью, злобой пропитаны все его мемуары, ставшие однако для многих исследователей авторитетным первоисточником: "Со дня заболевания Государя (в 1902 году Николай Александрович болел тифом в Ливадии – Т.М.) Императрица явилась строгим цербером у постели больного, не допуская к нему не только посторонних, но и тех, которых желал видеть сам Государь… Увы. Горизонты мысли Государыни были много уже, чем у Государя, вследствие чего ее помощь ему скорее вредила" (6, с. 190). Насколько Мосолов объективен в своих оценках, можно судить по его же собственному признанию, как в 1916 году он пытался подкупить Григория Ефимовича Распутина, чтобы тот помог укрепить его, Мосолова, пошатнувшиеся позиции в глазах Императора. Затея не удалась, Мосолова удаляют от Двора и направляют посланником в Бухарест. Через несколько лет, уже в эмиграции, себе в оправдание Мосолов внесет свою лепту в историографию правления последнего Романова: "Он увольнял лиц, даже долго при нем служивших, с необычайной легкостью. Достаточно было, чтобы начали клеветать, даже но приводя никаких фактических данных, чтобы он согласился на увольнение такого лица… Менее всего склонен был Царь защищать кого-нибудь из своих приближенных… Как все слабые натуры, он был недоверчив" (6, с. 18).

Еще более откровенен в своей злобе на Государя, сполна выплеснутой в мемуарах, священник Георгий Шавельский, по должности протопресвитера русской армии и флота он виделся с Императором в Ставке в 1915-1917 годы. Сколько он мог видеть Государя, сколько времени наблюдал его, чтобы позволить себе судить о Государе, ко времени написания мемуаров уже убиенном в Екатеринбурге вместе с Семьей, тоном снисходительной "объективности": "Сам государь представлял собою своеобразный тип. Его характер был соткан из противоположностей. Рядом с каждым положительным качеством у него как-то уживалось и совершенно обратное – отрицательное" (7, с. 116). Каждое качество Государя оценено! Ведь так и пишет Шавельский – каждое! Спрашивается, когда же успел протопресвитер армии и флота так досконально изучить Государя, уж не за званными ли обедами и завтраками, на которые он удостаивался чести быть приглашенным и которые в деталях описал (и что подавали, и как сервировали, и что суп был всегда плох), но ведь именно эти доверительные подробности усыпляют бдительность скептически настроенного читателя и заставляют его без всякого отпора принимать и явную клевету, замаскированную под свидетельства очевидца, и даже абсурдные, противоречащие друг другу утверждения о якобы не замечаемом Императором кризисе в России и попытках его, Шавельского, открыть на это Государю глаза.

А сколько ссылок на Шавельского, как же – как же! свидетель, очевидец, на самом же деле – лжесвидетель, лжеочевидец. Видев лишь дважды Распутина, и то издалека, Шавельский уверенно повествует о его пьянстве в церковном доме "Трапеза", о том, как затем в квартире Вырубовой Императрица "подошла к его креслу, стала на колени и свою голову положила на его колени. "Слышь! Напиши папаше, что я пьянствую и развратничаю, развратничаю и пьянствую", – бормотал ей заплетающимся языком Распутин" (7, с. 154). В красках представленная сцена сопровождается невинной ремаркой Шавельского: "Меня так поразила тогда нарисованная о. Васильевым картина, что я забыл спросить, кто именно рассказывал ему о происходившем в квартире Вырубовой" (7, с. 154). Такие вот мемуары – "свидетельства эпохи"!: кто-то сказал кому-то, а тот, кто это якобы передал – священник Александр Васильев – ко времени появления сочинения Шавельского уже скончался.

Как Шавельский разбирается в людях, насколько прозорлив и непредвзят, можно судить по описанному им самим разговору его с Царем о митрополите Питириме. "Самое ужасное в том, что на Петроградском митрополичьем престоле сидит негодный Питирим…", – убеждал Государя Шавельский. "Как негодный! У вас есть доказательства для этого?" – "Я более года заседаю с ним в Синоде и пока еще ни разу не слышал от него честного и правдивого слова. Окружают его лжецы, льстецы и обманщики. Он сам, Ваше Величество, лжец и обманщик. Когда трудно будет, он первый отвернется от вас" (7, с. 147). Митрополит Питирим остался в числе немногих верных Государю священнослужителей, а Георгий Шавельский сразу отрекся от Царя, после октября 1917 года стал лидером "церковного большевизма", преобразованного в "обновленчество".

Стремление выгородить себя, очернив Императора, очевидно и в мемуарах великого князя Александра Михайловича. Понятна была его обида на Государя, который в соответствии с династической традицией Романовых жестко пресекал любые попытки политического влияния своих родных, поощряя их только к военной службе: "Я не могу позволить моим дядям и кузенам вмешиваться в дела управления" (8, с. 294). Но в. кн. Александр Михайлович был неудачником и во всех военных начинаниях. Его официальная записка о реформе русского военного флота, поданная Императору в дни восшествия Его на Престол, привела Александра Михайловича к немедленной отставке, так как предложенные великим князем проекты вели к разрушению морских сил. Второй попыткой "послужить Отечеству" явилась для Александра Михайловича организация так называемой "крейсерской войны", "имевшей целью следить за контрабандой, которая направлялась в Японию" во время русско-японской кампании 1904-1905 годов (8, с. 338). Своими неуклюжими действиями Александр Михайлович едва не спровоцировал тогда вступление в войну Англии и Германии. Наконец, назначенный в революционном 1905 году командующим флотилией минных крейсеров Балтийского флота этот великий князь-флотоводец едва не стал заложником у взбунтовавшихся матросов собственного флагманского крейсера. И что делает великий князь? Бежит в 1905 году из России! В пору тяжелейших для России испытаний пребывает с семьей во Франции – отдыхает, путешествует, развлекается с женщинами. "Я должен бежать. Должен". Эти слова, как молоты, бились в моем мозгу и заставляли забывать о моих обязанностях перед престолом и родиной. Но все это потеряло для меня уже смысл. Я ненавидел такую Россию" (8, с. 345).

Все это не помешало потом Александру Михайловичу, которому наскучили европейские "ежегодные программы", на правах ближайшего родственника (зять Царя!) явиться к Государыне и потребовать от нее ни много ни мало – "установления конституционной формы правления": "В течение двадцати четырех лет, Алике, я был твоим верным другом. Я и теперь твой верный друг, но на правах такового я хочу, чтобы ты поняла, что все классы населения настроены враждебно к вашей политике… Я убежден, что если бы Государь в этот опаснейший момент образовал правительство, приемлемое для Государственной Думы, то это уменьшило бы ответственность Ники и облегчило его задачу" (9, с. 522).

Великий князь Александр Михайлович – изменник, и, чувствуя за собой грех, он выгораживает себя в воспоминаниях, обвиняя в разрушении Самодержавия Царскую Семью и Самого Императора. Чего стоит его мемуарная выдумка о "робости", "нерешительности", "слабости" Николая Второго, о его якобы признаниях в нежелании управлять Россией. Эти никогда нигде никем и ничем не подтвержденные слова Александр Михайлович не без удовольствия приписал Государю, и пошли они гулять из одного исторического сочинения в другое – невозможные в устах Наследника Престола, 17 лет готовившегося к Верховному управлению. Глупая трусливо-просительная, но заискивающая по отношению к Александру Михайловичу фраза: "Сандро, что я буду делать! Что будет теперь с Россией? Я еще не подготовлен быть царем! Я не могу управлять империей. Я даже не знаю, как разговаривать с министрами. Помоги мне, Сандро!" (8, с.304). И какое самодовольство "воспоминателя", мстительно тешившего свое самолюбие неудачника: "Я старался успокоить его и перечислял имена людей, на которых Николай II мог положиться, хотя и сознавал в глубине души, что его отчаяние имело полное основание и что мы все стояли перед неизбежной катастрофой" (8, с. 304).

Александр Михайлович – один из многих членов Царской фамилии, открыто предавших своего Царя. Их последующая судьба – изгнание и забвение – закономерный, Богом данный конец за отношение к Трону. Их воспоминания и оценки Государя, власть которого они подгрызали из зависти, уязвленной гордости, притязаний на власть, а потом эту желчь, неудовлетворенное самолюбие сполна выплеснули в своих писаниях, такие их воспоминания не имеют документальной ценности, они лишь свидетельство низменности предательских натур, хоть и императорской крови. Одна лишь Ольга Александровна, младшая сестра Государя, решилась впоследствии произнести покаянные слова о вине всей Царской фамилии: "Я снова скажу, что мы все заслуживаем порицания… Не было ни одного члена семьи, к которому Ники мог бы обратиться… Какой пример мы могли дать нации?" (9, с. 357).

Не могут считаться достоверными и воспоминания царских генералов, которые, искажая правду, предавая истину, выгораживают себя, оправдывая свою измену Трону и Присяге. Вина армии, как и вина священства, и членов царской фамилии – все они особо присягали на верность Государю и Его Наследнику перед Крестом и Св. Евангелием – уже в первые дни после отречения была столь очевидной, и затем так явно была осознана русскими в эмиграции, что многие офицеры-клятвопреступники и изменники-генералы поспешили оправдаться в мемуарах, но оправдаться можно было только одним – чернить Императора и Императрицу, возлагать на них ответственность за гибель Империи. Начальник Штаба главнокомандования Северным фронтом в 1914-1917 гг. генерал Ю.Н. Данилов опубликовал в Берлине свои мемуары, где попытался доказать, что отречение явилось не в результате заговора главнокомандующих во главе с Алексеевым и революционного Временного комитета Госдумы, т.е. "не в качестве принудительного революционного действа", но отречение Императора – это "лояльный акт, долженствовавший исходить сверху и казавшийся наиболее безболезненным выходом из создавшегося тупика" (10, с. 444).

Этот генерал, по отзывам сослуживцев, "крайне властный, самолюбивый, с очень большим о себе мнением", в бытность великого князя Николая Николаевича верховным главнокомандующим занимал должность генерал-квартирмейстера Ставки и в дни успехов на фронте "изображал из себя чуть ли не гения, великого полководца, и это было уж слишком" (11, с. 68). При смене командования, когда Верховным стал Государь, Данилова не оставили в Ставке, ему предложили дивизию, чем "гений" полководческого искусства был страшно обижен, упросил дать ему корпус, но очень скоро поместился в удобной и престижной должности начальника Штаба командования Северным фронтом, однако злобу на Государя затаил и в феврале 1917 года ее сполна выместил.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 14-04-2009 06:30
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 18:02
Смута, поднятая изменой генералитета армии и генерала Данилова в том числе, разметала Императорскую Россию в клочья, и Данилов хотел, рвался оправдаться, силился показать, доказать, что в дни отречения, а Данилов присутствовал на всех переговорах Императора с Рузским, Гучковым, Шульгиным, "не было ни измены, ни тем более предательства" (10, с. 444). Слова Государя Николая Александровича "кругом измена, и трусость, и обман" бередили совесть многих предателей. И, чтобы снять с себя обвинение в тяжком преступлении, Данилов утверждает, что отречение Государя было добровольным, потому что, во-первых, "с ночи на 1 марта в царских поездах не существовало настроения борьбы и в ближайшем к царю окружении только и говорили о необходимости "сговориться с Петроградом", во-вторых, начальник Штаба Верховного главнокомандующего Алексеев, равно как и главнокомандующие фронтами вовсе не понуждали Государя к отречению, они лишь представили "честно и откровенно свои мнения на высочайшее воззрение" (10, с. 432, 444), и ни слова о наглом предложении изменника Рузского Царю – "сдаться на милость победителя", напротив, Данилов сетует, что "людская клевета и недоброжелательство пожелали превратить честного и прямолинейного генерала Рузского в недостойную фигуру распоясавшегося предателя" (10, с. 433).

Данилов лжет, что генералы Алексеев и Рузский, и он, Данилов, лишь "присоединились" к мысли об отречении, "высказанной по этому поводу М.В. Родзянкой", а Алексеев "передал ее на заключение командующих фронтами". На самом деле телеграмма Алексеева командующим содержала вопрос с уже подсказанным ответом: "Обстановка, по-видимому, не допускает иного решения". Впрочем, в воспоминаниях А.А. Брусилова есть еще одна интересная подробность "запроса" Алексеева к главнокомандующим: "Временное Правительство ему объявило, что в случае отказа Николая II отречься от Престола оно грозит прервать подвоз продовольствия и боевых припасов в Армию, поэтому Алексеев просил меня и всех главнокомандующих телеграфировать Царю просьбу об отречении" (12, с. 260). Поскольку Брусилов в своих воспоминаниях не оправдывался за отречение (он писал их в 1922 году для большевиков), можно доверять этому свидетельству о преступном шантаже Алексеевым главнокомандующих фронтами, И, прислав эти изменнические "воззрения", "невинный" Алексеев следом шлет "проект манифеста на случай, если бы Государь принял решение о своем отречении в пользу цесаревича Алексея" (10, с. 442). А Рузский спешит заставить Государя поверить в безвыходность положения, лжет о движении на Псков броневых автомобилей с восставшими солдатами, лжет о восстании гвардейских полков, посланных Императором на усмирение Петрограда (это генерал Алексеев запретил генералу Иванову, которому Царь лично приказал идти на Петроград, выполнять приказ Монарха). Рузский пытается запугать Царя возможным кровопролитием в Царском Селе, тем что Москва охвачена революцией…

Но главное, что придумали себе в оправдание заговорщики, и Данилов в том числе, стремясь подчеркнуть официальный характер происшедшего, а не насильственное закулисное выкручивание рук Императору, – ложь о том, что Государем был составлен и подписан Манифест об отречении от Престола.

История с так называемым Манифестом об отречении Государя Николая II крайне запутана всеми свидетелями этого страшного для России события именно потому, что все они соучастны в клятвопреступлении, в насильственном сведении Императора с Трона. Пленившим Государя во Пскове изменникам-генералам и думским масонам нужно было добиться от Царя именно манифеста об отречении, чтобы создать видимость добровольной сдачи страны революционерам. Причем манифест задумывался заговорщиками с передачей власти наследнику – маленькому Алексею Николаевичу, которого легко потом устранить, заменить, наконец, уморить, сославшись на неизлечимую болезнь ребенка. Николаю Александровичу была памятна судьба царевича Димитрия, якобы наткнувшегося на нож в припадке болезни. Государь ломает масонский "сценарий" переворота, заявив о передаче Престола брату Михаилу. Государь намеренно поступает противозаконно, имитируя передачу Царской власти, минуя законного Наследника. Он легко соглашается подписать незаконный документ, который все "свидетели отречения" называют "Манифестом", но который на самом деле представляет собой телеграмму в Ставку единственному адресату – генералу Алексееву. Текст этой телеграммы под видом Манифеста торжествующий Алексеев спешно разослал в войска, и трагедия Армии в том, что она не услышала призыва Государя к войскам – спасти Трон.

Что данная телеграмма Алексееву не является Манифестом об отречении, сразу бросается в глаза. В ней отсутствует целый ряд полагающихся Манифесту формальных признаков. Вот как, к примеру, был оформлен Высочайший Манифест об объявлении войны Германии: вступление: "Божиею Милостию, Мы, Николай II, Император и Самодержец Всероссийский, Царь Польский, Великий Князь Финляндский и прочая, и прочая, и прочая. Объявляем всем верным Нашим подданным…" – далее следует текст Манифеста, и заключение: "Дан в Санкт-Петербурге, в двадцатый день июля, лето от Рождества Христова тысяча девятьсот четырнадцатое, Царствования же нашего в двадцатое". В телеграмме отсутствует формальная контрассигнация, необходимая для манифеста: "На подлинном Собственною Его Императорского Величества Рукою подписано: НИКОЛАЙ". Даже сама подпись Государя на телеграмме, выдаваемой за Манифест об отречении, сделана карандашом, хотя и залакирована верниром, но не по форме удостоверена министром Двора Фредериксом, причем эта подпись графа Фредерикса на документе почему-то не сохранилась.

Подлинный Манифест мог вступить в силу только после его опубликования в соответствующем виде и в официальной печати. Понимая это, генерал Рузский до приезда Гучкова и Шульгина на вопрос Фредерикса, как оформить детали, связанные с актом отречения, ответил, что "присутствующие в этом некомпетентны, что лучше всего Государю ехать в Царское Село и там все оформить со сведущими лицами" (13, с. 199). Однако уже Гучков настоял на немедленном подписании Отречения, словно не замечая его незаконной формы – плотный телеграфный бланк со странным для всенародного обращения покидающего Трон Императора адресом: "Ставка. Начальнику Штаба". Изменники торопились, до Царского Села далеко, там, глядишь, сыщутся верные Царю генералы, офицеры и войска, ведь признавали потом, после большевистского переворота, генералы-клятвопреступники: "Враги Рузского говорят, что он должен был… указать Родзянке, что он изменник, и двинуться вооруженной силой подавить бунт. Это, как мы теперь знаем, несомненно бы удалось, ибо гарнизон Петрограда был не способен к сопротивлению, Советы были еще слабы, а прочных войск с фронтов можно было взять достаточно" (14, с. 158-159). Торопясь, хватают Гучков с Шульгиным телеграфный бланк, оставив дубликат – такой же бланк с таким же текстом – на хранение Рузскому, и мчатся в Петроград – объявлять о своей победе.

Словом, так называемое "отречение" Николая Второго – незаконный документ, намеренно составленный Императором с нарушением законов и по содержанию, и по форме. И многочисленные свидетельства о его законности и о добровольном сложении Государем Николаем Александровичем своих Царских полномочий есть сознательная фальсификация истории нарушившими долг и Присягу участниками событий.

Вот почему генерал Данилов упорно твердит о двух экземплярах именно манифеста! Ему очень нужно создать эту легенду о Манифесте, чтобы все, что натворили Рузский и Гучков, он и Шульгин, имело бы хоть малую видимость законности. Уже 2 марта 1917 года Данилова очень тревожила "юридическая неправильность" содеянного: "Не вызовет ли отречение в пользу Михаила Александровича впоследствии крупных осложнений ввиду того, что такой порядок не предусмотрен законом о престолонаследии?" (15, с. 183). Дальнейший сценарий гибели Трона при передаче его Наследнику Алексею Николаевичу был четко прорисован В.В.Шульгиным, еще одним преступным организатором трагедии под названием "отречение": "Если придется отрекаться и следующему, то ведь Михаил может отречься от престола… Но малолетний наследник не может отречься – его отречение недействительно. И тогда что они сделают, эти вооруженные грузовики, движущиеся по всем дорогам? Наверное, и в Царское Село летят, проклятые… И сделались у меня: "Мальчики кровавые в глазах" (15, с. 183). Вот что замышлялось революционерами, вот от чего спасал своего Сына и Трон Государь. Недаром Императрица Александра Федоровна безоговорочно приняла такое решение мужа: "Я вполне понимаю твой поступок… Я знаю, что ты не мог подписать противного тому, в чем ты клялся на своей коронации. Мы в совершенстве знаем друг друга, нам не нужно слов и, клянусь жизнью, мы увидим тебя снова на твоем Престоле, вознесенным обратно твоим народом и войсками во славу твоего Царства. Ты спас царство твоего сына и страну, и свою святую чистоту, и… ты будешь коронован Самим Богом на этой земле, в своей стране" (16, с.659).

Недаром и Керенский, и Милюков, и Родзянко были так огорошены неожиданным текстом Царской телеграммы в Ставку и постарались спрятать ее, не объявлять, не публиковать, пока не получат "отречение" от великого князя Михаила Александровича. Милюков говорил: "Не объявляйте Манифеста… Произошли серьезные изменения… Нам передали текст… Этот текст совершенно не удовлетворяет…" (15, с. 265). А вот свидетельство о том же генерала Вильчковского: "В пятом часу утра Родзянко и князь Львов вызвали к аппарату Рузского и объявили ему, что нельзя опубликовывать Манифеста об отречении в пользу великого князя Михаила Александровича, пока они это не разрешат сделать… для успокоения России царствование Михаила Александровича "абсолютно неприемлемо" (14, с. 164).

Замысел Государя верно понял Шульгин и позже объяснял это, заодно выгораживал себя и выставлял себя чуть не соратником Императора: "Если есть здесь юридическая неправильность… Если государь не может отрекаться в пользу брата… Пусть будет неправильность! Может быть, этим выиграется время… некоторое время будет править Михаил, потом, когда все угомонится, выяснится, что он не может царствовать, и престол перейдет к Алексею Николаевичу" (17, с. 474).

Итак, документ, содержащий якобы "отречение" Императора Николая Второго, намеренно составлен Государем с нарушением Законов Престолонаследия, что было очевидно для большинства участников заговора. С какой целью Государь составил этот незаконный документ, подложно названный Даниловым, Шульгиным, Гучковым и другими заговорщиками "манифестом"? Во-первых, незаконная передача власти, минуя Наследника Престола, должна была призвать Армию исполнить Присягу и восстановить Самодержавие. Во-вторых, следующий свой удар революционеры должны были обрушить не на законного Наследника Престола – Алексея Николаевича, а на Михаила Александровича, который по призыву своего брата обязан был принять бой, оттянуть время, пока накал петроградской уличной стихии не стихнет, недаром были потом признания: "нас раздавил Петроград, а не Россия" (17, с. 472). Толпа, как известно, бунтует не долго, и скоро растекается по домам, к женам, детям, к привычному труду. Но Михаил Александрович подчинился не воле Брата, а заговорщикам, которые ему угрожали. Они торопились "сломать" волю и без того неволевого Михаила, не понявшего ни в тот момент, ни потом своей жертвенной роли, предначертанной ему Царственным братом для спасения России и Самодержавия. Он испугался угроз Керенского, который, истерически заламывая руки, и было отчего паниковать Керенскому, в случае возвращения законного Царя – Керенского-Кирбиса ждала петля, кричал великому князю, каким опасностям он лично подвергнется в случае решения занять Престол: "Я не ручаюсь за жизнь вашего высочества…". В-третьих, Государь спасал не Сына, не Себя, составляя этот документ. Император спасал Свое Самодержавие и Свой Трон. Он должен был вернуться на этот Трон, возвращенный на него народом и верной присяге Армией. Допустить цареубийства Государь не мог из сострадания к своему народу, который бы весь подпал под клятву Собора 1613 года…

В 1927 году большевики опубликовали все изданные к этому времени воспоминания о свержении монархии под названием "Отречение Николая II", сопроводив их предисловием еврейского публициста Михаила Кольцова, который злорадно, но очень точно написал об этих днях: "Нет сомнения, единственным человеком, пытавшимся упорствовать в сохранении монархического режима, был сам монарх. Спасал, отстаивал Царя один Царь. Не он погубил, его погубили" (18, с. 28).

Как бы мемуаристы-лжесвидетели ни старались затушевать свое участие в уничтожении Императорской России, перекладывая вину за падение Трона на Государя, сочиняя небылицы о его характере, манерах, воспитании, поступках, плетя паутину ложных фактов, но преступный образ их мысли, зависть или просто возбужденная врагом рода человеческого ненависть к святому Царю выдает их с головой и подрывает историческую достоверность их воспоминаний.

Череда прошедших здесь лиц – неудовлетворенный карьерным ростом царский чиновник (сколько их было, спешно покидавших Александровский Дворец в те горькие мартовские дни 17-го года), священник, не верующий в святость Помазанничества Божия, а стало быть, и в Самого Господа (отрекшиеся от Царя попы не редкость, а правило в 17-м году), завистливый и неудачливый зять – член Императорской Фамилии (среди родственников предательство и осуждение Царя было поголовным), наконец, уязвленный отстранением от высокого поста армейский генерал (все командующие фронтами и флотами были повинны греху цареборчества). Сколько их, присягавших Государю и Наследнику, клятвопреступников, взялось потом оправдывать себя. А теперь их заведомую ложь мы именуем "документами эпохи" и верим этой лжи больше, чем свидетельствам людей, оставшихся верными Присяге. Дескать, верные царские слуги любили Царскую Семью, были ей обязаны своим благоденствием, и из любви и благодарности приукрашивали факты, умалчивая о недостойном. А эти "свидетели", относившиеся к Государю и Государыне "критически", высказывают-де "непредвзятые мнения". Но в том-то и дело, что суждения о Государе изменников и предателей, завистников и карьеристов (в большинстве своем масонов, сознательных участников заговора против Самодержавия в России) – самые что ни на есть предвзятые, они высказываются лишь с одной целью: переложить на Царя вину за собственные грехи перед Богом и перед Родиной.

Древнее православное правило "прежде смерти не блажи никого" только сейчас дозволяет оценить низость измены и клеветы этих свидетелей. Смерть грешников люта. Это псаломское слово свято исполнилось надо всеми, преступившими Царскую Присягу.

Уже в 1918 году погиб генерал-предатель Рузский. Масон, он вскоре после февральской революции похвалялся в газетных интервью своим деятельным участием в свержении Царя. Нераскаявшийся изменник, Рузский умер страшной смертью: изрубленный в куски красногвардейцами, полуживым зарыт в землю на кладбище Пятигорска.

Начальник Штаба Верховного главнокомандующего генерал-изменник Алексеев, тот, что собирал от командующих фронтами согласие на переворот, что составлял текст "манифеста" об отречении и затем, когда Государь прибыл в Ставку, арестовал Его, тот самый Алексеев, терзаемый безуспешностью попыток создать боеспособную Добровольческую Армию, выпрашивавший по копейке деньги на ее оснащение, безрезультатно пытавшийся собрать в кулак бывших генералов Царской Армии, умер мучительной смертью от болезни почек в том же 1918 году.

Генерал-предатель Корнилов, назначенный февралистами на должность главнокомандующего Петроградским военным округом и собственноручно наградивший унтер-офицера Кирпичникова Георгиевским крестом за убийство офицера и провозглашавший в Штабе Верховного главнокомандующего, что "русскому солдату нужно все простить, поняв его восторг по случаю падения царизма и самодержавия" (19, с. 176), он взял на себя дерзость арестовать в Царском селе Семью Государя и, главное, Наследника Престола, которому, как и Царю, присягал на верность. Корнилов тоже погиб в 1918 году. Он возглавлял наступление белых на Екатеринодар, ночью работал за столом в казачьей хате. И единственная граната в этом предутреннем затишье поразила его здесь в висок и бедро. Чуя кару Божию в такой неестественной для солдата гибели вождя, Белая Армия содрогнулась. Судьба наступления была роковым образом решена.

Адмирал Колчак и адмирал Непенин, главнокомандующие Черноморским и Балтийским флотами, как изменники Присяги тоже погибли страшно. Непенин, еще до всякого Алексеевского опроса главнокомандующих, славший в Ставку телеграммы о том, что "нет никакой возможности противостоять требованиям временного комитета", был убит восставшими матросами в 1917 году. Колчак избежал этой участи только потому, что сбежал, бросив флот, в Петроград, а затем в Америку – учить американцев "морской минной войне". Вскоре, вернувшись в Россию, он пытался возглавить белое сопротивление в Сибири, провозгласил себя Верховным Правителем, и уже "на своей шкуре" испытав горечь измены, был выдан своими же соратниками и расстрелян в 1920 году.

В том же 1920 году умер от тифа генерал Н.И.Иванов, тот, что намеренно не выполнил приказа Государя о приведении гвардейских полков в бунтующий Петроград усмирить разбушевавшуюся чернь. Спустя неделю после "отречения" Государя Иванов поспешил заверить Гучкова в "своей готовности служить и впредь отечеству, ныне усугубляемой сознанием и ожиданием тех благ, которые может дать новый государственный строй".

Карающая десница Божия не миновала и членов Императорской фамилии, в безумстве зависти и в масонском раболепстве подготовлявших революцию своими интригами. Великие князья Михайловичи, Николай и Сергей, расстреляны, один – в Петропавловской крепости, другой – в Алапаевске. Николай Михайлович, активный масон, обратившийся к Государю с письмом, в котором требовал (что за обыкновение было у подданных Его Величества – требовать!): "Огради Себя от постоянных систематических вмешательств этих нашептываний через любимую Твою Супругу" (19, с. 108), за свою откровенно антимонархическую деятельность был выслан Государем в имение. Сергей же Михайлович уже после свержения Императора, нисколько ему не сочувствовавший, пишет в письме своему революционно настроенному брату: "Самая сенсационная новость – это отправление полковника (это об Императоре!) со всею семьею в Сибирь. Считаю, что это очень опасный шаг правительства –теперь проснутся все реакционные силы и сделают из него мученика…" (19, с. 115). Клятвопреступление, которое братья совершили, отрекшись от Присяги, приносимой каждым членом Императорского Дома перед Крестом и Св. Евангелием на верность Царствующему Императору и Его Наследнику, могло ли остаться не отмщенным?

И великий князь Павел Александрович, расстрелянный в 1918-м году в Петропавловской крепости, внешне бывший столь преданным Царской Семье, ведь это его Государыня призывала для помощи во всех трудных вопросах во время последнего пребывания Императора в Ставке, также был сознательным изменником Трона. Именно у Павла во дворце с его участием и участием начальника и юрисконсульта канцелярии Дворцового Коменданта 25-го февраля был составлен проект конституции Российской Империи (19, с. 124). И уже 21 марта 1917 года в петербургской газете "Новое время" было помещено письмо Павла Александровича, где он "преклонялся" перед "волей русского народа", "всецело присоединяясь к Временному Правительству" (19, с. 252).

Череда главных изменников скоро сошла в могилу. А мы все перебираем оставшиеся от них мемуарные листки лжи, которыми они пытались обелить себя.

2. Фабрика лжи: почему по сей день скрывают правду о цареубийстве

Нагнетание лжи после Февральского переворота и особенно сейчас имеет все те же мистические истоки – не дать русским возлюбить своего Царя, не дать им осознать, кто действительно виноват в гибели Самодержавной России. Ведь и тогда русские люди пытались осмыслить, понять, отчего постигла их пучина бед, и на их мучительные вопросы был ловко подсунут еврейский ответ – это он, ваш Царь, кровавый и жестокий, виноват во всем! И ведь верили… Как завороженные повторяли вслед еврейской лживой наглой пропаганде – "Николашка", "Царица-немка", "распутинщина"…

В первые же дни революции во всех больших городах России – в обеих столицах, Москве и Петербурге, в Киеве, Харькове, Вятке, Казани, Феодосии – были выпущены пасквили – всего 36 наименований, анонимные, под русскими псевдонимами и под подлинными еврейскими фамилиями, посвященные "гнусным делам" Царя, немки и Распутина. К примеру, стихотворное "сочинение" Льва Никулина (настоящее имя – Лейба Вениаминович Окольницкий), которое он опубликовал под псевдонимом "Анжелика Сафьянова", вышло в 1917 году в Москве и раешным стишком – так легче войдет в память – излагало все те же клеветы – развратный, пьяный мужик управляет государством, безвольным Царем (20).

Казалось, все кончено: Государь свергнут с Престола, Царская Семья в заточении, Их Друг убит. Но брошюрки и статейки все множились, чтобы, не дав людям опамятоваться, отвергнуть народную душу от плененного Государя. Так появились спешно состряпанные "под народ" "Сказки о царе-дураке, о царице-блуднице и о Гришке – распутной шишке". Так что хулительные надписи частушечного пошиба на стенах Ипатьевского дома возникли не от дореволюционного кипения "народного гнева", но от послереволюционной пропаганды, и потому убийцы и мучители Царской Семьи в охране дома Ипатьева разделяют свою вину с сочинителями хулы Никулиными-Окольницкими, Шварцами, Менделевичами и прочими клеветниками. Но это был лишь первый, скоропалительный заказ на фальсификацию, исполненный с грубой поспешностью, чтобы объяснить народу, за что "скинули" Царя. Дальнейшие фальсификации делались более осторожно, расчетливо и умно.

В 1927-1928 годах на страницах журнала "Минувшие дни", приложения к вечернему выпуску "Красной газеты", был издан так называемый "Дневник А.А. Вырубовой", о смерти которой сообщил незадолго до этого, в 1926 году, журнал "Прожектор". Подготовившими публикацию значились некто О. Брошниовская и 3. Давыдов, но в действительности это был подложный документ, составленный писателем А.Н. Толстым и историком П.Е. Щеголевым. Об этом сам Щеголев впоследствии рассказывал в интервью эмигрантскому журналу, расписав, как они с Толстым выдумывали факты и сюжеты, как спорили, что "пройдет" (чему поверят), а что "не пройдет" в их сочинении за правду. В русской эмигрантской среде фальшивку сразу распознали, явилось опровержение Анны Александровны Танеевой, к счастью, оказавшейся живой и жившей уединенно в Финляндии. Ранее были опубликованы ее подлинные воспоминания. Но не на эмигрантов-читателей рассчитывали Щеголев с Толстым. Они заботились о том, чтобы свой, советский, читатель в десятилетнюю годовщину гибели Государя и Его Семьи не вспомнил Их добрым словом.

Эта разоблаченная тогда фальшивка сослужила нам добрую службу в том смысле, что не позволяет теперь простодушно принимать на веру любой вновь обнаруженный и опубликованный документ, относящийся к Царской Семье и Ее окружению. Покажем здесь, как работают фальсификаторы "исторических документов".

Во-первых, в предисловии к Дневнику Вырубовой излагалась подробная история "рукописи", с рассказом о том, как был утерян (утоплен в проруби подругой) подлинник, будто бы собственноручно написанный Вырубовой. Во-вторых, рассказывалось, что рукопись эта была переведена на "плохой французский язык" двумя сообщницами Анны Александровны, чтобы сохранить текст от изъятия при обысках. Так что все огрехи и несходства стилистики Дневника с подлинным слогом Танеевой были списаны на издержки переводов сначала с русского на французский для конспирации, затем с французского на русский для публикации (21).

Содержательная сторона текста представляла собой смешение подлинных событий вполне невинного свойства с вымышленными, содержащими грязную клевету, причем большая часть из них была заимствована из сочинения С. Труфанова "Святой черт", опубликованного по заказу еврейско-американских издателей в 1917 году (22), и из книги В.П. Семенникова "За кулисами царизма", в 1925 году обнародовавшего архив тибетского врача Бадмаева, также фальсифицированный (23). И такая будто бы перекличка "фактов" из разных книг создавала иллюзию подлинности событий, согласованно излагаемых в нескольких "источниках". На этом фоне и "новые факты", целиком придуманные Щеголевым и Толстым, приобретали вид исторической достоверности.

Дневник Вырубовой – не единственная фальшивка, сочиненная Щеголевым и Толстым. В Государственном Архиве Российской Федерации сохранился так называемый Дневник Распутина, грубый подлог, очевидно, тех же авторов, публиковать который они не решились после разоблачения Дневника Вырубовой. Зато в 1925 году сначала в Берлине, затем в Ленинграде была опубликована пьеса "Заговор императрицы" (24) все тех же мастеров фальшивого слова (в последующие годы она с огромным успехом ставилась в 14 городах России!), в ней ложь из поддельного Дневника вложена в уста Государя и Государыни, Распутина и Танеевой. Угомониться Щеголев не мог. Будучи в 1924-1925 годах председателем Петроградского отделения историко-революционной секции при едином государственном архивном фонде, он издал семь томов архивных материалов под названием "Падение Царского режима" (25), подлинность которых вызывает массу сомнений. Опубликованные П.Е.Щеголевым протоколы допросов, проводимых Чрезвычайной Следственной комиссией и обличающих Императора, составлены при непосредственном участии самого Щеголева – члена этой комиссии в 1917 году.

Сомнительной подлинности архив, подложные дневники Вырубовой и Распутина, пьеса "Заговор императрицы" – плод усилий только двух фальсификаторов – историка П.Е.Щеголева и писателя А.Н.Толстого. А сколько еще их бесовского племени потрудилось над тем, чтобы навсегда искоренить почитание, память, боль, печаль русского народа о своем погибшем Государе, о Царской Семье, чтобы в них и только в них русские увидели причину своих непреходящих зол и гибели России.

Хроника появления фальсифицированных исторических документов свидетельствует о том, что чаще всего выходили они на свет в ответ на всякое правдивое слово о Государе и Его Семье, которое было опасно для иудеев-большевиков русским почитанием Святых Царственных мучеников и русским же осознанием истинных виновников их страшной гибели.

Так, от имени Я. М. Юровского, коменданта Ипатьевского дома, организатора расстрела и уничтожения тел Царской Семьи, написаны так называемые "записки", известные в трех редакциях. Наиболее ранняя редакция записок, где свидетельства Юровского интерпретированы членом ВЦИК, историком М.Н.Покровским, датируется 1920 годом. Именно в 20-м году в Лондоне опубликована книга Роберта Вильтона "Последние дни Романовых", в которой автор бесстрашно объявил о еврейском заговоре в истории цареубийства: "советские евреи творили еврейское дело" (26, с. 26). Вильтон описал обстоятельства убийства, как его восстановил на следствии следователь Н.А.Соколов, дал перечень еврейских организаторов и расстрельной команды. Одновременно он изобличил убийц в изощренном "заметании следов": "Убийцы приняли чрезвычайные меры к тому, чтобы преступление никогда не всплыло наружу. В этом случае, как и во всех других, они побили мировой рекорд и история не знает таких мастеров обмана. Вот перечисление принятых "предосторожностей": 1. Ложное официальное оповещение (о том, что расстрелян только Государь, а Семья эвакуирована в надежное место – Т.М.). 2. Уничтожение трупов. 3. Ложное погребение (сообщение о торжественном захоронении тела Государя в Омске в газете "Известия" – Т.М.). 4. Ложный судебный процесс (согласно ему в убийстве Царской Семьи были обвинены, изобличены и расстреляны эсеры Яхонтов, Апраксина и Миронова – Т.М.). 5. Ложный следственный комитет (во главе со Свердловым – Т.М.) (26, с. 48).

Застигнутые врасплох, ведь большевики не ожидали столь скорого обличения их злодеяния, они создали "официальную версию" убийства» которая, с одной стороны, уже не должна была резко отличаться от результатов белогвардейского расследования, обнародованных Вильтоном (так в записке Юровского появились прямые пояснения к фактам, приведенным английским журналистом), с другой стороны, эта версия аккуратно бы направляла детали преступления в русло, выгодное кремлевско-иудейским цареубийцам.

Записка Юровского воспроизводит хронологию убийства, при этом события пересказаны другим лицом – историком Покровским (27), о самом Юровском в тексте документа вообще говорится в третьем лице – "комендант". Рукой Покровского, по свидетельству директора ГАРФ СВ. Мироненко (28), приписаны в машинописном тексте записки и координаты места захоронения. Покровский вроде бы излагает в записке факты со слов Юровского, но стилистика речи Юровского в этом документе не выявляется, перед нами стиль профессионального историка – краткое, емкое и бесстрастное изложение канвы событий. Надо сказать, что сам Юровский имел низшее образование и по-русски говорил и особенно писал неумело. Примером стиля его речи является письмо коменданта, датированное 1918 годом, к его екатеринбургскому знакомому Архипову с просьбой позаботиться о матери при захвате Екатеринбурга белыми: "Я обращаюсь к вам еще и по тому что вы строгий в своих принцыпах даже при условиях гражданской войны и при условии когда вы будете у власти. Я имею все основания полагать что вы с вашими принцыпами останетесь в одиночестве но всеж вы съумеете оказать влияние на то чтоб моя мать которая совершенно не разделяла своих взглядов виновная следовательно только в том что родила меня а также в том что любила меня" (29, с. 179). Этот отрывок из письма коменданта-цареубийцы цитируется по копии следственного дела, бывшей в распоряжении М.К. Дитерихса, и его мало связная речь с пропуском глаголов резко контрастирует с литературным текстом "записки".

Итак, "записка" Юровского представляет собой официальную версию большевиков, где намеренно смешаны ложь и правда. Вот пример вынужденной правды, вызванной вильтоновским опубликованием документов следствия: "…трупы опустили в шахту, при этом кое-что из ценных вещей (чья-то брошь, вставленная челюсть Боткина) было обронено, а при попытке завалить шахту при помощи ручных гранат, очевидно, трупы были повреждены и от них оторваны некоторые части – этим комендант объясняет нахождение на этом месте белыми оторванного пальца и т. п." (30). А далее следуют показания о захоронении тел, мягко опровергающие Вильтона, дескать, да, сжигали, но не всех, и не преднамеренно, а вынужденно, по воле обстоятельств, и только "Алексея и Александру Федоровну, по ошибке вместо последней с Алексеем сожгли фрейлину". Для остальных "выкопали братскую могилу… Этого места погребения белые не нашли" (30).

На основе записки Юровского официальная кремлевская версия цареубийства получает "закрепление" в печати. В сборнике "Рабочая революция на Урале" в 1921 году появляются "воспоминания" П.М.Быкова, который именуется "первым председателем исполкома Екатеринбургского Совета рабочих и солдатских депутатов". "Последние дни последнего царя" – таково название "мемуаров" этого человека, лично в цареубийстве не участвовавшего, оно имеет прямую перекличку с названием книги Вильтона "Последние дни Романовых", последующие издания этих воспоминаний повторяют в точности название книги английского журналиста. Воспоминания Быкова представляют собой "сводку бесед с отдельными товарищами, принимавшими то или иное участие в событиях, связанных с семьей бывшего царя, а также принимавшими участие в ее расстреле и уничтожении трупов" (31, с. 19). Конечно, сам Быков к составлению этих мемуаров не причастен, беседы проводил (о чем свидетельствует записка Юровского) и текст писал все тот же большевистский летописец Покровский, это его рука на основе официальной версии создает миф для "общего пользования". Здесь окончательно затерт "еврейский след" цареубийства и вина за расстрел возложена на левых эсеров, назван непосредственный убийца – русский Петр Ермаков с четырьмя подручными, но вслед за расследованием Соколова подтверждается расстрел всей Семьи и полное сожжение тел. Текст не богат подробностями и создан в присущей Покровскому профессиональной стилистической манере краткого и емкого повествования.

В 1922 году появляется вторая, пространная редакция "записок Юровского". Это тоже машинописный текст, подписанный самим Юровским и имеющий сделанную им собственноручно правку. Документ, уточненный и выверенный цареубийцей, в частности уточнено расстояние до места так называемого "захоронения царских останков", появился на свет в связи с публикацией в том же 1922 году во Владивостоке книги М.К.Дитерихса "Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых" (32). Материалы следствия, приведенные в книге Дитерихса, вновь указывают на ритуальное еврейское преступление, что заставляет цареубийц усиленно продвигать свою "версию", они настаивают на своем "списке" организаторов и исполнителей преступления, убеждают, что тела были именно захоронены, а не сожжены. Юровского при этом пытаются представить в так называемой "записке" главным режиссером захоронения. От его имени в этом фальсифицированном документе пишут, что сразу после расстрела и погрузки тел в машину он поехал к Ганиной Яме. Но из следствия Соколова известно, что Юровский появился в районе Ганиной Ямы только в конце дня 17 июля, а тела были отвезены туда, как известно, ранним утром. Так что описание комендантом Ипатьевского Дома всего дня 17 июля, проведенного рядом с телами, не достоверно. От имени Юровского, как очевидца и участника захоронения, описывается сокрытие тел в яме под шпалами на дороге в ночь с 18 на 19 июля. Но анализ документов следствия и свидетельство генерала Дитерихса говорят о том, что Юровский в описываемом им захоронении участвовать не мог. Абсурдно выглядят приписываемые коменданту показания о времени сжигания тел: машина застряла на дороге в половине шестого утра» здесь сожгли два трупа и кости похоронили в отдельной яме, в то время как по данным следственных материалов Соколова, в 5-6 часов утра грузовик был уже в Екатеринбурге.

Историки С.А.Беляев, ЮА.Буранов, О.А.Платонов, журналист А.П.Мурзин полагают, что версия Юровского о захоронении "на дороге под мосточками" была злонамеренной дезинформацией чекистов, стремившихся оспорить выводы следствия, изложенные в книгах Р.Вильтона и М.К.Дитерихса о ритуальном характере цареубийства, об отчленении головы Государя, и, действительно, чекисты создали "захоронение останков" самого тривиального бандитского расстрела где-то между 1918 и 1919 годами.

Две книги, вышедшие друг за другом, Вильтона и Дитерихса, активно участвовавших в расследовании убийства Царской Семьи и владевших копиями следственного дела, не могли не вызывать тревоги цареубийц, они ждали главного "залпа", самого важного, обличающего их свидетельства, – публикации книги следователя Н.А.Соколова, держателя основных материалов следствия, не оставлявшего своего расследования и за границей, где он продолжал снимать показания, допрашивать очевидцев, собирать материалы.

В ожидаемых от него выводах Соколов, безусловно, должен был быть единомыслен с Вильтоном и Дитерихсом. Вот как об этом говорит Р.Вильтон: "Живя в продолжение многих месяцев в постоянном единении с Дитерихсом и Соколовым, могу свидетельствовать о том, что расследование Царского дела велось ими сообща… Вообще Царское дело распадалось на три части: 1) само убийство, 2) судьба трупов, 3) политическая обстановка. По всем трем пунктам роль М.К. Дитерихса была огромной, в розысках и обнаружении остатков жертв Екатеринбургского убийства его роль оказалась совершенно исключительной, решающей… этим фактом нисколько не уменьшается роль и огромная заслуга Соколова в ведении следствия" (26, с. 76).

Вильтон и Дитерихс написали книги, в которых главные выводы – об организаторах цареубийства, о его исполнителях, о ритуальном характере обращения с телами расстрелянных совпадают, и, следовательно, последнее слово об этом жесточайшем из преступлений века было за Соколовым. О том, какие заключения он предполагал внести в свою будущую книгу, свидетельствует статья, изданная без подписи в "Царском вестнике" в 1939 году. (Много позже О.А.Платонов установил, что ее автором был доктор К.Н.Финс, записавший свидетельства друга Соколова А.Шиншина). Приведем отрывок из статьи дословно: "Сведения о контактах Я. Шифа и Я. Свердлова (свидетельствующие о прямом приказе мирового еврейства убить русского Царя – Т.М.), были лично сообщены Соколовым в октябре 1924 года, то есть за месяц до внезапной его кончины, его другу, знавшему его еще как гимназиста пензенской гимназии. Этот личный друг Соколова видел и оригинальные ленты, и их расшифрованный текст, Соколов, как можно видеть из его письма своему другу, считал себя ''обреченным", а потому он и просил своего друга прибыть к нему во Францию, чтобы передать ему лично факты и документы чрезвычайной важности. Доверять почте этот материал Соколов не решался, так как письма его по большей части не доходили, Кроме того, Соколов просил своего друга ехать с ним в Америку к Форду, куда последний звал его как главного свидетеля по делу возбуждаемого им процесса против банкирского дома "Кун, Лоеб и К". Процесс этот должен был начаться в феврале 1925 года. Поездка, однако, не состоялась, так как Соколов, которому в то время было сорок с небольшим лет, внезапно умер в ноябре 1924 года. В первое посещение Соколовым Форда тот советовал ему не возвращаться в Европу, говоря, что это возвращение грозит ему опасностью, Соколов не послушал Форда, имевшего, очевидно, основание отговаривать Соколова от поездки в Европу. Как известно, Соколовым были опубликованы материалы об убийстве Царской Семьи. Русское и французское издания не вполне идентичны. Полное опубликование следственного материала, в том числе и текста телеграммы, оказалось для Соколова невозможным, так как издательства не соглашались на их опубликование, очевидно, опасаясь неприятностей со стороны Всемирного Еврейского Союза" (33, с.293).

Неоднократно предпринимавший попытки опубликовать всю правду об убийстве Царской Семьи, собиравшийся даже выступить об этом в антиеврейском процессе, Соколов таинственно умирает (найден мертвым во дворе своего дома) в конце 1924 года, рукопись же его книги и материалы следствия попадают в руки ''благодетеля" следователя, некоего князя Николая Орлова, который уже в 1925 году торопливо издает рукопись под заголовком "Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н.А. Соколова".

Книга, как предупреждает издатель в предисловии, автором не закончена, но главное в ней, подчеркивает князь Н. Орлов, что Соколов "решился сам огласить истину – сам от себя, а не под флагом какой бы то ни было политической партии.., Соколову пришлось много и болезненно бороться за отстояние этой правды от тех, кто пытался использовать ее в своих личных целях (34, с. 4). Уже одно такое предупреждение издателя при осведомленности нашей, что Соколов принадлежал именно к партии" – к той части русских эмигрантов, которые видели в цареубийстве начало иудейского ига над, Россией, уже эти вкрадчивые слова заставляют задуматься о том, через чьи руки прошли записки следователя Н.А. Соколова по пути к их изданию.

Князь Николай Владимирович Орлов в 1924 году был еще очень молод, ему всего 31 год, и, по-видимому, он выступал в роли "попечителя" и "благодетеля" Соколова не сам от себя, а по поручению своего клана. А клан кн. Н.В. Орлова – это, как выяснилось, его семья и семья его жены Надежды Петровны Романовой. Ведь он – сын князя Владимира Николаевича Орлова, начальника военно-походной канцелярии Государя, масона, заклятого врага Государыни Александры Федоровны, это он был при Дворе Императора главным источником самых грязных сплетен об Императрице, царских дочерях и Григории Распутине, за что уволен Государем с должности, удален из Александровского Дворца, переведен на службу к своему покровителю в. кн. Николаю Николаевичу. Единомышленник В.Н. Орлова протопресвитер Г. Шавельский вспоминает о его взглядах в начале мировой войны: "В своих чувствах и к Императрице, и к Распутину князь Орлов был солидарен с великим князем. Временами и великий князь, и князь Орлов в беседах со мной проговаривались, …что единственный способ поправить дело – это заточить царицу в монастырь" (7, с. 190-191). Итак, отец "благодетеля" Соколова и издателя его записок – злейший враг Государыни Александры Федоровны, приветствовавший отречение Государя, а родня его жены и того хуже, это ее отец (великий князь Петр Николаевич Романов) и ее дядя (великий князь Николай Николаевич) – оба масоны, предавшие своего Императора, накануне революции составлявшие осиное гнездо интриг против Царствующего Государя.

Соколов прекрасно знал, что именно великий князь Николай Николаевич отказался взять на хранение следственное дело об убийстве Царской Семьи у французского генерала Жанена, перевезшего его из Китая в Европу для передачи родственникам, что это стараниями великого князя Николая Николаевича материалы эти, а главное, сундучок с царскими мощами попали в руки масонов Гирса и Маклакова и исчезли навсегда. Вот почему не ясно до сих пор, как следователь мог потом принять помощь от ближайшего родственника Николая Николаевича и доверить ему свои записки. Видимо, либо князь Н.Орлов при встречах с Соколовым скрывал свою принадлежность к этому клану, либо контактов между Орловым и Соколовым до таинственной кончины последнего просто не было, и материалы следственного дела были изъяты князем после смерти следователя.

В любом случае, записки Соколова после его смерти в 1924 году и до их публикации в 1925 году были не просто в чужих руках, они были во враждебных следователю руках, и чужое вмешательство в текст можно не только предполагать, его надо с неизбежностью искать, ведь вся цепочка событий вокруг следователя накануне его гибели была нацелена на одно – не дать ему опубликовать свои материалы, особенно телеграммы Шифа (вспомним сведения об отказе издательств в публикации), и похитить эти материалы (так ряд документов были похищены во время его поездки в Берлин).

При анализе "записок следователя" обращает на себя внимание их идейный диссонанс с книгами единомышленников Вильтона и Дитерихса. У Соколова практически снят вопрос о ритуальном характере убийства Царской Семьи. Вильтон и Дитерихс, напротив, подчеркивали это свидетельскими показаниями. У Соколова показано, что Государя и Государыню убили русские люди. У Вильтона и Дитерихса обнажена четко отлаженная еврейская организация цареубийства. Дитерихс и Вильтон приводят показания свидетелей о приезде в Екатеринбург чернобородого раввина и о посещении им Ганиной Ямы. У Соколова в записках этих свидетельств нет, но ведь он же знал о них, имел в своих материалах.

А вот перед нами выводы всех троих участников следствия при анализе перифраза из Гейне, найденного на стене подвала, где совершено убийство и, без сомнения, понимаемого всеми как приговор Государю, сделанный мстительной зловещей рукой цареубийцы.

Вильтон: "Еврей с черной, как смоль, бородой, прибывший, по-видимому, из Москвы с собственной охраной к моменту убийства в обстановке крайней таинственности, – вот вероятный автор надписи, сделанной после убийства и ухода "латышей", занимавших полуподвальное помещение, последние были на это по своему низкому умственному развитию совершенно неспособны. Во всяком случае, тот, кто сделал эту надпись, хорошо владел пером (или, точнее, карандашом). Он позволил себе каламбур с именем Царя (Belsatzar вместо Balthazar), монарх этот расположением евреев не пользовался, хотя зла пленным евреям не причинял. Понятен намек на Библию. Николай тоже зла евреям не сделал, их было много среди подданных, но он их не любил: то был в глазах Израиля грех смертный. И ему устроили самую тяжкую смерть – быть убитым своими" (35, с.92). Этой последней фразой Вильтон ясно указывает на заведомый подлог: евреи устроили так, чтобы цареубийство выглядело как дело русских рук.

Дитерихс: ""Валтасар был в эту ночь убит своими подданными", – говорила надпись, начертанная на стене комнаты расстрела и проливавшая свет на духовное явление происшедшей в ночь с 16 на 17 июля исторической трагедии. Как смерть Халдейского царя определила собой одну из крупнейших эр истории – переход политического господства в Передней Азии из рук семитов в руки арийцев, так смерть бывшего Российского Царя намечает другую грозную историческую эру – переход духовного господства в Великой России из области духовных догматов Православной эры в область материализованных догматов социалистической секты" (32, ч. 1, с.204-206). Дитерихс, цитируя строку из Гейне, еще более отчетливо, чем Вильтон, выразил мысль о еврейском замысле этого преступления, указав на его духовную сущность.

А теперь вчитаемся в неожиданно скупой комментарий этой надписи у Соколова: "В этой комнате под цифрой II Сергеев обнаружил на южной стене надпись на немецком языке:

Belsatzar ward in selbiger Nacht
Von seinen Knechten umgebracht

Это 21-я строфа известного произведения немецкого поэта Гейне "Balthasar". Она отличается от подлинной строфы у Гейне отсутствием очень маленького слова "aber", т. е, "но все-таки". Когда читаешь это произведение в подлиннике, становится ясным, почему выкинуто это слово. У Гейне 21-я строфа – противоположение предыдущей 20-й строфе. Следующая за ней и связана с предыдущим словом "aber". Здесь надпись выражает самостоятельную мысль. Слово "aber" здесь неуместно. Возможен только один вывод: тот, кто сделал эту надпись, знает произведение Гейне наизусть" (34, с.216). И это весь комментарий зловещей надписи в книге Соколова, при том намеренно упущено еще одно отличие оригинала Гейне от надписи в подвале Ипатьевского Дома: у Гейне имя библейского царя передано как "Balthazar", а автор надписи изображает его так – "Belsatzar", то есть "Белый Царь", ясно давая понять, что это строки приговора Русскому Царю, именуемому в своем народе "Белым Царем". В чем причина такого поверхностного, с изъятиями важных подробностей вывода Соколова – автор надписи знал Гейне наизусть, и только? Может быть, в страхе иудейском? Но ведь он сам считал себя обреченным и в деле расследования шел до конца, как Вильтон и Дитерихс. Скорее всего, перед нами текст Соколова с изъятыми из него чужой рукой главными выводами следователя, близкими по сути тому, что было сказано прежде его соратниками.

Но помимо простых изъятий, а это еще позволяло бы считать текст книги заслуживающим некоторого доверия, в "записках следователя" существует масса лживых "вставок", которые уж наверняка не могут служить "документом эпохи", они должны быть выявлены и тщательно отделены от правды.

Вставки эти имеют разный объем – от кратких реплик до целых глав. Так, небольшие реминисценции направляют мысль читателя в нужное фальсификаторам русло. Сокрытие, к примеру, еврейского участия в цареубийстве, снятие темы ритуального убийства отчетливо проступает в следующих фразах:

"Из десяти человек пятеро были не русские и не умели говорить по-русски. Юровский, знавший немецкий язык, говорил с ними по-немецки… Из остальных пяти один был русский и носил фамилию Кабанов. Другие четверо говорили по-русски, но их национальности я не знаю" (34, с. 175).

Семью "убили чекисты под руководством Юровского" (34, с.321), но его деятельность носила характер "черной" работы.., какие-то иные люди, решив судьбу Царской Семьи, пробудили преступную деятельность Юровского" (34, с.327) Среди каких-то иных людей в книге названы те кого уже нельзя не упомянуть, иначе будет очевидна грубая фальсификация документа – Голощекин и Свердлов, и указано, что "судьба Царской Семьи была решена не в Екатеринбурге, а в Москве" (34, с.328). Но дальнейшие "концы", о которых мы знаем из других источников и о которых точно знал Соколов, тщательно спрятаны фальсификаторами: "Были и другие лица, решавшие вместе с Свердловым и Голощекиным в Москве судьбу Царской Семьи. Я их не знаю" (34, с. 341).

Наконец само убийство, описание которого поражает в "записках" своим бесстрастием, имеет удивительный для осведомленного во всем следователя комментарий: "Наш старый закон называл такие убийства "подлыми" (34, с. 239), И только?! В подаче следственного материала об убийстве в книге Соколова вообще бросается в глаза телеграфная краткость и голая фактологичность. Поразительное бесстрастие автора было бы оправдано именно жанром строгого судебного расследования и особенностями стиля неискушенного в литературном творчестве следователя, если бы не явное, лезущее в глаза, назойливое пристрастие и эмоциональность, словоохотливость и многоречивость в тех главах записок, которые посвящены оценке личности Государя, характера Императрицы, роли в их жизни Григория Распутина. Главы эти, прошу заметить, к делу расследования убийства Царской Семьи абсолютно не относятся и уже поэтому подпадают под подозрение как "вставные", то есть принадлежащие не самому Соколову, а фальсификаторам его "записок".

Обращение к анализу характеров членов Царской Семьи объясняется надуманным предлогом: "Увоз Царя из Тобольска поставил передо мною вопрос, действительно ли Государь Император, обладая слабой личной волей и будучи всецело подавлен волею Государыни Императрицы Александры Федоровны…, шел к измене России и союзникам, готовясь к заключению сепаратного мира с Германией?" (34, с.76). Но на этот вопрос уже был дан однозначно отрицательный ответ Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства в 1917 году при допросе множества свидетелей, при анализе всех причастных к делу документов. Ответ этот засвидетельствован знаменитой запиской следователя В. Руднева (36). Соколов, разумеется, знал это и никогда не задавался таким вопросом, как не задавались им Вильтон и Дитерихс. Но фальсификаторы ввели этот фальшивый вопрос как повод вновь поведать миру о том, что Государь был слабым царем и слабовольным человеком ("по своему душевному складу он был живым отрицанием идеи самодержавия" (34, с. 76), что он всецело подчинялся своей жене ("Я думаю, по типу своей натуры он мог любить женщину, не властвуя над ней, а только покоряясь ей" (34, с. 80), что после отречения он пережил "надлом своей души" (34, с. 138). Таких вот высокомерно-снисходительных суждений о Царе, совершенно не связанных со следствием, не позволяли себе ни верноподданный М.К.Дитерихс, ни подданный другого государства Р.Вильтон. Очевидно, и монархист Н.А.Соколов, бесстрашно отдавший жизнь памяти убиенного Государя, восстановлению правды о его гибели, не решился бы выносить подобные приговоры Императору, которого он лично не знал, личных писем и дневников Его в руках не держал, а что еще объективно может свидетельствовать о названных в "записках" слабоволии, покорстве жене, надломе души?

Не может принадлежать верному монархисту и честному человеку, профессионалу своего дела и оглушающее своей безаппеляционностью заявление о неизбежности смерти Государя Императора: "В общем ходе мировых событий смерть Царя, как прямое последствие лишения его свободы, была неизбежной, и в июле 1918 года уже не было силы, которая могла бы предотвратить ее" (34, с. 361). Но зато каким бальзамом были эти слова для многих бывших царских подданных, тех неверных, кто сознавал, что последующие поколения предъявят им счет, бросят им в лицо горький упрек в нарушении клятвы верности Царю и разрушении Самодержавия. Такая вот неверная, предательская рука не дрогнула вписать эти лживые слова в книгу, может быть, одного из самых верных Государевых слуг, воина по духу!

Но если клеветнически выставленные "отрицательные качества" Государя Императора в фальсифицированных главах кое-как "припудрены" похвалами его доброте, мягкости, "очарованию" (о чем Соколов тоже объективно судить не мог!), то уж погибшую в Ипатьевском застенке Государыню Александру Федоровну "записки следователя" бесстыдно чернят, приписывая ей самые неблаговидные черты характера. Вот где рука злобного фальсификатора выплескивает на страницы "записок" неприкрытую мстительную ненависть к Александре Федоровне, совершенно не присущую самому Соколову. Ведь в начале книги следователь признается (и мы верим, что это его собственные слова), что он "не знал жизни, психологии той среды, к которой принадлежали потерпевшие от преступления" (34, с. 73), тем более он не знал погибших лично и потому никак не мог самодовольно заявить: "Я признал преобладание воли Императрицы над волей Императора. Это существовало с самого начала совместной жизни и коренилось в их натурах. В последние годы ее воля подавляла его волю" (34, с. 83).

Государыня объявляется в книге истеричкой: "Может ли быть признана здоровой женщина, дающая жизнь гемофилику? … После его рождения ее истерия стала выпуклым фактом" (34, с. 84). Лютым мщением, а отнюдь не следовательским бесстрастием (как это почему-то было в главах, описывающих зверское убийство) дышат слова книги, не подкрепленные ни единым фактом: "Аномальное сознание своего "я", навязчивость идей, чрезмерное волевое напряжение, раздражительность, частая смена настроений, нетерпимость к чужому мнению – все это было налицо" (34, с. 84).

Фальсификатора выдает и предвзятая атеистическая оценка религиозности Александры Федоровны, во-первых, ложное утверждение, что "к религии обратилась она, когда поняла, что жизнь ее надломлена, что ее сын гемофилик" (34, с. 87). Это заведомо неверно, ибо Государыня с детства была искренне верующей, и вопросы Веры для Нее стояли выше любви и брака. Во-вторых, сама Вера Императрицы с масонской издевкой названа "экзальтированной" (34, с. 87), автор настойчиво проводит мысль, что "этими настроениями она заражала других…, их не избежал и сам Государь" (34, с. 86).

Но все же главное обвинение, на которое опять-таки честный следователь Соколов не имел никакого права, да и вряд ли решился бы его предъявить зверски убитой, замученной Императрице, – это то, что "Императрица в последнее время стала вмешиваться в дела управления" (34, с. 94). Открыто выдвинутое обвинение, которое автор книги вкладывает в уста камер-юнгферы Занотти (уж кому как ни горничной судить о вмешательстве Императрицы в политику!), звучит, по крайней мере, странно и нелепо, однако именно оно является для фальсификаторов важной "зацепкой" для введения в "записки" вопроса о Григории Распутине. Но при чем тут Григорий Ефимович?, он никак не связан с темой книги – расследованием конкретного убийства, именно убийство царской семьи расследовал Соколов и ничего более, но фигура Григория Ефимовича фигурирует все время в "Записках" следователя, разрушая естественную ткань исследовательского текста. Отдельный параграф так и называется "Распутин", и в нем основные обвинения выведены в виде так называемых "свидетельских показаний". В числе свидетелей выступают П.Жильяр, Занотти, дочь Варвара, князь Юсупов, а также некие анонимные свидетели: "одна женщина", "одно лицо военно-судебного ведомства", один из членов некоего "Центра Государственного Совета", "женщина, жившая в его квартире и наблюдавшая его" (т.е. Распутина – Т.М.). И это стиль знаменитого следователя Соколова, одного из лучших профессионалов своего дела! И ведь что показательно, анонимные свидетели у Соколова проходят только в рамках распутинской темы, в других главах подобных шатких оснований для своих выводов следователь не приводит. Но и свидетели, чьи имена известны, не вызывают доверия. Ценность показаний о Распутине Жильяра, учителя цесаревича Алексея, что Распутин-де "имел влияние на управление страной" (34, с. 93), сведена к нулю его же признанием в собственных мемуарах, что с Распутиным он был не знаком, а видел его лишь однажды в передней Александровского дворца. Показания горничной Занотти о пресловутом "соблазнении" Распутиным няни цесаревича Марии Вишняковой, или о том, что Государыня "мало-помалу из религиозной превратилась в фанатичку" (34, с. 88), или о том, что "Государыня была … больна истерией" (34, с. 85), или что "вместе с Вырубовой и Распутиным они обсуждали дела управления" (34, с. 94), эти показания женщины, в обязанности которой входила уборка комнат и заведывание гардеробом Императрицы, также являются либо откровенным подлогом, разоблачить который публично бедная женщина вряд ли имела возможность, либо это злоба завистницы-служанки, решившейся после гибели своей Хозяйки выместить всю свою ненависть к святой Семье в самой непристойной клевете. Хотя в последнее предположение поверить невозможно, ведь Занотти была среди тех, кто последовал за Государыней в Тобольскую ссылку.

Измышлениям о Распутине, приписываемым в книге Юсупову, который, по свидетельству очевидцев, был у Григория Ефимовича не более двух-трех раз, вообще нельзя доверять. Чего стоят якобы "выболтанные" Распутиным сведения о "чудесных травках, которыми можно было вызывать атрофию психической жизни и останавливать кровотечения" (34, с.94).

Ничем не обоснованной клеветой звучат заявления, сделанные от имени Соколова о несметном богатстве Григория Ефимовича, не имеющие никакого документального подтверждения в следственном деле и до того не подтвержденные Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства: "Руднев считал Распутина бедняком, бессребреником. Не знаю, на чем он основывается. Мною установлено, что только в Тюменском отделении Государственного Банка после его смерти оказалось 150 000 рублей" (34, с. 101).

Для чего фальсификаторам требовалось непременно разоблачить именно Григория Распутина, хотя тема книги – убийство Царской Семьи? Для того, чтобы показать, что Распутин и увлеченность им Государя и Государыни были духовной причиной разрушения Самодержавия, а "преемник Распутина (Соловьев – T.М.), порожденный той же самой средой, существовал и в Тобольске и обусловил их гибель" (34, с. 108). Вот так – просто и ясно: не предательство Армии и Церкви, не масонское Временное правительство, сославшее Царскую Семью в Сибирь, не еврейская большевистская клика, ритуально убившая Царственных мучеников, а Распутин с Соловьевым обусловили гибель Государя, Его Жены и детей! И вложить это нелепое обвинение в уста следователя, годы потратившего на то, чтобы установить истину в деле о цареубийстве, а нам после этого верить, что книга Соколова – подлинный документ эпохи?! Вот уж действительно как слепота и глухота напали на верных русских людей, что ни глаза их не видели, ни уши не слышали нелепицы и лжи в фальсифицированных "записках следователя". Ведь если подытожить все сказанное в книге от имени Соколова о Государе, Государыне, Распутине, то окажется, что все это повторение избитых басен старых дворцовых масонов-интриганов В.Н.Орлова и в. кн. Николая Николаевича, клеветнических измышлений, вынутых на свет из зловонных, затхлых сундуков их мстительной памяти и выплеснутых на бумажные листы под видом "записок" стороннего Царской Семье, но глубоко преданного Ей человека – следователя Николая Александровича Соколова.

У нас нет сомнений, что неоконченная книга Соколова была "закончена" заинтересованными в сокрытии истины людьми. При внесении изменений в этот документ фальсификаторами был снят вопрос о ритуальном убийстве, показано, что главными виновниками гибели Царской Семьи были русские люди, вина за гибель России и Самодержавия возложена на Императора и Императрицу, а их убийство представлено как неизбежное следствие тесного общения с Григорием Распутиным. Фальсификация записок Соколова была проведена несколькими способами Фальсификаторы, во-первых, вычеркивали невыгодные им куски текста, так был обрезан фрагмент "записок" с комментарием цитаты из Гейне в Ипатьевском застенке. Во-вторых, они вписывали оценочные фразы и выводы в текст Соколова, Так, не соответствует известным следователю фактам фраза о незнании им истинных заказчиков цареубийства. И, наконец, фальсификаторы имели наглость вписать в текст Соколова откровенно клеветнические главы и параграфы, – все это делает книгу лживым документом, которому при всей нашей благодарности к памяти честного следователя Николая Александровича Соколова не следует всецело доверять.

История с фальсификацией "записок следователя" Соколова показывает, что подозрения в фальсификации могут быть сняты только с того документа, с той книги, с тех мемуаров, посвященных Царской Семье, которые опубликованы были при жизни их авторов и под их неусыпным контролем. В противном случае подлоги и искажения документальных источников неизбежны.

И какова же крепость верности русского народа Самодержцу, если десятилетия усилий всех подлецов-фальсификаторов оказались напрасны, православные добились официального прославления Царственных мучеников. А в ответ – новый шквал клеветы ненавистников России, Не иссякает их ненависть к Государю, гложет их страх перед неминуемой после опамятования русских расплатой за совершенные против России и Государя преступления.

3. Подлог на крови: ещё одна лжедочь Императора

Известие, что младшая дочь последнего Российского Императора великая княжна Анастасия Николаевна Романова жива, и, вынужденная все годы после революции скрываться под чужой фамилией – Билиходзе, требует теперь вернуть себе Царское имя и уже сегодня на правах наследницы готова бороться за право на многомиллиардное достояние Российской Империи, что заперто с 1917 года в зарубежных банках, ошеломило Россию. Сенсация моментально заполонила ведущие телевизионные каналы и центральные газеты. Далее "Российская газета", официальный правительственный орган, и та не пожалела гигантского газетного куска, чтобы без тени сомнения рассказать о 101-летней Наталье Петровне Билиходзе, долго хранившей тайну своего происхождения, а ныне предъявившей обществу доказательства Царственного рождения – экспертизы грузинских (по месту жительства) психологов и криминалистов, присовокупив к ним мало того, что уже написанную, но уже и отпечатанную книгу воспоминаний "Я – Анастасия Романова" (35).

Самозванство не ново на Руси, достаточно вспомнить Лжедмитриев, вот и после гибели Царской Семьи, начиная с 1918 года, известно несколько женщин, называвших себя Анастасиями Романовыми, ходили слухи и о самозванных "царевичах Алексеях", а о якобы чудом спасшейся Марии американцы даже фильм соорудили. Но так масштабно, как сейчас в случае с Билиходзе, на столь широкую ногу никогда не была еще поставлена система доказательств идентичности сегодняшней 101-летней женщины и 17-летней великой княжны, которая 17 июля 1918 года была зверски убита большевиками вместе с царственными родителями, братом-Цесаревичем и сестрами в Екатеринбурге.

К рассмотрению представленных доказательств стоит отнестись с той же серьезностью, с какой они предъявлены обществу, ведь в случае их подтверждения под сомнение попадает сам факт ритуального убиения большевиками Государя Императора Николая Второго со всей Семьей» варварского уничтожения их тел, тогда действительно потребуется, как заявляют представители новоявленной "великой княжны", деканонизапия их Русской Православной Церковью. Представляете, что должны будут пережить православные, многие десятилетия почитавшие Царскую Семью святыми мучениками?
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 09-04-2009 06:30
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 18:08
Хорошо бы своими глазами посмотреть материалы психологической экспертизы, когда письма престарелой Н.П.Билиходзе сравнивались с детскими, подростковыми, отроческими письмами великой княжны Анастасии Николаевны, увы, ссылки на экспертизу есть, сами материалы недоступны, как недоступны нам и данные сравнительно-криминалистического исследования, известно лишь, что эксперты, сопоставлявшие фотографии ушных раковин Н.П.Билиходзе с фотографиями ушных раковин Анастасии Романовой, вынуждены были признать, что представленные им фотографии великой княжны "недостаточно хорошего качества". Впрочем, в чем собственно уверили бы нас сами эти материалы, если опубликованный на их основе вывод эксперта-криминалиста Р. Цинцадзе крайне осторожен: "Сравниваемые правая и левая ушные раковины исследуемого лица Наталии Петровны Билиходзе и образца Анастасии Романовой предположительно тождественны" (36). Вот так – предположительно тождественны, не более чем. Нет уверенности и в выводах психологов во главе с академиком Академии Наук Грузии Ш.А.Надпрашвили: "Существует большая вероятность тождества между дочерью Императора Николая II Анастасией Романовой и гражданкой Билиходзе Натальей Петровной" (36). Экий научный выверт – существует большая вероятность тождества! Дескать, не мы, ученые, пришли к заключению…, не мы, ученые, признаем.., а существует такая вероятность, сама по себе существует, никто ее не подтверждает, но и не опровергает, и никакой ответственности никто на себя не берет…

Известно, что чем сложнее процедура научной экспертизы, чем менее доступна она для проверки, тем больше возможностей фальсифицировать ее выводы, ибо эксперты – психологи, криминалисты, генетики, а нам обещана вскоре и ДНК-экспертиза, так вот, эксперты тоже люди, и, как показывает жизнь, если продаются и покупаются президенты, премьеры, министры безопасности и внутренних дел, генеральные прокуроры и верховные судьи, так кто же может исключить, что так же не способны покупаться и продаваться эксперты, которые могут нарисовать любой вывод, поди потом проверь, а куш за признание госпожи Билиходзе великой княжной Анастасией Романовой может быть немалый, судя по размаху рекламной кампании и суетливости "Российской газеты" и газеты "Россия", публиковавшей из номера в номер экспертизы и куски из воспоминаний "царской дочери".

Поэтому мы предлагаем иной способ установления истины в этой трагической истории, и обратились к материалам, доступным каждому для анализа, проверки, – простое внимательное прочтение. Я имею в виду сопоставление книги Н.П. Билиходзе "Я, Анастасия Романова…" с документами, достоверно связанными с подлинной великой княжной Анастасией Николаевной Романовой – ее письмами, письмами к ней, с засвидетельствованными в других исторических источниках фактами.

Наша задача проста: по содержанию книги, по авторским нравственным и эмоциональным оценкам описываемых в ней людей и событий доказать, что либо они действительно принадлежат руке великой княжны Анастасии Николаевны, либо их носитель – другой автор, не тождественный, как выражаются эксперты, с младшей дочерью Императора Николая Второго. За основу нашего сравнительного анализа мы возьмем лишь одну главу из книги "Я, Анастасия Романова…" – главу "Мама", посвященную Государыне Императрице Александре Федоровне, Большую главу эту опубликовал еженедельник "Россия", с размахом подала газета материал, снабдив его результатами различных экспертиз, официальным письмом представителей Н.П.Билиходзе Президенту России В.В.Путину (36), схемами для возврата в Россию денег Российской Империи. Дескать, вот наследница Императора, вот доказательства тому, только признайте – и потекут денежки полноводной зеленой рекой, настоящей долларовой Волгой в российские банки.

Для начала установим, есть ли в главе "Мама" новые сведения о Царской Семье, которые могут быть известны только дочери, и до того, естественно, нигде никогда не упоминавшиеся. Таких сведений, как ни странно, у предполагаемой дочери, до того восемьдесят четыре года молчавшей, в воспоминаниях о матери нет. Ведь нельзя же считать откровением рассказ о том, что Государыня Императрица была верующей, что она "заметно краснела и бледнела", "часто поступала по первому чувству" и говорила по-русски "с акцентом". Правда, в главе не без намека на особую доверительность сообщается об "особых приметах" Государыни, что, конечно, должно явиться важным доказательством подлинности "дочери". Но и здесь нас ждет разочарование, все эти особые приметы: "родинки на левой стороне шеи и левой щеке" и "размер ноги у нее большой – сороковой" – смесь общеизвестного с недоказуемым. О большом размере обуви Императрицы упоминал еще следователь Н.А.Соколов, когда устанавливал принадлежность убиенной Государыне пары изящных женских ботинок, изъятых при обыске у одного из охранников. Что касается крупных родинок на левой стороне шеи и левой щеке Императрицы, то на многочисленных, хорошо сохранившихся фотографиях Императрицы их не видно, а точечные родинки особенной приметой вообще не являются, и доказать, были они или нет на лице давно умершего человека, невозможно.

Единственный, до того никогда, нигде и никем не упоминаемый факт из жизни Государыни Александры Федоровны, который приводит в своих воспоминаниях называющая себя великой княжной Анастасией гражданка Н.П.Билиходзе, – это сообщение автора книги "Я, Анастасия Романова…" о том, что Ее Величество "в университете не училась"; "Я видела, – пишет Н.П. Билиходзе, – ее бумаги: она хотела учиться, но не пришлось". Понятно, что подобное "откровение" кроме как глупостью и назвать нельзя. Ну, на самом деле, какие такие материнские "бумаги" могла видеть дочь, из которых явствовало бы, что мать хотела учиться, но "не пришлось". Бумагой, то есть дипломом, аттестатом, свидетельством, можно доказать наличие образования, а каким дипломом можно засвидетельствовать отсутствие оного? Хорошо известно, что Александра Федоровна имела степень бакалавра философии, хотя это вовсе не означает, что ей пришлось просидеть пять лет на студенческой скамье Оксфорда, высшее образование члены королевских семей получали дома. Император Николай Второй получил два высших образования – военное и юридическое, но "бумаг" об этом он тоже вряд ли имел. Но вот та значимость, с которой автор книги "Я, Анастасия Романова…" преподносит или давно известные истины, или такие вот глупости, или, как мы увидим чуть позже, просто сплетни, подтверждает только одно: ничего нового о семье, о матери автору сказать нечего, вот и приходится придавать вес, солидность пустякам. Еще один "семейный секрет" в подтверждение знаний царского дома изнутри приводит автор книги "Я, Анастасия Романова…": "В нашей семье на вещах ставился особый знак, это как бы пароль. В затруднительных случаях по этому знаку помогут и пропустят". Ни описания таинственного знака, ни указания, на каких вещах ставился знак – драгоценностях, одежде, книгах… – Билиходзе не дает. Как не говорит она и о том, в каких таких "затруднительных случаях", как "помогут" и куда "пропустят", и кто поможет, кто пропустит предъявившего "пароль"? Но даже если действительно такой особый знак был, где гарантия, что вещами с "паролем" давно уже не завладели охранники Ипатьевского дома или потомки Юровского, Радзинского, Войкова, производивших изъятие вещей после расстрела Царской Семьи, Впрочем, всерьез все это комментировать нельзя, ни к истории, ни к филологии все это никакого отношения не имеет, тут надо с медиками консультироваться или со следователями, специализирующимися на аферистах.

Но, допустим, престарелая женщина забыла или не смогла толком рассказать о деталях, ведомых лишь члену семьи, есть в книге и другие приметы, по которым можно судить об авторе, действительно ли это Великая Княжна из Царского Дома Романовых. Ведь автор книги, как очевидец, может подтвердить верность одних исторических источников и опровергнуть другие. И она действительно свидетельствует… В главе с щемяще трогательным названием "Мама" собраны… сальные скабрезности о Государыне Императрице Александре Федоровне, и опять же ни одного нового слова, все из давно уже перемеленного-пересуженного, из давно уже убедительно разоблаченных наветов. Вы только представьте себе, чтобы, вспоминая детство, дом, убиенных родителей, маму, взрослая уже, старая, век пережившая дочь не находила ничего более достойного в своей памяти о матери кроме даже не пережитого, нет, даже не увиденного, нет, а якобы услышанных от прислуги сплетен о любовной истории, приписанной Ее Величеству и другу Императора графу А.А.Орлову, в 1908 году умершему от туберкулеза. И в каких словах "вспоминается" сие дочерью, которой было в ту пору семь лет: "История закончилась тем, что отец застал их вдвоем. Увидев государя, граф был в смущении и выстрелил в себя, но остался жив. Об этом эпизоде рассказывала прислуга: "Граф за вашу маму застрелился". Как вам нравится такой пассаж, чтобы прислуга в царском доме растолковывала семилетней Великой Княжне, как граф стреляется из-за ее мамы. На самом деле первоисточник этого клеветнического водевиля – книга "Последний самодержец", изданная в Берлине в 1912 году и пропитанная ненавистью к Самодержавной России, ее Царям (37). Потом этот сюжет кочевал от одного клеветника к другому, докочевал и до наших дней, растиражированный разными пикулями и радзинскими, дополнившими его в раскраску собственными выдумками. И вот новое "свидетельство", и от кого – от якобы родной дочери Императрицы! Хорошо хоть не сама видела – "прислуга рассказывала"…

Еще один бульварный сюжет в "воспоминаниях Анастасии Романовой", опять же со слов неведомой "прислуги" – история о том, как Григория Ефимовича Распутина посещала вдова Холодцова, никакого отношения к Императрице не имевшая, но почему-то вспомнившаяся старушке Билиходзе в связи с "мамой". И, удивительное дело, опять же вспомнилось Билиходзе, как сущая правда, то, что черным валом газетной клеветы обступало Их Величества в военные предреволюционные годы. Именно в те годы революционеры широко развернули и щедро проплатили газетную травлю сибирского странника и богомольца Григория Ефимовича Распутина, сочно и смачно расписывая небылицы о срамных похождениях старца, целили вроде как в царского молитвенника, но умелым рикошетом били в Царскую Семью. Народ изумлялся скверне, якобы окружавшей Царя и Царицу, переставал верить в благодать самой Царской Власти.

Сегодня уже доказано, что "пьяные оргии Распутина", о которых визжала дореволюционная еврейская пресса, – подлог, что так называемый "Дневник Распутина", хранящийся в Государственном архиве Российской Федерации, и "письма Распутина" в отделе рукописей Российской государственной библиотеки – грязная и грубая подделка, что для создания скандалов в ресторанах использовался человек, "похожий на Распутина", однако, на радость сегодняшним ненавистникам Государя Императора, та, которая называет себя Его дочерью, пишет: "Я видела в Григории изверга, нечистую силу, ведь он сводил с ума кого хотел, каких только дам не водил в баньку. Прислуга рассказывала…". И все это прислуга рассказывала пятнадцатилетней великой княжне?! Дальше – больше, называя Государыню своей матерью, она выносит приговор ей, человеку безупречной чистоты и высочайшей нравственности: "Первый помощник мамы в государственных делах – Распутин… Мама постоянно советовалась с ним… Государыня многое прощала ему. Распутин был нехороший человек и очень повредил нашей семье". Выходит, собственная дочь подтверждает распространяемые перед революцией слухи, что "Россией управляют сумасшедшая немка и пьяный мужик"?

С чьего голоса поет мемуаристка, именующая себя великой княжной Анастасией Николаевной, утверждая, что "Государыня любила заниматься политикой, но это у нее не очень-то получалось"? В марте 1917 года, когда Государя Императора Николая Александровича свергли с Престола, его младшей дочери было 15 лет, могла ли девочка-подросток так взвешенно судить, получалось ли у мамы заниматься политикой или нет. Вообще могла ли девочка задумываться над тем да еще выносить столь жесткие категоричные оценки. Подобное суждение вообще не может исходить из уст великой княжны, ведь мать-Императрица была святыней для своих дочерей и никакие силы не могли бы заставить уцелевшую, вышедшую живой из кровавой мясорубки дочь сказать об умершей матери плохо, тем более клеветать на нее. Но какой образ Ее Величества Александры Федоровны предстает в воспоминаниях "дочери": истеричная, раздражительная, часто падающая в обмороки, вмешивается в государственные дела и любит это делать, вовлекает в политику "изувера" Распутина и "лукавую" Вырубову, в войну сочувствует немцам, дарит раненным германским офицерам золотые иконки (только к чему они лютеранам)… Помилуйте, кто же писал этот портрет, дочь ли? И впрямь образ самой "дочери" при чтении главы из ее книги вырисовывается прелюбопытный. Очень зла, способна жестоко отзываться о мученически погибшей матери, лгунья, пользующаяся наветами, очерняющими ее родителей, патологическая сплетница, обсуждающая поступки матери-Императрицы с прислугой, которая в присутствии дочери "посмеивалась, когда мама коверкала слова". Из книги "Я, Анастасия Романова…" можно сделать вывод, что автор книги в юном возрасте была потрясающе двуликой – лицемеркой, притворщицей. А как иначе объяснить, как совместить описание в книге детских впечатлений младшей дочери Государя от общения с Г.Е. Распутиным, А.А. Вырубовой с подлинными письмами великой княжны к ним же.

Вот как откровенно неприязненно, даже враждебно вспоминает автор книги "Я, Анастасия Романова…" об Анне Александровне Вырубовой: "Мне представляется, что Вырубова легкомысленная и лукавая женщина… У меня не было дружбы с Вырубовой, мне не нравилось, что она морочит голову маме… Держаться старалась от нее подальше, Анна не имела ко мне никакого интереса". Но вот оригинал письма великой княжны Анастасии Николаевны к той же Анне Александровне из Тобольска, датированный 10 декабря 1917 года: "Моя родная и милая, спасибо тебе большое за вещицу. Так приятно ее иметь, так ужасно напоминает именно тебя, Вспоминаем и говорим о тебе часто и всегда молитвенно вместе. Собачка, которую ты подарила, всегда с нами и очень мила. Устроились тут уютно. Мы четыре живем вместе. Приятно видеть из окон маленькие горы, которые покрыты снегом. Сидим много на окнах и развлекаемся, глядя на гуляющих, Привет Жуку. Всего хорошего тебе желаю, моя дорогая. Целую крепко очень. Христос с тобою, Твоя А" (4, с. 163). Сравнение этих двух документов озадачивает. Неужели 16-летняя Анастасия Николаевна, вместе со всей семьей переживавшая в Тобольском заточении оскорбления и унижения в положении бесправных узников, знавшая о близости смерти, писала в те дни вот такие лицемерные письма Анне Александровне, неискренне посылая ей христианские благословения и уверения в любви, а затем на старости лет решилась признаться в своей давней неприязни к самой верной, преданнейшей и лучшей подруге матери и всей Семьи?

Та же самая история по отношению к Григорию Ефимовичу Распутину. В книге о Григории Ефимовиче очень зло: "Я убегала и пряталась от него… Я ни слова не говорила с ним, не могла его терпеть. У него была отвратительная физиономия, удивляюсь, что он кому-то нравился". Однако сохранившиеся в Царском архиве письма Григория Ефимовича из Сибири великой княжне Анастасии Николаевне, датированные летом 1916 года, говорят о том, что не бегала маленькая Анастасия от Григория Ефимовича, а была дружна с ним, искала беседы, задавала вопросы, даже делилась обидами: "Дорогая Н. Что где мы были и сидели, вот тут был с нами Дух Божий, а няни разные были заняты бесноватой суетой. Люби Бога, Он всегда с Тобой… Друг мой, я скучаю. Не бойтесь страху. Живи паинькой no-Божьему. Скоро увидимся". "Ан. Голубчик. Хорошо спрашиваешь, где Бог живет. Но кто спит. Благословясь, Твой Ангел Хранитель. Весь мой ответ на твой вопрос…" (38, с. 577).

И если далее, шаг за шагом сравнивать: вот письма, записи великой княжны Анастасии Николаевны, а вот оценки, мнения о том же и о тех же автора книги "Я, Анастасия Романова…", и между ними не просто разница, пропасть в настроении, – то неизбежно приходишь к выводу – или это патологическое притворство, хитрость, ханжество юной Царевны, которая не стесняется в том признаться, подводя итог своей жизни, или это никакая не великая княжна Анастасия Николаевна, а старая, может, не совсем психически здоровая некая Наталья Петровна Билиходзе, которая сама ли, или по чьему наущению втянутая в грязную игру, лжет на Государя и Государыню, лжет на близких им людей, и по этой лжи легко узнаваем подлог. Не могла и не может родная дочь Царя, чистая, искренне верующая, пережившая вместе со всей семье тяжелейшие испытания, обожавшая Отца и Мать, быть столь лицемерной в детстве и стать столь злобной клеветницей в старости, собравшей и опубликовавшей в своих воспоминаниях гнусные сплетни о своей Святой Семье.

Впрочем, что нам самим-то лицемерить и задавать самим себе дополнительные вопросы, когда уже ясно и очевидно, что никакого отношения гражданка Н.П.Билиходзе не имеет и никогда не имела к Царской Фамилии, еще одним свидетельством того является ее плебейская натура, никак не совместимая с высоким происхождением и воспитанием Царевны. Вот она рассказывает о поездке в Прибалтику, в Вильну, вчитайтесь: "Ей (это она о матери, Ее Величестве Государыне Великой Российской Империи – Т.М.) пришелся по душе этот уютный городок, где ее хорошо принимали (здесь и далее курсивом выделено мной – Т.М.) бароны, дальние родственники, важные из себя господа". Да никакие, конечно же, "бароны, дальние родственники" не могли принимать Царицу Российского государства, это Она, Александра Федоровна, посещая Вильну, могла соблаговолить их принять. И не то, что не пристало царской дочери, да просто действительно царская дочь, по-родственному знакомая со всеми королевскими домами Европы, не может так подобострастно заискивающе величать мелкопоместных прибалтийских баронов "важными из себя господами". И о том, как одевалась Царица-мать Александра Федоровна, самозванная мемуаристка размышляет отнюдь не по-царски, а по-холопски завистливо: "Некоторые богатые женщины одевались лучше ее. Я была знакома с женой одного графа, которая всякий раз выходила в общество в новом платье". Очень смешно в устах царевны звучит не без хвастовства демонстрация знакомства аж с "женой одного графа", подумаешь, что жены графьев были такой редкостью в окружении подлинной Великой Княжны, и уж, конечно, не она, а они за честь считали быть знакомой с великой княжной, и как это шустрая девочка смогла разузнать и так быть на всю жизнь потрясенной, чтобы, позабыв многое, если не все из жизни собственной семьи, но всю жизнь помнить, что эта самая жена графа всякий раз появлялась на балах в новом платье, а ведь младшие царские дочери по малолетству на балы еще не выезжали. И так во всем тексте воспоминаний, что ни "проблеск сознания", то или расхожая злая сплетня, или просто анекдот. То ляпнет, что Государь поручал своему камердинеру Чемодурову, пожилому, очень простому, из крестьян, "встретиться с кем-либо, если сам не мог встретиться", то обронит, что Императрица днем не отдыхала, так как "весь дом был на ней, а прислуги было не много". Так и представляешь себе замотавшуюся Царицу у кухонной плиты, а царского камердинера, принимающего послов с министрами. Чтобы понять нелепость подобных сюжетов, не нужно быть даже царской дочерью, абсурдность таких рассуждений увидела бы и дочь царской кухарки.

Так что же за мемуары перед нами? Безусловно, очередная фальшивка. Фальшивая Анастасия со своими фальшивыми воспоминаниями. Причем состряпаны эти подложные мемуары спешно, халтурно: грубо искажен истинный облик Государя и Государыни, их близких, сам образ автора книги "Я, Анастасия Романова…" не имеет ничего общего с искренним и чистым характером подлинной Анастасии Николаевны, а эта публично проанализированная нами, наугад взятая глава, выбранная лишь потому, что доступна для проверки большему числу читателей, прямо-таки нашпигована фактическими ошибками. Императрица, "вспоминает" мемуаристка, "учила Алешеньку, чтобы вдруг ничего не делал, сначала подумал, потом поговорил с дельными хорошими людьми, разобрался, а, главное – слушал старших. Мальчик так и поступал, ничего не начинал без совета с папочкой и дядей Михаилом Александровичем, спрашивал последнего: "Как вы скажете?". Начнем с того, что никогда, нигде и никто, это абсолютно точно, не звал Наследника Цесаревича "Алешенька", только полным именем – Алексей; и Мать, и Отец, и сестры –только водным именем. Дальше: "Ничего не начинать" без совета с дядей у Цесаревича просто не было возможности, ведь брат Царя великий князь Михаил долгое время жил за границей, наказанный Императором за морганатический брак, в Россию он вернулся лишь перед войной, а потому чаще бывал в Ставке, чем в Царском Селе… И так по всему тексту "воспоминаний". Достаточно. Подведем итоги нашей экспертизы.

Российское общество, русскую православную церковь попытались втянуть в аферу, шитую белыми нитками откровенного подлога, всем очевидной фальсификации. И за то, чтобы мы закрыли: глаза на подлог, за то, чтобы мы официально признали, что Царская семья не погибла в екатеринбургских застенках от рук еврейских большевиков, нам, то есть России, пообещали огромные триллионные суммы долларов. Нашу совесть, нашу скорбную память, нашу веру в Святых Царственных мучеников сегодня пытались обменять на зеленые бумажки. И сколько нашлось нынче тех, кто махнул рукой: "Да пусть признают ее Анастасией, лишь бы деньги дали", забывая цену сделки – деньги за совесть и веру. Жаль старую женщину, по некоторым сведениям, недавно умершую, которую так бессовестно использовали в грязной игре. Действовала ли она осознанно или просто оказалась зачарованной игрушкой в руках наглых проходимцев, не важно, важно, что она не являлась младшей дочерью убиенного Императора Николая Александровича, наследницей золотых богатств России, ради которых и затеяна была вся эта афера. Осознанно ли нет, но она явилась наследницей убийц Государя Императора и его Семьи, ибо от ее имени вновь отрицается екатеринбургская трагедия, ставится под сомнение самый факт расстрела Царской Семьи, вновь изливаются зловонные реки лжи на Российское Самодержавие, на крепь, опору Самодержавия – святых Царя и Царицу.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 09-04-2009 08:28
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 18:11
Григорий Ефимович Распутин:
оболганная жизнь,
оболганная смерть



В связи с канонизацией в 2000 году Императора Николая Второго и Его Семьи в обществе резко возрос интерес к окружению Царственных мучеников, обстоятельствам их жизни, к новому прочтению связанных с ними исторических документов. Одна из самых загадочных и неоднозначно трактуемых фигур из окружения Государя Императора – Григорий Ефимович Распутин. Исторические источники, свидетельствующие о нем, крайне противоречивы. Среди них есть и сфабрикованные документы, такие, как "Дневник Распутина" из собрания Государственного архива Российской Федерации, подложность которых не вызывает сомнений с первого же взгляда. Но достоверность большей части так называемых "документальных источников", мемуаров, показаний, дневников, писем, связанных с именем Распутина, еще предстоит выяснять с тем, чтобы, отделив правду от злого вымысла, увидеть истинный облик человека, которого Святые Царственные мученики называли Своим Другом.

Ненависть к Григорию Ефимовичу Распутину, о котором враги Государя Императора Николая Александровича говорили: "Пока Распутин жив, победить мы не можем", по их замыслу, должна была поветрием охватить всю Россию. В ход были пущены наглая клевета на Старца и фальсификация его личности. Охочее до слухов интеллигентное общество в России им верило больше, чем газетам. Даже адмирал Колчак осуждал Государя за Распутина, хотя сам Колчак Старца не видел ни разу, и вот характерный пример: в бытность своей службы на Тихоокеанском флоте адмирал, по его словам, едва сумел подавить офицерский бунт в ответ на распространившийся слух о том, что Распутин прибыл во Владивосток и желает посетить военные корабли. Колчак и сам негодовал на Распутина за это намерение, но вскоре выяснилось, что слух был ложным, Григорий Ефимович во Владивостоке не был. Но отвращение к Старцу после этого случая у Колчака, по его собственному признанию, сохранилось (39).

Неприязненно, по одним только питерским слухам и сплетням описывает Распутина и французский посол Морис Палеолог, пересказывая всевозможные вымыслы, хотя сам видел Григория Ефимовича лишь единожды в гостях у графики Л., и об этой встрече француз не мог сказать ничего дурного, только и успел рассмотреть "мужика с пронзительными глазами", который, глянув на самонадеянного француза, с сожалением произнес: "Везде есть дураки" – и вышел. Палеолог не отнес этой фразы к себе, потому пересказал ее с летописной точностью.

Кому и почему был ненавистен Григорий Ефимович? Кому и чему мешал старец? За что его ненавидели?

В 1912 году, когда Россия готова была вмешаться в балканский конфликт, Распутин на коленях умолил Царя не вступать в военные действия, и, конечно же, молил Бога склонить к этому сердце Государя, По свидетельству графа. Витте, "он (Распутин) указал все гибельные результаты европейского пожара, и стрелки истории повернулись по-другому. Война была предотвращена" (40). Силы молитвы Распутина так страшились, что разжигатели войны, в которую нужно было втянуть Россию, чтобы, по словам Энгельса, "короны полетели в грязь", так вот, разжигатели войны при новой попытке раздуть пожар мировой бойни решили убить Григория Ефимовича в тот же день и час, что и австрийского эрцгерцога Франца-Фердинанда в Сараеве, смерть которого явилась подготовленным поводом для начала войны. Распутина тогда тяжело ранили и, пока он был в беспамятстве и не мог молиться, Государь принужден был начать всеобщую мобилизацию в ответ на объявление Германией войны России, Чуяли, понимали враги России всю угрозу, исходящую от Распутина для своих разрушительных антисамодержавных, антирусских планов. Недаром Пуришкевич от лица всех ненавидевших Самодержавную Россию выкрикнул с думской трибуны о главном препятствии к свержению Трона: "Пока Распутин жив, победить мы не можем" (41).

А был Григорий Ефимович Распутин смиренным молитвенником, убежденным, что вся его благодатная сила есть вера в Господа тех, кто просит его молитв. Сугубо земные пути привели Григория Ефимовича в 1904 году в Санкт-Петербург испросить разрешение на строительство Церкви Покрова Божией Матери в родном селе Покровском. Тогда только-только родился Наследник Цесаревич, и его Царственным родителям ясно обозначилась необходимость ежечасной молитвы к Богу о спасении жизни ребенка. Оглядывая круг возможных наследователей Императорской власти в России, Государь не мог не сознавать, что не было в государстве тех надежных рук и того чистого, горячо верующего сердца, которому можно было бы со спокойствием совести передать Россию.

В маленьком Алексее Николаевиче, дарованном Царской Семье по молитвам Преподобного Серафима Саровского, были сосредоточены все надежды Государя на благополучие горячо любимого им народа России. Это был истинно "солнечный лучик" – добрый и светлый ребенок, великое утешение Семье, трепетавшей от одной мысли о том, что он может угаснуть. По молитвам святых дарованный младенец и сохранен мог быть только молитвой святого, тем более что болезнь его – гемофилия – была мучительной, внезапно являвшейся, очень опасной, но не неизбежно смертельной, и уже сыновья царевича Алексея были бы абсолютно здоровым поколением. И Господь послал Царской Семье молитвенника о здоровье Сына.

Григория Ефимовича Распутина представляют Государю в октябре 1905 года. Григорий Ефимович, по особому к нему Божию откровению, еще при первой встрече с Государем и Государыней осознает особое свое предназначение и всю свою жизнь посвящает служению Царю. Он оставляет странствование, живет подолгу в Петербурге, собирая вокруг себя верных Государю людей, а главное, он при малейшей опасности маленькому – рядом, ведь его молитва за Царевича явилась, возможно, что и неожиданно для него самого, угодной Богу, слышимой Им. А это действительное молитвенное заступление за Царевича было для Государя видимым знаком того, что в самые тяжкие времена его царствования послан от Бога духовный помощник Царскому служению. Как говорила сестра Государя в. кн. Ольга Александровна, Царь и Царица "видели в нем крестьянина, искренняя набожность которого сделала его орудием Божиим" (42, с. 298). И честный следователь В.М.Руднев, входивший в Чрезвычайную комиссию Временного Правительства, отмечал в своей официальной записке по результатам расследования, что Их Величества были искренне убеждены в святости Распутина, единственного действительного предстателя и молитвенника за Государя, Его Семью и Россию перед Богом" (43, 153).

Существуют подтвержденные многими свидетелями достоверные факты спасения Распутиным Царевича Алексея от смерти. В 1907 году, когда Наследнику было три года, у него случилось тяжелейшее кровоизлияние в ногу в Царскосельском парке. Вызвали Григория Ефимовича, он молился, кровоизлияние прекратилось. В октябре 1912 года в Спале, царских охотничьих угодьях Польши, Алексей Николаевич после тяжелейшей травмы был настолько безнадежным, что доктора Федоров и Раухфус стали настаивать на публикации бюллетеней о здоровье Наследника. Но Государыня уповала не на врачей, а только на милость Божию. Распутин был в это время на родине, в Покровском, и по просьбе Государыни Анна Александровна Вырубова послала телеграмму в Покровское. Вскоре пришел ответ: "Бог воззрел на твои слезы. Не печалься. Твой Сын будет жить". Час спустя после получения телеграммы состояние Алексея Николаевича резко улучшилось, смертельная опасность миновала.

В 1915 году Государь, отправившись в армию, взял Алексея Николаевича с собой. В пути у Царевича началось кровоизлияние носом. Поезд вернули, так как Наследник истекал кровью. Он лежал в детской: "маленькое восковое лицо, в ноздрях окровавленная вата". Вызвали Григория Ефимовича, "Он приехал во дворец и с родителями прошел к Алексею Николаевичу, По их рассказам, он, подойдя к кровати, перекрестил Наследника, сказав родителям, что ничего серьезного нет и им нечего беспокоиться, повернулся и ушел. Кровотечение прекратилось.., Доктора говорили, что они совершенно не понимают, как это произошло" (44, с. 143-144).

В. кн. Ольга Александровна свидетельствует: "Существовали тысячи и тысячи людей, которые твердо верили в силу молитвы и дар исцеления, которыми обладал этот человек" (42, с. 100). Исцеления действительно были у Григория Ефимовича в смиренном обыкновении: все – Господь!

Молитвенное предстояние перед Богом за Наследника – это лишь малая часть служения Распутина своему Государю. Он был сомолитвенник Помазанника Божия за Русское Самодержавное Царство, и ему часто открывалась закрытая от очей царских человеческая изощренная хитрость, дьявольская злокозненность. Он предупреждал Царя против многих решений, грозящих бедой стране: был против последнего созыва Думы, просил не печатать думских крамольных речей, в самый канун Февральской революции настаивал на подвозе в Петроград продовольствия – хлеба и масла из Сибири, даже фасовку муки и сахара придумал, чтобы избежать очередей, ведь как раз в очередях при искусственной организации хлебного кризиса начались питерские волнения, умело преобразованные в "революцию". И это лишь толика предвидений Распутиным текущих событий военной и предреволюционной поры 1914-1917 годов. Умея видеть душу человеческую, Григорий Ефимович знал и души, и настроения ближайших государевых слуг, и потому видел, что в. кн. Николай Николаевич на посту Главнокомандующего был не просто погибель Армии, но и угроза Царствованию. Распутин настаивал на том, чтобы Император возглавил Армию – и победы не заставили себя ждать.

Проницательность Распутина поражала всех, кому доводилось с ним общаться. По рассказу дочери Григория Ефимовича Варвары, зафиксированному Н.А.Соколовым в 1919 году, однажды на квартиру Распутина пришла женщина. "Отец, подойдя к ней, сказал: "Ну, давай, что у тебя в правой руке. Я знаю, что у тебя там". Дама вынула руку из муфты и подала ему револьвер" (45, с. 184).

О том, что Распутин был прозорлив и прозорливость его, данная ему от Бога, руководила его молитвенным подвигом, известно не только от духовно близких ему людей. Убийца Феликс Юсупов свидетельствовал в отчаянье: "Я занимаюсь оккультизмом давно и могу вас уверить, что такие люди, как Распутин, с такой магнетической силой, являются раз в несколько столетий… Никто Распутина не может заменить, поэтому устранение Распутина будет иметь для революции хорошие последствия" (41, с. 532). Возмечтавшие разрушить Трон через "раскачивание общества" враги Царя сосредоточились на очернении Распутина. Была даже созвана особая конференция в 1912 году в Базеле, на которой решено было бросить все силы на дискредитацию сибирского Старца. Воздыхая о тяготах клеветы, Григорий Ефимович пишет митрополиту Антонию (Вадковскому), прекратившему с ним общение: "Все зависит от того, что бываю там у них, Высоких, – вот мое страдание" (38, с.268), пишет епископу Антонию (Храповицкому), поверившему в клеветы: "Не обижайтесь. Я вам зла не принесу, а ежели в ваших очах пал, то молитесь, молитесь о грешном Григории, а евреи пусть ругают" (38, с. 267).

Епископы и митрополиты, в чьих глазах "пал" оклеветанный старец, конечно, не верили еврейским газетам, но как они могли не поверить епископу Феофану (Быстрову). К нему на исповедь пришла женщина, открывшая епископу "дурное поведение" сибирского старца. Епископ Феофан, и мысли не допускавший о лжи перед крестом и св. Евангелием, поверил исповеднице, и, взяв на себя грех нарушения тайны исповеди, открыл все Императрице и синодальным митрополитам, О.Феофан оказался в руках клеветников, чего прозорливо ожидал Григорий Ефимович: "Пошлют злых людей, а злой язык – хуже беса – не боится ни храма Божия, ни Святого Причащения, и все святое нипочем" (38, с. 484).

Как было оправдываться Григорию Ефимовичу в несуществующих грехах и перед кем? Государь и Государыня воочию видели, каждый день чувствовали его молитвенную помощь и не верили клеветам, а от других – от епископов, от о.Феофана, пренебрегшего тайной исповеди (женщина та покаялась потом в клевете), – даже Государь с Государыней встречали лишь осуждение и отчуждение за свою благосклонность к Старцу. И Григорий Ефимович не оправдывался ни перед кем, а только молил Бога, и молитвы эти сегодня остались оправданием его на все времена: "Тяжелые переживаю напраслины. Ужас что пишут, Боже! Дай терпения и загради уста врагам! Или дай помощи небесной, то есть приготовь вечную радость твоего блаженства" (38, с.491). "Ах, несчастный бес восстановил всю Россию, как на разбойника! Бес и все готовят блаженство вечной! Вот всегда бес остается ни с чем. Боже! Храни своих!" (38, с.486).

Неся крест молитвенного предстательства за Царя и Наследника, Григорий Ефимович и их приуготовляет к последнему крестоношению – искупительному подвигу за Россию: "Господь с Вас никогда своей Руки не снимет, а утешит и укрепит… Благодать совершилась на тебе, Царь, и на детях твоих" (38, с.403). Он прикровенно объясняет Царской Семье суть Божьего откровения ему о его служении Царям: "Я покоен, вы научились премудрости от меня, а после будут разные невзгоды, вы будете готовы только потом, это вы увидите и разберетесь" (38, с.404). Он посылает Государю в Ставку свой золотой крест. Дарение креста всегда означало, что вместе с крестом человека наделяют страданиями и скорбями. И этот подарок Григория Ефимовича Государь тогда не стал носить, он передал его Юлии Ден, куда-то затерявшей святыню. После смерти Распутина Государь сам надел на себя его крест и носил его до смерти, памятуя о том первом его пророческом даре.

Шаг за шагом, поднимаясь по лестнице страданий за Христа, Семья Царская вспоминала потом пророчества старца и, понимая, что все эти испытания – от Бога, приуготовлялась к последнему часу. Они вспомнили предсказание Григория Ефимовича о том, что все вместе побывают на его Родине, когда плыли на пароходе мимо Покровского в Тобольск, а потом, когда на лошадях Государь с Государыней и Великой Княжной Марией Николаевной проезжали через Покровское в Екатеринбург, остановились против дома своего молитвенника. Григорий Ефимович задолго предсказывал это, причем говорил о том не одной только Государыне, а многим, в том числе Юлии Ден: "Они должны приехать. Волей или неволей они приедут в Тобольск. И прежде чем умереть, увидят мою родную деревню" (46, с. 96).

Они знали о пророческом утешении, посланном Григорием Ефимовичем их маленькому Алексею, и, конечно, предугадывали, о чем оно: "Дорогой мой маленькой! Посмотри-ка на Боженьку! Какие у него раночки. Он одно время терпел, а потом стал силен и всемогущ – так и Ты, дорогой, так и Ты будешь весел, и будем вместе жить и погостить. Скоро увидимся" (38, с. 403). Они помнили, как Распутин им обещал, что Царевич Алексей исцелится годам к 13-14 и болеть больше не будет. Они понимали, что пророчество, записанное за Распутиным Императрицей (оно сохранилось в ее записях), эта об их судьбе: "Господи, поругание рабов твоих, которое я ношу в недре моем от всех сильных народов. Как поносят враги твои, Господи, как бесславят слезы Помазанника Твоего. О, горе! Скажите нам: мы убили праведника, он не злословил нас, пойдем покаемся – солнце померкло, и света уж нет! Поздно!" (38, с. 501).

И вот такого человека, Царского Друга, в самом главном значении этого слова, всегда духовно соприсутствующего с Царем в его служении Помазанника Божьего, сначала стали убивать духовно – клеветать и травить, и целью травли было оторвать Распутина от Царя, разрушить этот спасительный союз, мощной духовной стеной вставший перед разрушителями России. Многие близкие и дальние, верившие лжи, шли к Государю и Государыне, писали им оскорбительные письма, угрожали, требовали изгнать от себя Распутина! Но разве Государь и Государыня могли сделать это? Разве Петр Великий прекратил бы общение со святым епископом Митрофанием Воронежским по требованию бояр, или, может быть, Александр Третий, повинуясь просьбам питерской интеллигенции, изгнал бы от себя святого Иоанна Кронштадтского, которого, кстати, со злобой называли в Петербурге "Распутиным Александра Третьего", Клевета не действовала на Высоких, и Трон по-прежнему оставался нерушим за стеной молитвы старца Григория, но клевета действовала на толпу интеллигентов, на чернь, забывшую любовь к Царям.

1. Двойник Распутина – иудейская афера

Почти все воспоминания о Григории Ефимовиче Распутине грешат удивительным, недопустимым для воспоминаний, недостатком: большинство мемуаристов в глаза не видели Григория Ефимовича или видели его мельком, издали. Но все "воспоминатели", и те, что с симпатией относились к Царской Семье, и те, что высказывали к Ней неприязнь, о Распутине говорили одинаково плохо, повторяя одно и то же: пьяница, развратник, хлыст. А что они знали о нем? Что, кроме слухов, могли сказать о нем думские масоны Павел Милюков и Александр Керенский, поэтесса Зинаида Гиппиус, поэт Александр Блок и английский посол Бьюкенен, если все они, подобно Бьюкенену, в своих мемуарах повторяют: "Я никогда не искал с ним встречи, потому что не считал нужным входить в личные отношения с ним". И, в глаза не видев Распутина, все они усердно пересказывают слухи. Генерал Сухомлинов видел его лишь раз на севастопольском вокзале в 1912 году: "Гуляя по перрону взад и вперед, он старался пронизывать меня своим взглядом, но не производил на меня никакого впечатления" (47, с. 286). Но это не помешало генералу пересказывать в своих мемуарах все, что он слышал о Распутине, включая и вымысел, что старец повинен в его отставке. Протоиерей Г. Шавельский видел Распутина "два раза и то издали: один раз на перроне Царскосельского вокзала, другой раз в 1913 году на Романовских торжествах в Костроме" (48, с. 101). Ничего предосудительного о своих встречах Шавельский вспомнить не мог, но припомнил все небылицы о Распутине и Царских детях, которые пересказывала ему, "приезжая за советом", воспитательница Великих Княжон Софья Ивановна Тютчева, психически больная женщина, за что и была удалена от детей. Искренне любившие Царскую Семью генерал В.Н.Воейков и гувернер П.Жильяр тоже не могли похвастаться знакомством с Распутиным. Жильяр вспоминает лишь одну-единственную встречу: "Однажды, собираясь выходить, я встретился с ним в передней. Я успел рассмотреть его, пока он снимал шубу. Это был человек высокого роста, с изможденным лицом, с очень острым взглядом серо-синих глаз из-под всклокоченных бровей. У него были длинные волосы и большая мужицкая борода" (49, с. 200). Но разве "несколько мгновений" могли быть основанием для повторения все того же: "пьяница, хлыст, развратник, управляющий страной"? Книга под именем Жильяра, вышедшая в 1921 году в Вене, имеет двусмысленное название "Император Николай II и его семья. По личным воспоминаниям П.Жильяра, бывшего наставника Наследника Цесаревича Алексея Николаевича", Что значит "по личным воспоминаниям"? Кто-то пересказал воспоминания Жильяра? И где гарантия, что тот, кто писал по воспоминаниям Жильяра, не мог вставить в них что-то от себя, как это случилось в многочисленных переизданиях воспоминаний Анны Александровны Танеевой (Вырубовой) – тенденциозные вставки неизвестных редакторов и масса сокращений наиболее важных мест мемуаров. Дворцовый комендант генерал В.Н.Воейков разговаривал с Распутиным раз, "имея определенную цель – составить о нем свое личное мнение" (19, с. 76). Отзыв Воейкова об отце Григории неблагоприятный, хотя ничего плохого во время беседы с ним Воейков не увидел: "Он мне показался человеком проницательным, старавшимся изобразить из себя не то, чем был на самом деле, но обладавшим какою-то внутреннею силою!" (19, с. 76). Воейкова поразило несовпадение Распутина, которого он видел, с тем Распутиным, которого по слухам представляло общество, но вот что потрясающе: Воейков предпочел верить слухам, а не собственным глазам. Точно так же повел себя известный публицист Меньшиков, воочию видевший благообразного, рассудительного крестьянина, но после своих приятных личных впечатлений усердно пересказавший в очерке о нем все то мерзкое, о чем слышал от знакомых и друзей (50).

К счастью, среди мемуаристов есть и другие люди. Генерал П.Г.Курлов в 1923 году в Берлине издал книгу "Гибель императорской России", Генерал никогда не принадлежал к кругу Григория Ефимовича, и ненавистники старца не могут обвинить его в предвзятости, кроме того, он профессиональный полицейский, директор Департамента полиции, начальник Главного тюремного управления, товарищ министра внутренних дел, и опыт общения с людьми преступного мышления и поведения, а именно такой образ Распутина навязан был обществу, у Курлова был громадный, да и причин вступаться за Распутина и Царскую Семью у него после 1911 года не было, ведь с убийством П.А.Столыпина рухнула его собственная судьба и карьера. Курлов описывает Распутина таким, каким сам его видел: "Я находился в министерском кабинете, куда дежурный курьер ввел Распутина. К министру подошел худощавый мужик с клинообразной темно-русой бородкой, с проницательными умными глазами. Он сел с П.А.Столыпиным около большого стола и начал доказывать, что напрасно его в чем-то подозревают, так как он самый смирный и безобидный человек… Вслед за тем я высказал министру вынесенное мной впечатление: по моему мнению, Распутин представлял из себя тип русского хитрого мужика, что называется – себе на уме, и не показался мне шарлатаном" (51, с.312). "Впервые я беседовал с Распутиным зимой 1912 года у одной моей знакомой… Внешнее впечатление о Распутине было то же самое, какое я вынес, когда, незнакомый ему, видел его в кабинете министра… Распутин отнесся ко мне с большим недоверием, зная, что я был сотрудником покойного министра, которого он не без основания мог считать своим врагом… На этот раз меня поразило только серьезное знакомство Распутина со Священным Писанием и богословскими вопросами. Вел он себя сдержанно и не только не проявлял тени хвастовства, но ни одним словом не обмолвился о своих отношениях к Царской Семье. Равным образом я не заметил в нем никаких признаков гипнотической силы и, уходя после этой беседы, не мог себе не сказать, что большинство циркулировавших слухов о его влиянии на окружающих относится к области сплетен» на которые всегда так падок Петербург" (51, с. 317). При новой встрече с Курловым "Распутин живо интересовался войной и, так как я приехал с театра военных действий, спрашивал мое мнение о возможном ее исходе, категорически заявив, что он считал войну с Германией огромным бедствием для России… Будучи противником начатой войны, он с большим патриотическим подъемом говорил о необходимости довести ее до конца, в уверенности, что Господь Бог поможет Государю и России… Из этого следует, что обвинение Распутина в измене было столь же обоснованно, как и опровергнутое уже обвинение Государыни… Несколько раз пришлось мне говорить с Распутиным в последние месяцы его жизни. Я встречался с ним у того же Бадмаева и поражался его прирожденным умом и практическим пониманием текущих вопросов даже государственного характера" (51, с. 318).

Итак, клевета не действовала на Царскую Семью, молитвы Распутина были Ей в непрестанное укрепление. Враг Трона и Царской Семьи Феликс Юсупов говорил об этом масону В.И. Маклакову: "Государь до такой степени верит в Распутина, что если бы произошло народное восстание, народ шел бы на Царское Село, посланные против него войска разбежались бы или перешли на сторону восставших, а с Государем остался бы один Распутин и говорил ему "не бойся", то он бы не отступил" (41, с. 250). Вот почему решено было убить Царского Друга, оставив Семью в одиночестве и без молитвенной на земле защиты. Но чтобы публично убить старца, чтобы заставить общество захотеть этого убийства, нужно было удесятерить клеветы, нужно было вывалять в грязи светлые лики Царские, Для этого и была изобретена иудейская афера с появлением фальшивой личности – двойника Григория Распутина.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 09-04-2009 05:25
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 18:15
Первые догадки о том, что Царскую Семью компрометировали через двойника Григория Ефимовича, появились вскоре после убийства Старца. Одно из свидетельств тому – рассказ атамана Войска Донского графа Д.М.Граббе о том, как вскоре после убийства Распутина его "пригласил к завтраку известный князь Андронников, якобы обделывавший дела через Распутина. Войдя в столовую, Граббе был поражен, увидев в соседней комнате Распутина. Недалеко от стола стоял человек, похожий как две капли воды на Распутина. Андронников пытливо посмотрел на своего гостя. Граббе сделал вид, что вовсе не поражен. Человек постоял, постоял, вышел из комнаты и больше не появлялся" (52, с. 148). Надо ли говорить, что подобный "двойник" мог появляться при жизни Григория Ефимовича в любом "злачном" месте, мог напиваться, скандалить, обнимать женщин, о чем составлялись ежедневные репортажи охочих до грязи газетчиков, мог выходить из подъезда дома на Гороховой и шествовать на квартиру к проститутке, о чем составлялись ежедневные рапорты агентов охранного отделения. Ю.А.Ден вспоминает с недоумением: "Доходило до того, что заявляли, будто бы Распутин развратничает в столице, в то время как на самом деле он находился в Сибири" (46, с. 95).

Об одной такой истории с двойником Распутина рассказала в своих воспоминаниях писательница Н.А.Тэффи. В 1916 году Тэффи, тогда сотрудница "Русского слова", писатель В.В. Розанов, работавший в "Новом времени", и сотрудник "Биржевых ведомостей" Измайлов были приглашены на обед к издателю, которому "небезызвестный в литературных кругах" Манасевич предложил "пригласить кое-кого из писателей, которым интересно посмотреть на Распутина" (53, с. 223). Любопытствующие писатели явились в назначенный час и увидели "Распутина". "Был он в сером суконном русском кафтане, в высоких лакированных сапогах, беспокойно вертелся, ерзал на стуле, дергал плечом… Роста довольно высокого, сухой, жилистый, с жидкой бороденкой, с лицом худым, будто вытянутым в длинный мясистый нос, он шмыгал, блестящими колючими, близко притиснутыми друг к дружке глазами из-под нависших прядей масленых волос… Скажет что-нибудь и сейчас всех глазами обегает, каждого кольнет, что, мол, ты об этом думаешь, доволен ли, удивляешься ли на меня?". Писательница сразу же почувствовала всю искусственность этих смотрин. "Что-то в манере Распутина – это ли беспокойство, забота ли о том, чтобы слова его понравились, – показывало, что он как будто знает, с кем имеет дело, что кто-то, пожалуй, выдал нас, и он себя чувствует окруженным "врагами-журналистами" и будет позировать в качестве старца и молитвенника". От этого предположения Тэффи "стало скучно", но оказалось, что Гришка работает всегда по определенной программе" (53, с. 230), Выговорил несколько фальшивых фраз о "божественном": "Вот хочу поскорее к себе, в Тобольск. Молиться хочу. У меня в деревеньке-то хорошо молиться", затем принялся приставать к гостье с настойчивым: "Ты пей! Я тебе говорю – Бог простит!", потом недвусмысленно стал, звать к себе, потом велел принести свои! стихи, звучащие, запомним это, так: "Прекрасны и высоки горы. Но любовь моя выше и прекраснее их, потому что любовь моя есть Бог", потом собственноручно написал несколько строк "корявым, еле разборчивым мужицким почерком "Бог есть любовь. Ты люби. Бог простит. Григорий". Потом хозяин вдруг озабоченно подошел к Распутину: "Телефон из Царского". Тот вышел и к столу не вернулся.

На этом свидание с двойником Распутина не закончилось, Через три-четыре дня последовало повторное приглашение, "заезжал Манасевич, очень убеждал приехать ("прямо антрепренер какой-то!" – так восклицает Тэффи) и показывал точный список приглашенных". Большинство из них не знали друг друга и пришли только поглядеть Распутина. Как заезженная пластинка прокрутилась прежняя "программа": разговоры о "божественном", приставания, скабрезным тоном о Государыне, "хозяин все подходил и подливал ему вина, приговаривая: "Это твое, Гриша, твое любимое". "Распутин" напился, потом ударила музыка. "Распутин вскочил… сорвался с места. Будто позвал его кто… Лицо растерянное, напряженное, торопится, не в такт скачет, будто не своей волей, исступленно, остановиться не может". "Голос Розанова: "Хлыст!"… И вдруг Распутин остановился. Сразу. И музыка мгновенно оборвалась, словно музыканты знали, что так надо делать" (53, с. 235, 239).

Писательской интуицией Тэффи заподозрила в этих встречах "обделывание каких-то неизвестных нам темных, очень темных дел" (53, с. 240). Догадка ее нашла подтверждение. Пьяный "Гришка" проговорился, знает, что они журналисты, "Это было очень странно, – удивилась Тэффи. – Ведь не мы добивались знакомства со старцем. Нас пригласили, нам это знакомство предложили и вдобавок нам посоветовали не говорить, кто мы, так как "Гриша журналистов не любит", разговоров с ними избегает и всячески от них прячется. Теперь оказывается, что имена наши отлично Распутину известны, а он не только от нас не прячется, но, наоборот, втягивает в более близкое знакомство. Чья здесь игра? Манасевич ли все это для чего-то организовал – для чего неизвестно?" (53, с. 238). Это было действительно дело рук еврея Манасевича только для одного, чтобы литераторы и журналисты засвидетельствовали, что своими собственными глазами лицезрели "живого Гришку" – пьяного, распутного хлыста. "Все мои знакомые, которым я рассказывала о состоявшейся встрече, высказывали какой-то совершенно необычайный интерес. Расспрашивали о каждом слове старца, просили подробно описать его внешность, и главное, "нельзя ли тоже туда попасть?" – свидетельствовала, как и было задумано Манасевичем, Тэффи (53, с. 234).

Устроитель "распутинских" спектаклей еврей Манасевич-Мануйлов был профессиональный мошенник. Задолго до эпопеи с двойником Распутина он, широко афишируя свои связи с высшими кругами, за солидный куш предлагал услуги по протекции разных дел – от разрешения на открытие парикмахерской до ходатайства за заключенного под стражу и назначения на государственную должность. Он демонстрировал молниеносное разрешение просьб, связываясь по телефону то с министром внутренних дел, то с самим Председателем правительства, получая от них телефонные заверения в скором решении вопросов. Выудив у простаков гонорар за свои ходатайства, Манасевич всячески избегал дальнейших встреч с прежними просителями, принимая череду новых. Подобные мошенничества оставались, впрочем, совершенно безнаказными, так как просители не имели свидетелей обмана, чаше всего ходатайствовали у Манасевича по незаконным делам и не стремились потому выдвигать против него официальные обвинения.

Но когда Манасевич включился в аферу с двойником, он стал получать от мошенничеств двойную выгоду. И его аферы часто удавались, благодаря магическому действию имени Царского Друга, и наветы в связи с этим на Распутина усиливались, за что Манасевич, безусловно, получал вознаграждение от заинтересованных лиц. Причем безнаказность была и здесь гарантирована Манасевичу. Ведь в "спектаклях", описанных Тэффи, не было ни одного противозаконного деяния. Двойник никому не представлялся как Григорий Ефимович Распутин, просто созванных гостей загодя предупреждали, что это он самый и есть. Двойник чаще всего не говорил ничего дурного о Царской Семье, но то, что он говорил о своей близости к Ней, позорило Государя и Государыню просто потому, что такой нечестивый мерзавец был вхож к Царю. И потому, случись полиции нагрянуть на подобную вечеринку и проверить документы у "Гришки", он бы невинно протянул им свой паспорт со своим собственным именем и избежал бы какой-либо ответственности за "спектакль". Безнаказность делала подобные выходки все более частыми и наглыми. История разгула двойника в московском ресторане "Яр" – лучшее тому подтверждение.

26 марта 1915 года Григорий Ефимович приехал и в тот же день уехал из Москвы. Но вот донесение полковника Мартынова, что "по сведениям пристава 2 уч. Сущевской части г, Москвы полковника Семенова", Распутин 26 марта около 11 часов вечера посетил ресторан "Яр" с вдовой Анисьей Решетниковой, журналистом Николаем Соедовым и неустановленной молодой женщиной. Потом к ним присоединился редактор-издатель газеты "Новости сезона" Семен Лазаревич Кугульский. Компания пила вино, расходившийся "Распутин" плясал русскую, вытворял непристойности, хвастался своей властью над "старухой" (так этот человек именовал Царицу). В 2 часа ночи компания разъехалась. Мартынов прилагает записку "Распутина", отобранную полицией у певицы ресторанного хора. Каракули внешне похожи на распутинские, но почерк не его: "Красота твоя выше гор. Григорий", Обратите внимание на содержание записки. Она прямо перекликается с тем, что двойник Распутина написал для любопытной Тэффи; "Прекрасны и высоки горы. Но любовь моя выше и прекраснее их". Совпадение вряд ли можно назвать случайным, оно – свидетельство того, что и в ресторанном кутеже, и на встрече с литераторами роль Распутина исполнял один и тот же человек, очень похожий на Старца. Записка была единственным "документом" в деле о кутеже в "Яре". Никаких свидетелей и никаких участников "оргии". Поэтому Императрица совершенно справедливо писала Государю: "Его (старца Григория) достаточно оклеветали. Как будто не могли призвать полицию немедленно и схватить Его на месте преступления" (16, с. 165).

Итак, в московском ресторане "Яр" гулял двойник Распутина с подставной компанией, и все разыгрывалось по обыкновению: пьянство, приставания к дамам, упоминания о Царской Семье, хлыстовская пляска. И если бы полиция была вызвана тогда же – открылось бы, что Распутин – ненастоящий, и Анисья Решетникова, благочестивая купеческая вдова 76-ти лет, никогда не была в ресторане. А вот еврей-газетчик Семен Лазаревич Кугульский был личностью подлинной и, скорее всего, являлся антрепренером "оргии". Это он постарался, чтобы дело о кутеже в "Яре" попало в печать еще до расследования и обросло непристойными подробностями. Вслед за этим Государственная Дума подготовила запрос о событиях в ресторане "Яр", потом не дала ему хода, намеренно распространяя вымысел, что Думе запрещено делать этот запрос, так как Царская Семья "боится правды". И пошла-поехала злословить досужая чернь: пьяный, развратный мужик – любимец Царской Семьи!

Вот так, обдуманно и нагло, был введен в общество двойник Григория Ефимовича Распутина. И хотя поступки двойника, его слова, записки, сама внешность – длинный мясистый нос, жидкая бороденка, беспокойные, бегающие глаза – весьма отличались от благообразного облика Григория Ефимовича, но двойник настойчиво выдавался и, главное, охотно принимался за Молитвенника и Друга Царской Семьи.

Остановимся на так называемых "записках" Распутина, немало послуживших фальсификации его личности. Перед нами два письма в газету "Русское слово", адресованные, как гласит корявая надпись на конверте, "Прапаведнику прыткаму Григорiю Спиридоновичу Петрову и Ледахтору Руцкаго Слова отъ Гришатки Распутина изъ села Пакровскаго изъ Тобольской губернии" (54).

В описях эти письма значатся как подлинные, принадлежащие руке Григория Ефимовича. Однако при первом же внимательном чтении два важнейших обстоятельства заставляют сразу же усомниться в их подлинности. Во-первых, автор писем, хотя и стилизует свой почерк под неумелые каракули малограмотного крестьянина и, подделывая почерк под простонародный, старается писать буквы не ровно в строку, а прыгающими невпопад, с нажимом, специально кривит мачты букв, петли у букв рисует неокруглыми, буквы не имеют наклона вправо, как это бывает у скорописных грамотных почерков, одним словом, фальсификатор демонстрирует непривычку руки к письму, но в этой стилизации под "мужичка" весьма умело выписаны каллиграфические ж, х, ъ. Такому их начертанию без гимназических уроков чистописания не выучиться.

Порой автор подделки нечаянно сбивается на свой обычный почерк, и тогда мы видим в письмах уверенную руку интеллигента, привычного к письменной работе. У букв в словах появляется сильный наклон вправо, они обретают округлость форм, петли у д, у становятся удлинененно-округлыми, слова записаны ровно в линию, без прыгающих букв. Особенно профессионально выписаны буквы ъ, т, и, н, те, что формируют основу скорописи. Если сопоставить эти письма с документами, доподлинно принадлежащими руке Григория Ефимовича, то даже беглый обзор особенностей почерка самого Распутина показывает его абсолютное несходство с фальшивками. Подлинный почерк Распутина хотя и неровный, с ученическим нажимом, буквы пишутся не слитно, но начертания в нем весьма уверенные, вариантов написания одной и той же буквы практически не встречается.

Второе обстоятельство, позволяющее нам утверждать, что письма написаны не рукою Григория Распутина, – это исправления букв по всему тексту, с тем, чтобы ухудшить почерк и сделать письма "малограмотными". Фальсификатор перерисовывает буквы в словах "усяко", "наковырялъ", "ведь". В грамотно написанные слова он вставляет ошибки: ходить – хадить, ругаться – ругатца, отправимся – отправимсе. В старании изобразить нечто очень "народное" автор подложных писем даже придумывает несуществующее слово "естимъ".

О подлоге говорит и неумелая имитация народного языка в письмах. Вот эти маловразумительные "цидулки", старательно напичканные просторечными оборотами.

Письмо 1-е. "И какъ тебе Гриша нестыдно ругатца кады ты меня естимъ атъ обчества удаляешь енъ отъ естова легче только экъ ты. Какой же ты палитикъ съ палитиками изъ руцкаго слова. Чай ты знашь у безымныхъ хватитъ безумства. Ты смотри светикъ не тисни ужъ Гришатку если он опросто волосится, опростоволосился печатно. Еп. Грщька Распутинъ"

Письмо 2-е. "Грише Петрову Что, Гриша, ты, ругаешься такъ съ саблями хочешь хадить – стало быть саблеромъ быть тоже енъ хочешь – то може скоро попадешь. Енъ может усяко бывываетъ, Ежель у каго пратекщя въ Ручком слове печатается. Гришки не просятъ Гришекъ не пастесняться ерыкать "саблями" за руспутство и ахъ Гриша Гриша, не смущайся Ведь не просить же мне у тебя прощенiя кагда ты меня ведь уже истинно совершенно напрасно пыряешь да еще так даже что в ужасъ меня всего просто бросаетъ. Когда от енъ отъ мяне многое независить Ты де ведь енъ многое не знаешь а прытко норовишь Я же тебе зла не желаю самъ-то я дюже въ падеже даже енъ было, что тебе силы не хватило такъ дергать. А ты жъ озлобился такъ что дажить въ смраде каком-то съ козявками страшеннымъ меня запечаталъ. Смотри богъ тебя Самъ за это хватитъ. Я тебе грожу ничего и только совестью и истиной. И не отрицайете что где наковырялъ здесь. Богъ-то въсурьезъ ковырнетъ всего какъ ты тутъ не пробничай съ саблями что жъ можно ходить так едак и вотъ едакъ с другого конца можно тоже. Село Покровское Тобольской губернии. Гриша Распутинъ".

Григорий Ефимович Распутин говорил на западно-сибирском диалекте, и среди характерных черт его произношения не было ни форм "усяко", что значит "всяко", ни ярко якающего "мяне", это скорее белорусские языковые черты. Местоимение "онъ" Григорий Ефимович произносил как "он", а не так, как пишется в письмах и свойственно только западновеликорусским и белорусским говорам "енъ". Причем это самое "енъ" употребляется как присказка, имитирующая просторечие "мужичка".

Автор подлога постарался насытить текст народными словами: надежа, едак и вот едак, и с другого конца, ежель, ерыкать, пырять, дюже; на конверте он искажает слово "редактор" – ледахтор, название газеты "Русское Слово" изображает как "Руцкое слово". Но Григорий Ефимович, если судить по его подлинным письмам и телеграммам, редко использовал просторечные слова, речь у него была простая, но не малограмотная, она не пестрела областническими словами, если они и употреблялись, то изредка и скупо.

Итак, исследование языка и почерка писем, якобы надписанных рукою Григория Распутина, доказывает его непричастность к их созданию. Внимательное чтение этих фальшивок позволяет представить их автора. Этот человек не филолог и не писатель, так как с лингвистической и стилистической точки зрения письма сфабрикованы неумело, а скорее всего журналист, знакомый с народной русской речью по ее белорусскому или западновеликорусскому наречию.

Мы установили подложность только двух писем, написанных от имени Григория Распутина. Они до сих пор числятся в каталогах как принадлежащие ему. Но фальшивые записки с широко известным "милай, дарагой, памаги" сотнями ходили по рукам в Петербурге, расходились по правительственным кабинетам. Ни один чиновник, получивший от просителя-мошенника такую записку, не знал ни действительного почерка Распутина, ни его самого, надо думать, что хорошо знакомых Распутину министров Штюрмера и Протопопова аферисты не посещали. И какая же буря негодования должна была взметнуться в душе высокопоставленного лица, получившего невозможную по наглости просьбу мошенника с подобным сопроводительным письмом "от Гришки". И эта буря негодования немедленно распространялась на Государя, чего и добивались еврейские аферисты.

Князь Жевахов засвидетельствовал в своих воспоминаниях, как некто Добровольский, ссылаясь на Григория Ефимовича, желал "быть назначенным на должность вице-директора канцелярии св. Синода". Когда Жевахов выразил справедливое возмущение Распутину, то с изумлением услышал от него: "Вольно же министрам верить всякому проходимцу… Вот ты, миленькой, накричал на меня и того не спросил, точно ли я подсунул тебе Добровола… А может быть, он сам подсунулся да за меня спрятался… Пущай себе напирает, а ты гони его от себя" (55, с. 186).

Именно благодаря существованию двойника со страниц отчетов охранного отделения предстают два Распутиных: один – благочестив, благолепен, богомолен, ходит в храмы, отстаивает литургии, ставит свечи, ездит на квартиры исцелять больных, принимает просителей, духовных детей, трапезует с ними, причем, как отмечают все действительно близкие ему люди, ни вина, ни мяса, ни сладкого отец Григорий в рот не берет. Строжайшее воздержание. Деньги, пожертвованные просителями, тут же раздает другим просителям. И, главное, к Императорской Семье почтителен до благоговения. Другой "Распутин" – неделями пьян, посещает блудниц, берет взятки за протекции, скандалит в ресторанах, бьет там посуду и зеркала, говорит дурное о Царской Семье.

Придет время, и откроются новые документы, которые окончательно докажут нам, что темную личность, внешне напоминавшую Григория Ефимовича Распутина, создали враги Самодержавного Русского Царства.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 09-04-2009 05:26
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 18:19
2. Самое настоящее ритуальное убийство

Не только жизнь Григория Ефимовича исказили, оклеветали, сфальсифицировали, но и смерть его мученическую оболгали. Умышленно запутали историю страшной смерти, и все это делалось и продолжает делаться только для одного – сокрыть ритуальный характер убийства.

Масса противоречий в описании обстоятельств убийства Григория Ефимовича Распутина, в тех свидетельствах, которые принято считать документами. Так называемый дневник В.Пуришкевича с записями о подготовке и осуществлении убийства Распутина был опубликован в 1923 году уже после смерти самого Пуришкевича. Стиль дневника поражает хвастливой выспренностью, словно автор писал его не для себя, а для публики, иначе чем объяснить, почему Пуришкевич в своем собственном дневнике то и дело клянется в своей любви к Царю, к Родине, сам себе объясняет подробности собственной жизни, например, что жена его и сыновья служат в его санитарном поезде, или описывает интерьер собственной квартиры. В то же время понятно, что дневник написан много позже убийства Распутина, хотя даты его – от 19 ноября до 19 декабря 1916 года – говорят вроде бы о текущих событиях. На самом деле было бы совершенным безумием писать о подготовке убийства, о его осуществлении, сокрытии следов в эти же самые дни, называть всех участников злодейства, даже собственную жену делать соучастницей тягчайшего из преступлений. Ведь неминуемое расследование и естественный в таких случаях обыск мог бы открыть дневник, обличить заговорщиков. Так что в любом случае, кто бы ни был автором дневника, сам ли Пуришкевич или кто-то иной под его именем, воссоздал канву событий, документ этот возник много позже убийства, очевидно, уже после свержения Государя с Престола, ведь 4 марта 1917 года министр юстиции Керенский приказал дело об убийстве Распутина прекратить, и опасность уголовного преследования по этому делу миновала.

Воспоминания Ф.Ф.Юсупова, другого участника убийства, вышли из печати значительно позже дневника Пуришкевича – в 1927 году. В последующих изданиях своих мемуаров, несмотря на разные редакции и дополнения, в повествовании об убийстве Распутина Юсупов точно следует за сюжетной канвой, изложенной в дневнике Пуришкевича. Свидетельства двух убийц Григория Распутина практически ни в чем не противоречат друг другу. Но эти два документа, столь согласные между собой в описании обстоятельств убийства Григория Ефимовича, не совпадают в важных деталях с документами следствия по делу об убийстве Распутина, известными из воспоминаний С.В.Завадского, в 1916 году состоявшего в должности прокурора Петроградской судебной палаты, и из экспертного заключения профессора Д.Н.Косоротова, проводившего вскрытие убитого. Сопоставление истории убийства Григория Распутина по Юсупову с Пуришкевичем, с одной стороны, и по данным следствия, с другой, заставляют нас предположить, что убийцы-мемуаристы намеренно исказили события в своих воспоминаниях.

Первое, что вызывает недоумение, – очевидная неосведомленность Пуришкевича с Юсуповым во что был одет Григорий Ефимович в ночь убийства, какая одежда была у него под шубой, будто бы он и не раздевался в столовой особняка Юсупова, как они сами об этом пишут. Пуришкевич утверждает, что Распутин был одет в сапоги, бархатные навыпуск брюки, шелковую рубаху кремового цвета, расшитую шелками (56). Юсупов вторит ему, что на Григории Ефимовиче были сапоги, бархатные брюки и белая шелковая рубашка, вышитая васильками (57). Прокурор же судебной палаты Завадский свидетельствует: убитый был одет в голубую шелковую рубашку, вышитую золотыми колосьями (58, с. 240). На руке у него был золотой браслет с царской монограммой, на шее золотой крест, и хотя браслет и крест – яркая и запоминающаяся деталь, но об этом убийцы не обмолвились ни словом. О голубой шелковой рубашке, в которую был одет Григорий Ефимович в преддверии своего смертного пути, свидетельствовала на допросе и Екатерина Печеркина, служанка в доме Распутиных, последней видевшая Григория Ефимовича поздней ночью, когда за ним приехал Феликс Юсупов (59, с. 76).

Еще более значимое несоответствие мемуаров с материалами следственного дела в том, как был убит Григорий Ефимович. Пуришкевич видел, что Распутин получил три огнестрельные ранения: Юсупов выстрелил ему в грудь, в область сердца, после чего прошло более получаса, и убитый будто бы ожил, кинулся во двор, где Пуришкевич выстрелами в спину и, как ему "показалось", в голову, сразил жертву. Как стрелял Пуришкевич во дворе, Юсупов, по его словам, не видел, он только подтверждает, что убил Распутина в столовой выстрелом в грудь, в область сердца (57, с.202).

Но подлинные документы следствия полностью исключают выстрел в сердце, в них сказано, что Григорий Ефимович убит тремя смертельными выстрелами – в печень (живот), почки (спину) и мозг (голову) (60, с.239). О смертельных ранениях отца Григория упоминает и Юлия Ден, которая знала о них из разговоров с Императрицей и А.А. Вырубовой в Царском Селе: "Григорий Ефимович был ранен в лицо и в бок, на спине у него было пулевое отверстие" (10, с. 74-79). Судебно-медицинские эксперты утверждали, что с первым же ранением, в печень, человек может прожить не более 20 минут, следовательно, не могло быть временного отрезка от получаса до часа, после которого убитый "воскрес" и кинулся бежать, как не было вообще никакого выстрела в область сердца в столовой, о котором единогласно утверждали оба участника убийства.

Приведем заключение судмедэксперта профессора Д.Н. Косоротова: "При вскрытии найдены весьма многочисленные повреждения, из которых многие были причинены уже посмертно. Вся правая сторона головы была раздроблена, сплющена вследствие ушиба трупа при падении с моста. Смерть последовала от обильного кровотечения вследствие огнестрельной раны в живот. Выстрел произведен был, по моему заключению, почти в упор, слева направо, через желудок и печень с раздроблением этой последней в правой половине. Кровотечение было весьма обильное. На трупе имелась также огнестрельная рана в спину, в области позвоночника, с раздроблением правой почки, и еще рана в упор, в лоб ( а не сзади в голову, как пишет Пуришкевич! – Т.М.), вероятно, уже умиравшему или умершему. Грудные органы были целы и исследовались поверхностно, но никаких следов смерти от утопления не было. Легкие не были вздуты, и в дыхательных путях не было ни воды, ни пенистой жидкости. В воду Распутин был брошен уже мертвым" (60, с. 307-308). Свидетельство профессора Косоротова показывает, что Григорий Ефимович долго и мучительно истекал кровью, но об этой колоссальной кровопотере ни слова у Юсупова с Пуришкевичем. Следов крови, согласно их мемуарам, было немного.

Не совпадают свидетельства Пуришкевича-Юсупова с официальным расследованием и в том, как топили тело убитого. Пуришкевич утверждает, что тело Распутина обернули синей тканью и крепко связали, и так сбросили с моста в Невку (56). Шубу и один бот, сбросили вслед за телом, обернув в шубу гири и цепи, приготовленные для утопления жертвы, но второпях забытые в машине. Сжечь шубу в вагоне санитарного поезда, как замышлялось, не удалось, шуба не влезла в вагонную печь, а резать ее на куски жена Пуришкевича почему-то наотрез отказалась. Второй бот, отмечает Пуришкевич, остался в столовой особняка Юсупова. Сам же Юсупов, не присутствовавший при утоплении, пересказывает с чужих слов, что "все тело было завернуто в накинутую на плечи бобровую шубу", "руки и ноги Распутина были плотно связаны веревками" (57, с. 202).

Теперь читаем материалы следствия. "Нашел труп простой городовой, на мосту… он увидел следы крови, а под мостом, у края значительной по размерам полыньи, лежала зимняя высокая калоша, городовой … в шагах ста от полыньи заметил подо льдом, с поверхности которого снег был сдунут ветром, какое-то большое черное пятно: этим пятном и оказался Распутин в шубе и об одной калоше, застрявший на отмели" (58, с. 237). О том, что Распутин во время убийства был в шубе и в одной калоше (другая калоша слетела с ноги при падении тела с моста), свидетельствуют и фотографии убитого, единственные, сохранившиеся в следственном деле, все остальные документы из него исчезли.

И Юсупову, и Пуришкевичу зачем-то надо доказать, что Распутин, раздевшись, долго, целых два часа, сидел в столовой Юсупова, там же был смертельно ранен и затем добит во дворе Юсуповского дворца. Но тогда, основываясь на материалах следствия, придется допустить невозможное, что убийцы, проведя рядом с жертвой больше двух часов, не запомнили цвета рубахи, в которую Григорий Ефимович был одет, не обратили внимания, куда попала первая пуля, в живот или в грудь, что после смертельного выстрела одели свою жертву в шубу и обули в калоши, потом убегавшего догнали и добили во дворе, и тогда уже повезли труп топить.

Однако готовность Пуришкевича с Юсуповым принять на себя человекоубийство подействовала на прокурора Завадского завораживающе, и он лишь с некоторыми поправками, которые диктовали ему очевидные факты следствия: цвет рубахи, время убийства, характер ранений – принял на веру версию Юсупова и Пуришкевича: "Если эксперты правы, тогда приходится думать, что убийство произошло так: первый выстрел был произведен в Распутина спереди, когда он стоял в кабинете князя Юсупова, раненый Распутин повернулся и выбежал во двор через боковую дверь, вслед ему был дан второй выстрел, ранивший его сзади, Распутин имел однако достаточно силы, чтобы добежать до решетки, но там, по-видимому, упал, и тогда кто-то подошел к нему и покончил с ним выстрелом в затылок" (58, с. 239) Завадский силится соединить факты следствия и признания убийц и оттого у него "выстрел в затылок", хотя посмертная фотография Григория Ефимовича свидетельствует об огнестрельной ране во лбу, это же подтверждено экспертизой профессора Косоротова и воспоминаниями Юлии Ден.

Почему же Пуришкевич и Юсупов обнаруживают свою неосведомленность в самых очевидных вещах, которые засвидетельствованы следствием? Ключ к разгадке может быть найден в следующем факте, удостоверенном прокурором Завадским на основании изучения следственного дела: "В ночь убийства, не позже часа, за Распутиным… заехал на автомобиле в одежде шофера князь Юсупов и увез его с собою, но не прямо к себе, потому что убит Распутин был два часа спустя, а убили его, по-видимому, едва лишь он появился в княжеском дворце" (58, с. 240).

Что же происходило в эти два ночных часа, которые Пуришкевич с Юсуповым старательно пытаются заполнить вымыслом о чаепитии с Григорием Ефимовичем и угощении его вином и пирожными, отравленными цианистым калием? Эксперт-медик Косоротов установил, что тело Распутина было подвергнуто истязаниям и изощренным пыткам – пробитая в нескольких местах голова, вырванные на голове клочья волос, страшная рана на виске и сделанная каким-то особым орудием вроде шпоры рваная рана в боку, следы побоев на лице и по всему телу. Юсупов с Пуришкевичем опять же очень старательно пытались убедить всех, что это именно они били уже мертвого человека в припадке бешенства. Но профессор Косоротов убежден, что не все удары наносили по мертвому телу. Министр внутренних дел А.Д.Протопопов, по поручению Государыни контролировавший ход следствия, в беседе с сотрудником газеты "Новое время" Я.Я.Наумовым сделал очень важное, ключевое для понимания произошедшего заявление: "Это не просто убийство, … участвовали озлобленные люди, превратившие убийство в пытку" (61, с. 6).

Прижизненные истязания Григория Ефимовича Распутина – установленный следствием факт, и именно их пытались скрыть Пуришкевич с Юсуповым, готовые даже взять на себя глумление над мертвым.

Стремление Пуришкевича с Юсуповым все взять на себя настолько бросалось в глаза, что становится очевидным: этот настойчивый самооговор – от всеохватного желания прикрыть других участников убийства старца. Они утверждают, что с часу до четырех ночи Распутин находился у Юсупова в особняке, но не знают, как он был одет и куда ему были нанесены выстрелами смертельные раны, один из выстрелов приписал себе Феликс Юсупов, два других взял на себя Пуришкевич. Они доказывают, что выстрелы были произведены в течение часа, хотя уже с первой раной в живот человек не прожил бы и 20 минут, а все три ранения – прижизненные. Пуришкевич и Юсупов говорят, что тело Григория Ефимовича было связано по рукам и ногам уже после смерти, чтобы скрытнее везти его в автомобиле и легче топить в реке, но на посмертных фотографиях из следственного дела отчетливо видны на запястьях рук Григория Ефимовича обрывки веревок, стягивавших руки, как наручники. Связанный для долгих истязаний, он и убит был связанным, в попытке освободиться из стянувших руки и ноги веревок, но где это было – в Юсуповском ли доме на Мойке, или в каком ином злодеями приготовленном месте, нам, видимо, уже не узнать.

Юсупов и Пуришкевич не могут внятно объяснить, как шуба и боты, "снятые" с Распутина в подвале, вновь оказались на нем, когда тело нашли подо льдом. На посмертных фотографиях убиенный Григорий Ефимович лежит на льду в одной рубахе, шуба, разрезанная и снятая с тела, горой громоздится рядом. Объяснить столь вопиющие разногласия мемуаров со следственными фактами можно только одним – ни Пуришкевич, ни Юсупов не были настоящими убийцами, они лишь соучастники, а то и вовсе подстава для маскировки ритуального характера убийства.

О ритуально исполненном убийстве Император и Императрица должны были знать или догадывались, поэтому судебно-медицинскую экспертизу поручили именно профессору Военно-медицинской академии Д.Н.Косоротову, выступавшему экспертом по делу о ритуальном убийстве Бейлисом христианского мальчика Андрюши Ющинского. Государю была очевидна лишь косвенная причастность к смерти Григория Ефимовича тех, кого весь Петербург поздравлял с "патриотическим актом". Вот запись из дневника Императора: "В 9 часов поехали всей семьей мимо здания фотографии и направо к полю, где присутствовали при грустной картине: гроб с телом незабвенного Григория, убитого в ночь на 17 декабря извергами в доме Ф. Юсупова, уже стоял опущенным в могилу" (62, с. 616). Государь, обратим внимание, не назвал убийцами тех, кто ими назвался сам, но говорит об извергах, подчеркнув изуверский характер убийства. Он и наказал подставных убийц символически, выслав Феликса Юсупова в Курское имение и отправив в. кн. Дмитрия Павловича в действующую армию в Персию, а Пуришкевича, уехавшего 17 декабря со своим санитарным поездом на фронт, наказание не постигло вовсе. Эта безнаказность, безусловно, встревожила подлинных убийц, ожидавших теперь дальнейших следственных действий против себя, и, понимая всю непрочность обвинений против самозванных убийц, они в дальнейшем постарались тщательно укрыть следы ритуального преступления: сразу же после свержения Императора торопливо сожгли тело мученика Григория.

Основанием предположения о ритуальном характере убийства как для Царя, так и для всякого христианина, знакомого с иудейскими ритуальными злодействами, являлись сами обстоятельства преступления: туго стянутые руки и ноги, прижизненные мучения, большая кровопотеря, а затем мгновенная смерть и утопление тела в воде, не упрятывание его, не захоронение, а именно утопление, причем осуществленное отступниками-христианами, на которых впоследствии и указывается как на настоящих убийц.

И Дмитрий Павлович, и Юсупов, по свидетельству в. кн. Александра Михайловича, признались ему, "что принимали участие в убийстве, но отказались, однако, открыть имя главного убийцы" (8, с. 226). Позже, когда Феликс Юсупов пересказывал знакомым обстоятельства убийства Распутина с никогда не бывшим выстрелом в сердце, его спросили: "Неужели у Вас никогда не бывает угрызений совести? Ведь Вы все-таки человека убили?" – "Никогда, – ответил Юсупов с улыбкой. – Я убил собаку" (63, с. 218). И князь не лжет, он действительно убил собаку из собственной псарни, чтобы скрыть следы человеческой крови или, наоборот, имитировать убийство Распутина во дворе собственного дома. Но проходит несколько лет, появляется дневник Пуришкевича, и в нем очевидное стремление "застолбить" определенную версию убийства, по которой на Григория Ефимовича напали именно христиане, представители высокородного дворянства и члены Императорской фамилии. Через три года после обнародования дневника Феликс Юсупов опубликовал свои мемуары под названием "Конец Распутина", где в точности воспроизвел обстоятельства убийства, описанные уже Пуришкевичем, но полностью игнорировал материалы следствия, известные к тому времени по публикации прокурора Завадского.

Следствие по делу об убийстве Григория Ефимовича Распутина длилось всего два с небольшим месяца, и было спешно прекращено 4 марта 1917 года. Тело мученика Григория торопливо сожгли в ночь с 10 на 11 марта, на месте сожжения начертана на березе символичная надпись на немецком языке: "Hier ist der Hund begraben ("Здесь погребена собака"), – и далее, – тут сожжен труп Распутина Григория в ночь с 10 на 11 марта 1917 года" (64, с. 7).

В журнале "Былое" за 1917 год, вышедшем вскоре после свержения Императора с Престола, опубликованы материалы следствия по делу об убийстве Григория Ефимовича Распутина, но лишь протоколы допросов Юсупова, домашних Григория Ефимовича, дворников, городовых, швейцаров. Судебно-медицинская экспертиза и заключения следователей в опубликованных материалах отсутствуют. В дальнейшем возвращение к этой теме в литературе, кино и исторических исследованиях сводились к тому, чтобы уверить всех в истинности слов Пуришкевича с Юсуповым.

Свершившееся в ночь на 17 декабря 1916 года злодеяние явилось прообразом грядущего Екатеринбургского мученичества в ночь на 17 июля 1918 года. "О, это ужасное 17-е число", – писала Государыня из ссылки близким. И правда, 17 октября 1907 года был дан злосчастный Манифест, 17 декабря 1916 года был умучен до смерти старец Григорий, 17 июля были злодейски убиты Государь Николай Второй и Его Семья. Выстрелы и изощренное мучительство, нанесение детям колотых и резаных ран, утопление тел в воде шахты, а после извлечение тел, облитие их бензином и сожжение на чудовищных ритуальных кострах, и над всем этим зловещая надпись, перифраз из Гейне на немецком: "Belsatzar ward in selbiger Nacht von seinen Knechten umgebracht" ("В эту самую ночь Белый Царь был убит своими подданными") и рядом каббалистическая надпись: "Здесь по приказу тайных сил Царь был принесен в жертву для разрушения государства. О сем извещаются все народы".

Через все, что претерпела Царская Семья, прежде прошел Их Молитвенник. И он был исколот штыками, ножами и "шпорами", и он был троекратно убит. Тело утоплено в стылой невской воде, а после облито бензином и сожжено. И оставлено две удостоверяющие ритуальную казнь надписи, одна из которых на немецком. Ни от Григория Ефимовича, ни от Святых Царственных Мучеников не осталось могил, а о том, что конец их будет един, Государыня знала из предсказания старицы, бросившей ей под ноги восемь кукол, облив их красной жидкостью, запалив взметнувшийся с пола жадный костер.

Поруганием и смертью Григория Ефимовича Распутина иудеи и их приспешники добивались сразу очень многого. Через поношение имени Царского Друга предавалось поношению имя самого Государя Императора. Народ изумлялся скверне, якобы окружавшей Царя и Царицу, и переставал верить в богодержавность самой Царской власти. Одновременно иудейское поругание Григория Ефимовича имело целью, чтобы в его недостоинство поверил Государь, поверил бы и отверг от себя Старца. А когда не удалось убить Григория Ефимовича духовно, осквернить его в очах Царевых, его убили физически, ибо без погибели Распутина иудейский кагал не смог бы одолеть Русского Царя.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 09-04-2009 22:13
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 18:22
3. Фальшивомонетчики от истории: как пишут чужие "мемуары"

Но наступило в России время опамятования. Святые Царственные мученики прославлены, однако хула на Григория Ефимовича, государева молитвенника, спасителя Наследника Цесаревича, по-прежнему остается злой притчей во языцех. И здесь умысел клеветников очевиден: изумляясь черноте вымышленного распутинского облика, не все православные могут заставить себя поверить в святость мученически убиенной Царской Семьи. А самого Григория Ефимовича враги России выставляют ныне козлом отпущения, на него одного возложив иудейскую вину за разрушение Самодержавного Российского государства.

И вот как выполняется эта задача сегодня. Сотеннотысячными тиражами публикуются новые "исторические источники": недавно присланные из Америки "Воспоминания" дочери Григория Распутина и две историко-художественные повести "Николай Второй" и "Распутин" Эдварда Радзинского с многочисленными цитатами из только что "вновь обнаруженного архива".

Книга "Воспоминаний" дочери о Григории Ефимовиче Распутине явилась сразу же после канонизации Царской Семьи. Выпущенная в 2000 году издательством "Захаров" она сразу же привлекла всеобщее внимание: еще бы! свидетельство современницы, самой дочери Распутина. Этот "источник", как признает сам издатель в предисловии, получен им в рукописи из третьих рук в 1999 году "у ее последней владелицы, которая почему-то не разрешила мне объявлять ее имя. Назову ее Госпожой X." (65, с. 5). Долгое и мутное изложение истории жизни госпожи X. и ее американской тетки, от которой и достались в наследство "три толстые тетради с массой вклеек", заканчивается неожиданным для читателя резюме: "Как рукопись попала к ее тетке, она не знает". О самой же дочери Григория Ефимовича Матрене в предисловии рассказано меньше, чем о госпоже X. и ее тетке. Обозначен год рождения – 1898, сказано, что в 1917 году она вышла замуж за офицера Бориса Соловьева и вскоре после революции выехала из России. После смерти мужа в 1924 году Матрена якобы дебютирует в Париже как танцовщица, позже в Америке становится укротительницей тигров. Умерла она в 1977 году в Лос-Анжелесе от сердечного приступа. И ни слова о петербургском периоде жизни осиротевшей девочки, ее путешествии в Сибирь, в Тобольск, Покровское, Тюмень, а затем в Омск и Харбин вслед за мужем Борисом с целью поддержать Царскую Семью в заточении. Об этом нам известно из ее Дневника, который Матрена сама представила следователю Н.А.Соколову 28 декабря 1919 года в Париже. Дневник, написанный "для себя" двадцатилетней, только что вышедшей замуж Матреной, выказывает наивную, горячо любящую мужа светлую натуру, всецело верящую в Господа, почитающую, как святыню, Государя и Государыню и молитвенно, благоговейно поминающую своего отца.

Приведу строки из Дневника, не оставляющие сомнения в цельности и красоте души этой простой, мало ученой, но христиански воспитанной девочки. Как и ее отец, Матрена называет Государя и Государыню "Папа и Мама", "дорогие наши", иногда "они", возможно, боясь изъятия Дневника. 29 апреля 1918 г.: "От Вари письмо, пишет про Них, бедные, как Они страдают". 10 мая 1918 г.: "Живу мысленно с Моими Дорогими". 14 сентября 1918 г.: "Тяжело слушать неправые обвинения, ведь человека ни разу не видели в глаза, а ругают… А что худо разве раньше жилось. Да еще как хорошо… Не умеем ценить доброго, хорошего, где теперь Они? Неужели нету живых, ой я и верить не хочу разным россказням". 17 сентября 1918 г.: "Сегодня узнала весьма утешительную новость, как будто Папа и Мама живы, и Дети, да неужели это правда, вот счастье". 20 сентября 1918 г.: "Мне кажется, если Они будут живы, т.е. Папа и Мама, тогда и я буду счастлива, ведь вся моя опора, вся моя надежда на Них, я знаю, в трудную минуту Они меня не оставят". 1 ноября 1918 г.: "Солнышко светит, а на душе грусть, тоска, болит сердце за Наших, где Они? Неужели не живы. Нет это ужасно" (66, с.31-81).

Матрена постоянно поминает отца, горюет, тоскует о нем. 5 апреля 1918 г.: "Встретили нас с Варей дома (в Покровском – Т.М.), как всегда, тепло, хорошо. Вот уж здесь любовь пребывает. Все живут вкупе, боятся страха Божьего. А кто его вселил в нас? Папа. Он всегда учил нас любви, вере". 21 апреля 1918 г.: "Почему нету моего папы. Зачем Ты, Господи, взял его от нас так рано? Мы остались как листья без дерев. Папа, милый папа, будь с нами в разговенье, именно с нами, с Борей и со мной…". 1 мая 1918 г.: "Ходили с Борей в церковь, подавали записку, поминали папу, ах, как тяжело было сегодня, как-то особенно тяжело. Больно, что нету дорогого нашего тятеньки с нами". 13 мая 1918 г.: "Как я счастлива, что я дома. Как здесь хорошо, каждая мелочь напоминает тятеньку дорогого. Хочу страшно идти к Мурашному, где тятеньке было виденье. Какой он был хороший, милый, славный, добрый. Любил нас больше своей жизни, больше всех" (66, с. 31-81).

Но вот воспоминания якобы все той же Матрены Распутиной, неизвестно от кого, как и к кому попавшие, но широко и шумно преподнесенные нам как исторический документ, как несомненное свидетельство очевидца. Ничего похожего на ту, неоспоримо подлинную Матрену, что сама лично передала свой дневник Соколову, – ни душевного тепла, ни искренней печали, даже обращения не те. Григорий Ефимович именуется только "отцом", нет в подробных рассказах о встречах с Государем и Государыней теплых родных Матрене слов "Папа" и "Мама", "Государь", "Наши дорогие". Издатель, и тот вынужден отметить "особый тон записок": "Никакого придыхания, сантиментов ровно столько, сколько положено, чтобы они не раздражали" (65, с. 7).

По тому, подлинному дневнику, Матрена Распутина – горячо верующий, воцерковленный человек, она говеет Великим Постом, причащается, по обету едет в Абалакский монастырь и все беды свои объясняет одним: "Боже, какая я грешная, прости меня" (66, с. 51). Матрена больше всего любит Бога и все время уповает на Его милость. 16 января 1918 г.: "Господи, не оставь сирот… Нам тяжело, Господи, не оставь". 14 января 1918 г.: "Я люблю людей правдивых. Это для меня главное. Правда – солнце яркое". 16 января 1918 г.: "Боже, как тяжело быть беззащитным, никто не заступится" (66, с. 31-81).

Но в только что предъявленном миру новом "документе" Матрены Распутиной и близко ничего того нет. Нигде не упоминается Имя Божие вне исторического контекста, даже говоря об исцелении Распутиным Царевича Алексея, мемуаристка договаривается до того, что не знает, "помогла ли его молитва, или какая-то другая сила" (65, с. 289). Об отце ни откровений, ни воспоминаний, ни слез – лишь интерпретации известных историй, да еще подчеркнуто холодно: "Я намерена показать человека, а не героя Четьих-Миней" (65, с.30).

Матрена в новых "Воспоминаниях" – весьма ловкий беллетрист. А где могла "набить руку", получить навыки бойкого повествователя девочка, всего несколько лет проучившаяся в гимназии, в двадцатилетнем возрасте покинувшая Россию и лишь изредка говорившая потом по-русски? Редакторская рука? Но, по утверждению издателя Захарова, работа с рукописью свелась "к расшифровке некоторых слов и очень незначительной правке стиля" (65, с. 7).

Дневник подлинной Матрены исполнен описанием встреч и разговоров, радостей и обид живой русской девушки, у которой куча знакомых, немало любящих ее сердечно женщин, как Анна Александровна Танеева (Матреша часто называет ее "Аня"), Ольга Владимировна Лохтина (о ней очень почтительно, только по имени-отчеству), много подруг – Маруся Сазонова, Оля, Лиля, Галя, Рая…

А в "Воспоминаниях" ни слова о себе, словно нет у нее ни прошлого, ни пережитого. Все только об отце, но и об отце ничего нового. Пересказываются известные по другим источникам сюжеты, в которые Матрена "встраивается" свидетельницей или узнает о них из чьих-то рассказов. В истории спасения Григорием Ефимовичем Анны Александровны Танеевой от смерти после железнодорожной катастрофы сохранены все подробности повествования самой Танеевой, но глазами якобы Матрены. Если верить воспоминаниям, то Распутин просто не расставался с дочкой, брал ее с собой везде и всюду: и в Царскую гостиную, где дети показались Матрене "на одно лицо – роскошные фарфоровые куклы в роскошном кукольном доме", и за царский стол, где Матрена подглядела, что "когда Николаю стали наливать водки, он выхватил графинчик у лакея и, минуя рюмку, налил полный фужер", и к постели царевича, где Матрена подсмотрела, что "Царица даже не пыталась скрыть своей истерики". Почему-то девочка успевает отметить и запомнить только то, что усиленно навязывается всеми клеветниками: пьянство Царя, истеричность Царицы, что через Распутина действовала "какая-то сила", "сверхъестественная" сила, по Матрене, выходит, что это сила гипноза, одним словом, бесовская, дьявольская сила, но никак не Божия и не благодатная.

Одно из исцелений Царевича, известное по воспоминаниям А.А. Танеевой, Матрена повторяет с оговоркой: "Отец описывал мне эту сцену так": "Он (Распутин) обратился к Алексею: "Открой глаза, сын мой! Открой глаза и посмотри на меня!!. Веки Алексея затрепетали и приоткрылись… его взгляд сосредоточился на лице моего отца… Отец… снова обратился к мальчику: "Боль твоя уходит, ты скоро поправишься… А теперь спи" (65, с. 127-128).

Перелицовка "под себя" давно известного искусно переплетается в "воспоминаниях" Матрены с сюжетцами, якобы услышанными ею еще от бабушки с дедушкой, от Танеевой, от самого Григория Ефимовича. И вот как сговорились все родные и близкие люди опять же ничего нового не сказать Матрене, а вторить лишь тому, что измыслили позже в злобе и ненависти к Григорию Ефимовичу его враги, враги Государя, враги Самодержавной России, а то, что это измышления, клевета, наговоры, – давно уже доказано. "От деда, от бабки" Матрена якобы знает о пьянстве отца сызмальства ("дорога в кабак проторилась как-то сама собой" – 65, с. 36), разврате его с молодых лет ("для отца физическая и духовная любовь сочетается и так становится силой" – 65, c.30), лености его ("и потянулась за отцом слава бездельника, ледащего человека" – 65, с.25), еретичестве и сектантстве ("Бог в нем, Григории Распутине.,. И правда, если Царство Божие – в человеке, то разве грешно рассуждать о нем, рассуждая о Боге? И если в церкви об этом не говорят, что ж, надо искать истину и за ее пределами. Отец рассказывал, что, как только он понял это, покой снизошел на него" – 65, с. 23). Всплывают давно опровергнутые и похороненные вроде бы обвинения Григория Ефимовича в хлыстовстве ("Отец не отказался присутствовать на радениях хлыстов… Он хотел всего лишь понять, какие есть пути к Богу" – 65, с. 54), в эротомании ("чем сильнее он старался изгнать прельстительниц из сознания, тем, казалось, настойчивее они возвращались, пока он не падал на землю в изнеможении… Боль вытесняла похоть и заполняла стыдом…" – 65, с. 46). Все это о родном отце(!), о "дорогом тятеньке", и не просто о хорошем, милом, добром тятеньке, а о молитвеннике, чудотворце, о святом. Слова доброго у "дочери" не находится, зато в ходу у нее самые отвратительные характеристики Григория Ефимовича из книг в. кн. Александра Михайловича, генерала В.И.Гурко, Председателя Думы М.В.Родзянко, наконец, С.Труфанова и А.Симановича, Ковалевского, Ковыля-Бобыля, целенаправленно нагромождавших ложь о Распутине, развеянную добросовестными историками. Но "Матрена", как ни в чем ни бывало, цитирует эти "источники", не высказывая ни малейших сомнений в их истинности: "Приведу здесь только одно из многочисленных свидетельств Труфанова" (65, с. 113). И повторяет глумливый, из пальца высосанный, анекдот о Распутине, будто спросившем Государя: "Ну, что? Где екнуло? Здеся али тута?" (65, с. 113). Циничная, наглая и издевательская ложь удостоверяется самой "дочерью" Распутина.

Вернемся к Дневнику, в сопоставлении с которым нет труда доказать подложность "Воспоминаний" Матрены Распутиной. Один из аргументов, доказывающих фальсификацию, – это несовпадение оценок одних и тех же людей в Дневнике и в "Воспоминаниях". Мы уже говорили о том, что Государь и Государыня, Папа и Мама, наши дорогие, о которых у девочки болит сердце, с которыми она только и связывает счастье своей жизни, в "Воспоминаниях" просто Николай и Александра Федоровна, Царь и Царица. Ни благоговения, ни скорбной памяти, ни капли сожаления об их трагической мученической судьбе. Одни лишь старые, пронафталиненные еврейские наветы о слабоволии Царя, о его запоях, о неудачах правления, о порочном окружении Государыни, ее болезненности и истериках.

Все самое светлое из Дневника Матреши предстает в очерненном изображении "Воспоминаний". Ольга Владимировна Лохтина, одна из духовных дочерей Григория Ефимовича, исцеленная им от неизлечимой болезни – неврастении кишок, после революции принявшая на себя подвиг юродства, о которой Матреша пишет в Дневнике 2 марта 1918 г.: "Ольга Владимировна говорила по тятенькиному ученью, не она говорила с нами, а тятенька…", 3 марта 1918г.: "После вчерашнего вечера я еще больше полюбила Ольгу Владимировну, она рассказывала, что была на Гороховой, заходила во двор, чувствовала папин дух. Под впечатлением вчерашнего дня я долго не могла уснуть. Видела во сне опять папу, я так счастлива, так счастлива" (66, с. 40-41). К слову, Ольгу Владимировну Лохтину все время с любовью вспоминают в письмах Царские Дочери Ольга и Татьяна Николаевны, часто передают ей приветы и поклоны, так что Матреша не одинока в своих симпатиях.

Но вот фрагмент из новых "Воспоминаний": "Ольга Владимировна Лохтина была хорошенькой блондинкой. Ума там никакого не было и подавно, но, как я бы сейчас определила, прелесть глупости, несомненно, изобиловала… Она рассчитывала быстро получить взаимность от моего отца… Отец перестал принимать ее в нашем доме… Ольга Владимировна попала в лечебницу для душевнобольных" (65, с. 193-195).

Еще одно сравнение: речь о епископе и священномученике Гермогене, утопленном большевиками в реке Туре напротив села Покровского, в те дни как Матреша вернулась домой. Перед нами ее Дневник. 23 июля 1918 г.: "Приехала комиссия искать тело убитого Гермогена, нашли в воде его, обмотанного веревками, и руки связаны назад, мучили, говорят, его, бедного, страшно, ах, какие мерзавцы большевики – Господи, накажи их" (66, с. 61). 25 июля 1918 г.: "Как жутко проходить мимо церкви… видишь: в церковной ограде горит свечка, дьякон всю ночь читает Евангелие у епископа Гермогена на могилке… Сегодня приехал епископ Еринарх за телом убиенного, служили панихиду. Я сильно плакала, вспомнила сейчас же папу, как его отпевали, стоять было немыслимо, хотелось зарыдать" (66, с.62). Матреша знала о гонениях, которые воздвиг, поверив клеветам, епископ Гермоген на ее отца, но она знала и о раскаянье, которое пережил епископ после смерти Григория Ефимовича, об этом сам епископ рассказывал ее мужу Борису Соловьеву. Ни тени злорадства в Дневнике, лишь горестная любовь в ее словах да недавняя картина мученической смерти отца в мыслях. Но какой злобный тон в упоминании о епископе Гермогене в "Воспоминаниях": "Гермоген оказался впутанным в аферы по самую макушку… он из подозрения вывернулся, а двух его приятелей признали-таки виновными в растрате. Понятно, что Гермоген сразу же оценил представившуюся возможность отомстить отцу" (65, с. 195).

Удивительно, но и в рассказе об Ольге Владимировне Лохтиной, и в повествовании о епископе Гермогене автор "Воспоминаний" (уже язык не поворачивается назвать самозванного мемуариста светлым именем Матреши) не говорит об эпизодах, упомянутых в "Дневнике", отчего так? От незнания ли о Дневнике составителем "Воспоминаний" или оттого, что симпатии подлинной Матреши к этим людям несовместимы с обличительным пафосом лже-Матрены. Склонны верить в последнее, потому что автор "Воспоминаний" отлично знаком со множеством документов о жизни Григория Ефимовича и даже намеренно изображает забывчивость "мемуаристки", неправильно употребляет несколько фамилий исторических лиц: Деревянко вместо Деревенько, Давидсон вместо Дувидзон.

Но есть в "Воспоминаниях" и серьезный фактический огрех, который можно расценить как "прокол" фальсификатора. Это брошенная вскользь фраза: "Если бы отцу стало известно о болезни мамы после первого приступа, она бы без сомнения не умерла так рано" (32, с. 135). Настоящая Матрена Распутина вообще не знала, когда и где умерла ее мать, поскольку выехала она за границу в 1918 году и больше в Россию не возвращалась. Прасковья Распутина в 1930 году была сослана с сыном и младшей дочерью из Покровского на Север на поселение, где их следы затерялись.

Не остается сомнений, что под обложкой "Воспоминаний" дочери Григория Ефимовича Распутина нам подсунули очередную фальшивку, к которой никогда не прикасалась рука подлинной Матреши. Так кто же автор "Воспоминаний", кто так умело и злоумно скомпоновал факты, насочинял "чудес", чтобы текст приняли за подлинные мемуары те, кто чтит Григория Распутина как человека святой жизни, незаслуженно оболганного и мученически убитого? А ведь и приняли за подлинное: в недавно вышедшую книгу "Мученик за Христа и за Царя Григорий Новый" попало несколько придуманных лже-Матреной "чудес" и сюжетов из "жизни Распутина".

Подозрения в фальсификации "Воспоминаний" уже возникали, говорили, что Матрена Распутина "порой говорит с чужого голоса", что в составлении книги участвовал ее муж, масон Б.Н.Соловьев (хотя как бы он успел, если известно, что Соловьев умер в Париже в 1924 году). Мы же предполагаем иное: книга "Распутин. Почему? Воспоминания дочери" – это подложный текст, и у нас есть основания считать, что он целиком составлен одним из известнейших еврейских фальсификаторов русской истории, драматургом и сценаристом Э.Радзинским. В основу доказательств положим сопоставление текста "Воспоминаний", приписываемых Матрене Григорьевне Распутиной, и книги самого Эдварда Радзинского "Распутин: жизнь и смерть".

Знание темы, безусловно, свойственно обоим текстам. При этом все сюжетные линии, касающиеся Распутина и Царской Семьи, абсолютно совпадают, они копируют уже упомянутые здесь наветы из пасквиля "Последний самодержец". Но помимо сюжетных совпадений, авторство Радзинского для книги "Воспоминаний дочери" можно предположить на основании поразительного стилистического сходства книги "дочери Распутина" с книгой "Распутин" Радзинского. В обоих произведениях одинаковы приемы введения в текст исторических источников – мемуаров других авторов, свидетельских показаний, отчетов и прочего. В "Воспоминаниях" дочери исторические источники без конкретных ссылок и страниц подаются так: "В записках Гурко читаем: …" (65, с. 276), "Ковалевский свидетельствует: …" (65, с. 64), "Дам слово Симановичу: …" (65, с. 100), "Вот как пишет Коковцов: …" (65, с. 111), "А вот слова Юсупова: …" (65, с. 110), и главная особенность цитации в "Воспоминаниях" – просто имя автора цитаты, как будто прямая речь в сценарии или пьесе: "Воейков: …" (65, с. 188), "Гурко: …" (65, с. 98), "Труфанов: …" (65, с. 74).

В той же драматургической манере приводит ссылки на исторические источники и сам Радзинский. "Аликс писала мужу: …" (67, с. 325), "Мартынов сообщает в новом докладе: …" (67, с. 332), "Белецкий вспоминал: …" (67, с. 334), "Из показаний Родзянко: …" (67, с. 468), и какое поразительное сходство литературных стилей Матрены Григорьевны Распутиной, урожденной в 1898 году, почти всю жизнь прожившей за границей, не имевшей ни то, что специального образования, но даже среднего, и маститого современного писателя, драматурга Э.С.Радзинского. Эта характерная особенность цитации: "Пуришкевич:…", "Юсупов: …" – называние одной лишь фамилии или имени автора цитаты, безусловно, является яркой стилистической особенностью, объединяющей оба текста, но не свойственной историческим сочинениям и мемуарам других авторов.

Еще одна стилистическая черта, характеризующая оба текста, – изложение событий без всякой душевной причастности к рассказываемому. И если для исторических повествований, в коих упражняется Радзинский, отстраненная манера вполне подходит, то мемуары всегда наполнены душевным участием рассказчика, свидетеля, участника событий, тем более если рассказывает о пережитом любящая дочь. Но, к счастью, овладеть тонкой мелодикой душевного участия фальсификатор не в силах, и потому текст "Воспоминаний" дочери воспроизводит так привычную Радзинскому повествовательную модель безучастной хронологии, причем его повесть "Распутин" и текст "Воспоминаний" дочери пестрят одними и теми же весьма специфическими оборотами и выражениями.

Радзинский пишет так: "В странствиях он научился безошибочно распознавать людей. В хлыстовских "кораблях", где соединяли языческие заговоры от болезней с силой христианской молитвы, учился он врачевать" (67, с. 53). "И оттого пьянствовал (Распутин) теперь вовсю… И все чаще, напившись, он пускается в безумную пляску, так напоминающую хлыстовское "духовное пиво" (67, с. 304). Сравним с повествованием, вышедшим под именем Матрены Распутиной. Глава называется (внимание!) "В хлыстовском корабле": "Отец в странствиях попал к хлыстам… Дорога в кабак проторилась как-то сама собой… Отец плясал до изнеможения, будто хотел уморить себя" (65, с. 36). Перекличка одних и тех же образов выдает в "Воспоминаниях" руку Радзинского, к примеру, "красотка Сана с фарфоровым личиком" из книги "Распутин" (67, с. 299), разве не напоминает "фарфоровых кукол" – царских детей из "Воспоминаний"?

Стилистическое сходство бросается в глаза при изложении исторических событий. Сравним главу о начале Первой мировой войны у Радзинского и Матрены Распутиной. У Радзинского в книге "Распутин: жизнь и смерть": "Война и пророчество Распутина. Австро-венгерский посланник в Белграде вручил сербскому правительству ультиматум. Сербия тотчас обратилась к России за защитой. 12 июля Совет Министров под председательством Николая II ввел в действие положение о подготовительном к войне периоде.., Франция готовилась к войне одновременно с Россией. Германия и Австро-Венгрия начали подготовку на две недели раньше. Англия привела свой военно-морской флот в состояние боевой готовности. А пока шли лихорадочные дипломатические переговоры, которые ничего изменить не могли" (67, с. 293).

У Матрены Распутиной в "Воспоминаниях": "Война на пороге. В Сербии убили австрийского эрц-герцога. Австрия направила Сербии ультиматум, потом объявила войну. Немецкий канцлер настоял на переговорах между Россией и Австрией, и Россия ограничила мобилизацию только районами, прилегающими к австрийской границе. Но сторонники войны… взяли верх. Была объявлена мобилизация вдоль западной границы. 31 июля немцы предъявили ультиматум с требованием прекратить подготовку к войне вдоль ее границ с Россией, а в семь часов вечера 1 августа Германия объявила войну России" (65, с. 251).

Я намеренно цитирую столь большие куски текстов, чтобы показать, что не только стилистика их, но и синтаксическая структура абсолютно одинаковы – рубленые фразы, состоящие из простых, почти не осложненных предложений, своеобычная манера лишь называть события, не вдаваясь в подробности их описания, своего рода развернутая драматургическая ремарка к очередной картине в пьесе. Тексты написаны одной рукой, смонтированы на одну колодку. Да соедините вы эти два куска вместе, и пусть попробует кто отличить руку писавшего.

Наряду со сходными историческими "зачалами", которые применяют в качестве вступлений в повествование и Радзинский, и Матрена Распутина, в обоих текстах есть еще одна общая стилистическая черта: беллетризованные описания особо эффектных сцен размером в абзац разрывают конспективное изложение событий. Вот сцена из Радзинского: "11 декабря царица была в Новгороде вместе с великими княжнами и конечно же с Подругой. В древнем Софийском соборе они отстояли литургию, а в Десятинном монастыре посетили пророчицу. В колеблющемся свете свечи царица разглядела "молодые лучистые глаза". И старица, жившая еще при Николае I, заговорила из темноты… Она несколько раз повторила Государыне всея Руси: "А ты, красавица, тяжкий крест примешь… не страшись". Так закончилось последнее путешествие Государыни" (67, с.502). Аналогичная по композиции и синтаксическому строю сцена из "Воспоминаний" Матрены Распутиной: "Разомлевший отец поддался на уговоры новых приятелей и поехал с ними домой к Лизе. Там веселье продолжилось, принесли вина… Очевидно, туда подмешали какое-то зелье, потому что отцу стало плохо и он совсем не понимал, что происходит. Тем временем вечеринка перешла в оргию. В самый пикантный момент появился фотограф. Так были состряпаны карточки, на которых отец предстал в окружении стайки соблазнительных наших красоток" (65, с. 215).

Для повествовательной манеры Радзинского характерна еще одна специфическая особенность – он дает образные заголовки каждому разделу своего исторического сочинения, а в конце таких разделов помещает краткие, почти афористические резюме, звучащие приговором его героям. Эти заголовки и созвучные им резюме-приговоры как бы кодируют читателя, прочерчивая в его сознании канву исторических событий, осмысленную по Радзинскому.

Теперь сравним. Вот "Распутин" Радзинского. Заголовок: "Суд в Царском Селе". Резюме: "Так Распутин еще раз проверил закономерность: достаточно его врагам выступить против него – и их ждет конец" (67, с. 370). Заголовок: "Команда проходимцев". Резюме: "И министры, таясь друг от друга, старались исполнить просьбу фаворита" (67, с. 308). Заголовок: "Распутинщина". Резюме: "Долгожданный союз, о котором мечтал когда-то в начале царствования Николай, – союз мужика с властью – стал реальностью" (67, с. 459).

И вот скажите, может ли быть такая довольно усложненная, профессиональная манера изложения, хорошо осмысленное давление на читателя простым совпадением у двух авторов, которых отличают не только пропасть времени, но и пропасть жизни, а ведь Матрена Распутина использует тот же результативный прием – кодирование читателя обдуманно изготовленными клише – в заголовках (их якобы придумал издатель, согласно его утверждению) и в резюме-приговорах, которыми также изобилует текст "Воспоминаний". Заголовки разделов здесь вкупе с резюме также образуют строго заданный рисунок событий – своего рода историческую мозаику абсолютно в духе Радзинского. Приведем конкретные примеры из "Воспоминаний" Матрены Распутиной. Заголовок: "Царский суд", (тема та же, что и у Радзинского в главе "Суд в Царском Селе"). Резюме: "За лжесвидетельствование Илиодор был выслан из Петербурга в монастырь за сто верст от столицы. За потакание лжесвидетелю наказали и Гермогена" (65, с. 198). Заголовок: "Запои Николая Второго". Резюме: "Как раз во время скандала с письмами алкогольные приступы стали особенно часты у Николая" (65, с.214). Заголовок: "Распутин пошел вразнос". Резюме: "Отец пошел, что называется, вразнос" (65, с.264).

Итак, перед нами стилистически одинаково написанные книги, хотя одна из них – мемуары, а другая – историческая повесть. Подытожим это сходство.

Во-первых, сравниваемые тексты одинаково используют композицию из чужих, тенденциозно подобранных "воспоминаний" и "показаний", снабжая их авторским комментарием, подтверждающим свидетельства исторических лиц, при этом способы введения цитат в текст совершенно одинаковы и выдают драматургическую манеру письма.

Во-вторых, собственно авторские фрагменты обоих текстов, посвященные текущим историческим событиям, представляют собой конспективный перечень фактов с одинаковыми по структуре синтаксическими конструкциями, напоминающими развернутые драматургические ремарки.

В-третьих, беллетристические фрагменты текстов имеют сходное композиционное и стилистическое построение. В пределах одного-двух абзацев очерчено событие, которое завершается итоговым "выводом".

В-четвертых, конструкция разделов "Заголовок + резюме", в которых заложена основная идея, внушаемая читателю, что у Радзинского в "Распутине", что у Матрены в "Воспоминаниях" одинакова, не говоря уже о стилистических совпадениях – "хлыстовские корабли", "фарфоровые лица" и "фарфоровые куклы".

В-пятых, заголовки разделов словно написаны рукой одного автора. Сравните:

Радзинский ____________ "Матрена Распутина"

Обольщение_____________________Ясновидение.
Изнасилованная нянька.__________Подслушанный разговор.
Пляска смерти.__________________ Ожидание ужаса.
Петля затягивается.______________Великий князь злится.
Чудо за десять минут.____________Фужер вместо рюмки.
Суд в Царском___________________Селе.Царский суд.
Баба или чурбан?_________________Случай или закон?
Она меня выгнала как собаку.______Бог увидел твои слезы.
Кто убил?_______________________Кто кем вертит?





Разумеется, с абсолютной уверенностью утверждать, что "Воспоминания" дочери Распутина есть дело рук драматурга Э.Радзинского, мы не можем, ибо для этого необходимо его собственное публичное признание в создании подложного документа. Однако не только стилистические совпадения и сходство сюжетных линий заставляют нас предполагать причастность этого беллетриста к фабрикации "Воспоминаний" дочери Распутина.

Обильное творчество Э.Радзинского по своему содержанию поразительно напоминает труды фальсификаторов истории царствования Николая Второго П.Е.Щеголева и А.Н.Толстого. И чтобы обосновать очередную свою "историко-художественную" ложь о Государе, Радзинскому, как когда-то Щеголеву с Толстым, необходимы новые сенсационные "исторические источники", и, как мы можем предположить, он их попросту "делает", как некогда делали их Щеголев с Толстым. Опыт Щеголева по использованию подложных архивных документов в издании "Падение царского режима" оказался удобным образцом для подражания. Ведь возникли же в исторической повести Радзинского "Распутин" многочисленные цитаты из мифического "Того Дела" якобы утраченных в послереволюционные годы протоколов допросов различных лиц Чрезвычайной Следственной комиссией Временного правительства, а недавно обнаруженных за границей и купленных там Мстиславом Ростроповичем специально, исключительно, персонально для одного лишь Радзинского! Ни описи сенсационного архива, ни перечня документов, ни хотя бы малой толики научных публикаций из приобретенных Ростроповичем сенсационных архивных исторических документов сделано не было. И именно из "Того Дела", по словам драматурга, абсолютно достоверного, и текут в беллетристику Радзинского зловонные потоки новой клеветы. Как все это напоминает метод Щеголева, который сначала подделывал исторические документы – протоколы допросов, а потом их издавал и цитировал. И как Дневник Вырубовой был задуман и написан Щеголевым и Толстым в подтверждение своей клеветнической пьесы, так и "Воспоминания дочери" Распутина явились читателям в подтверждение клеветнических опусов Радзинского, чтобы еще и еще раз выставить искаженные, очерненные образы наших умученных святых. Глядишь, грязь и зловоние лжи укроют от православного русского взгляда светлые их лики.
Изменил(а) Sanegga, 04-09-2008 21:22
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 18:43
Послесловие

Когда в феврале 1917 года все было кончено и поезд увозил арестованного Государя из Могилева в Царское Село, а туда уже явился генерал Корнилов с поручением от Временного правительства пленить Царскую Семью, никому в России, видимо, не приходило в голову, что прогнать Царя можно только вместе с Господом, на Нем благодатно пребывающим. Бог же поругаем не бывает и за изгнание своего Помазанника отмщает ослушливому народу.

Один Государь помнил об этом и скорбно отмечал в Священном Писании вещие слова о грядущем наказании России: "Если же не послушаете Меня и не будете исполнять всех заповедей сих, и если презрите Мои постановления, и если душа ваша возгнушается моими законами, так что вы не будете исполнять всех заповедей Моих и нарушите завет Мой, – то и Я то же сделаю с вами, и пошлю на вас ужас, чахлость и горячку, которые повредят глаза и измучат душу… и вы будете побиты врагами вашими… Я всемеро увеличу наказание за грехи ваши и сломлю гордое упорство ваше… напрасно будет истощаться сила ваша… и наведу на вас мстительный меч в отмщение за завет… хлеб, подкрепляющий человека, истреблю у вас… и будете есть плоть сынов ваших и плоть дочерей ваших будете есть, разорю высоты ваши и разобью статуи ваши, и повергну трупы ваши на трупы идолов ваших, и возгнушается душа Моя вами, города ваши сделаю пустынею, и опустошу святилища ваши… а вас рассею между народами и обнажу вслед вас меч, и будет земля ваша пуста и города ваши разрушены… Оставшимся из вас пошлю в сердца робость" (Лев. 26, 14-36), (68).

Все предреченное исполнилось вскоре. Поражение от врагов в Первой мировой и в годы гражданской войны, ужас и горячка тифозных эпидемий и моров, повальный голод и людоедство в особенно сильно голодавших губерниях, мстительный меч репрессий и раскулачивания, ниспровержение идеалов сначала февральской демократии, потом октябрьского большевизма, разорение церквей и выморочные города и села, национально бесплодная русская эмиграция, а у оставшихся в России – бездонный вечный страх вплоть до сегодняшнего слепого и безрассудного повиновения врагу…

Кажется все, что есть в этом пророчестве, обрушилось на нас, но должны исполниться и другие, с надеждой подчеркнутые Государем слова Священного Писания: "Тогда вострепетало сердце их, и они в изумлении говорили друг другу: что это Бог сделал с нами?" (Быт. 42, 28), (68). И вся дальнейшая наша судьба, судьба русского народа, по слову Священного Писания, зависит от того срока, когда мы поймем, за что Бог так страшно наказывает нас, поймем, разметем клеветы вокруг святого Царского Имени, возжелаем вновь Самодержавного Русского Царства и в священной решимости восстановим Его.
_______________________________________________________________


Источники

1. Международная еврейская газета. – 2000, №30(311).

2. Русские святые. – М., 2001.

3. Письмо Мотовилова Императору Николаю I // Серафимово послушание. – М., 1996.

4. Письма святых царственных мучеников из заточения. – СПб., 1998.

5. Центрархив. Переписка Николая и Александры Романовых. – М. – Л., 1923-1924.

6. Мосолов А.А. При дворе последнего Российского императора. – М., 1993.

7. О. Георгий Шавельский "Из воспоминаний последнего протопресвитера русской армии и флота" // Государственные деятели России глазами современников. Николай II. Воспоминания. Дневники, – СПб., 1994.

8. В. кн. Александр Михайлович. Книга воспоминаний // Николай II. Воспоминания, Дневники. – СПб., 1994.

9. Николай и Александра. Любовь и жизнь. – М., 1998.

10. Данилов Ю.Н. Мои воспоминания об императоре Николае II и в.кн. Михаиле Александровиче // Государственные деятели России глазами современников. Николай II. Воспоминания, Дневники. – СПб., 1994.

11. Кондзеровский П.К. В Ставке Верховного. – Париж, 1967.

12. Брусилов А.А. Мои воспоминания. – М., 1929.

13. Саввич С.С. Принятие Николаем II решения об отречении // Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев. – Л., 1927.

14. Рузский Н.В. Беседа с ген, Вильчковским о пребывании Николая во Пскове 1 и 2 марта 1917 года // Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев. – Л., 1927.

15. Шульгин В.В. Дни // Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев. – Л., 1927.

16. Николай II в секретной переписке // Олег Платонов, Терновый венец России. – М., 1996.

17. Шульгин В.В. Дни // Государственные деятели России глазами современников. Николай II. Воспоминания. Дневники. – СПб., 1994.

18. Кольцов М. Кто спасал Царя // Отречение Николая II. Воспоминания очевидцев. – Л., 1927.

19. Воейков В.Н. С Царем и без Царя. Воспоминания последнего дворцового коменданта Государя Императора Николая II. – M., 1994.

20. Сафьянова А. О старце Григории и русской истории. Сказка наших дней. – М., 1917.

21. Фрейлина Ея Величества. Интимный дневник и воспоминания А.Вырубовой. – Рига, 1928.

22. Илиодор (Труфанов СМ,). Святой черт. Записки о Распутине. – М., 1917.

23. За кулисами царизма: Архив тибетского врача Бадмаева. – Л., 1925.

24. Толстой А.Н., Щеголев П.Е. Заговор императрицы. – Берлин, 1925.

25. Падение царского режима. Стенографические отчеты допросов и показаний, данных в 1917 г. в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. – T. I-VII; М.-Л., 1924-1927 гг.

26. Вильтон Р. Последние дни Романовых. – Берлин, 1923.

27. Литературная газета. – 1997, №3.

28. Русская мысль. – 1997, №4169.

29. Росс Н. Гибель Царской Семьи. Материалы следствия по делу об убийстве Царской семьи (август 1918 – февраль 1920). – Франкфурт-на-Майне, 1987.

30. Партархив Свердловской области, ф.221, оп.2, д.497, л. 7-13. Цит. по книге: О.А.Платонов. Терновый венец России. История цареубийства, – М., 2001.

31. Быков П.М. Последние дни последнего царя // П.М. Быков, А.Г. Нечепуркин. Рабочая революция на Урале, Эпизоды и факты. – Екатеринбург, 1921.

32. Дитерихс М.К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале. – Владивосток, 1922.

33. Платонов О.А. Терновый венец России, История цареубийства. – М., 2001.

34. Соколов Н.А. Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н.А.Соколова. – М., 1998.

35. Романова А.Н. Я, Анастасия Романова. – М., 2002.

36. Тайны новейшей истории. Экспертиза по идентификации А.Н.Романовой и Н.П.Билиходзе // "Россия". – 2002, 23-29 мая.

37. Обнинский В.П. Последний самодержец. Очерк жизни и царствования Императора России Николая II. – Берлин, 1912.

38. Гроян Т.И. Мученик за Христа и за Царя. – М., 2000.

39. Протоколы допроса адмирала Колчака Чрезвычайной следственной комиссией в Иркутске в янв.-февр. 1920 г. // Архив русской революции. Т. 10. – М., 1991.

40. Биржевые ведомости, 1914, 14 июля.

41. Допрос Маклакова В.А. Соколовым НА. // Расследование цареубийства. Секретные документы. – М., 1993.

42. Воррес Йен. Последняя великая княгиня. – М., 1998.

43. Записка Руднева В. М. "Правда о русской Царской Семье и темных силах" // Российский Архив. – М., 1998.

44. Танеева (Вырубова) А.А. Страницы моей жизни. – М., 2000.

45. Соколов Н.А. Предварительное следствие 1919-1920 гг. // Расследование цареубийства. Секретные документы. – М., 1993.

46. Ден Ю.А. Подлинная Царица. – М., 1998.

47. Сухомлинов В.А. Воспоминания.// Григорий Распутин. Сборник исторических материалов. Т.2. – М., 1997.

48. О. Георгий Шавельский. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота // Григорий Распутин. Сборник исторических материалов. Т.2. – M., 1997.

49. Жильяр П. Император Николай II. По личным воспоминаниям П.Жильяра, бывшего наставника Наследника Цесаревича Алексея Николаевича // Григорий Распутин. Сборник исторических материалов. Т.2. – М., 1997.

50. Литературная газета. – 2003, №29.

51. Курлов П.Г. Гибель императорской России // Григорий Распутин. Сборник исторических материалов. Т.2. – М., 1997.

52. Родзянко М.В. Крушение империи. – Харьков, 1990.

53. Тэффи Н.А. Распутин. Воспоминания. // Григорий Распутин. Сборник исторических материалов. Т.2. – М., 1997.

54. РГБ, фонд 251, 25, 61.

55. Жевахов Н.Д. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода. – М., 1993.

56. Пуришкевич В.М. Дневник // Григорий Распутин. Сборник исторических материалов. Т.4. « М., 1997.

57. Юсупов Ф.Ф. Конец Распутина (воспоминания) // Григорий Распутин. Сборник исторических материалов. Т.4. – М., 1997.

58. Завадский С.В. На великом изломе // Архив русской революции. Т.8. – М., 1991.

59. Былое, 1917, №1.

60. Платонов О.А. Пролог цареубийства. – М., 2001.

61. Последний министр старого правительства // Новое время. – №14731, 19 марта – 1 апреля 1917.

62. Дневник Императора Николая И. – М., 1991.

63. Мельник-Боткина Т.Е. Воспоминания о Царской Семье и ее жизни до и после революции. – М., 1993.

64. Купчинский Ф.П. Как я сжигал Григория Распутина // Солнце России. – №369-11, 1917.

65. Распутина М.Г. Распутин. Почему? Воспоминания дочери. – М., 2000.

66. Дневник Матрены Распутиной // Расследование цареубийства. Секретные документы. – M., 1993.

67. Радзинский Э.С. Распутин: жизнь и смерть. – М., 2000.

68. Завет Государя. Книги Ветхого Завета с собственноручными пометками Царя-мученика Николая II. – М., 2000.

__________________________________________________________________

Об авторе

Татьяна Леонидовна МИРОНОВА

Доктор филологических наук, член Союза писателей России, эксперт-источниковед, специализируется на исследовании старославянских и древнерусских письменных памятников, а также на историко-филологических разысканиях архивных материалов по новой и новейшей истории России. Автор научных монографий, учебников, научно-популярных книг.


___________________________________________________________________________________________________________

"Новогодняя открытка" на кануне 1907 года, на которых раввин держит жертвенного петуха с головой Государя Николая II и с подписью по-еврейски: 'Это мой выкуп, это моя замена, это мое жертвоприношение'. Религиозное руководство еврейства не сомневалось, что русский Царь был главным носителем идеала христианской государственности и соответственно главным противником еврейского идеала государственности - царства антихриста. Можно сказать, что в убийстве православного Царя нашла свою логичную кульминацию та двухтысячелетняя борьба евреев против христианства, которая началась распятием Христа.
Sanegga присоединил изображение:


Изменил(а) Sanegga, 09-04-2009 06:34
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 23:11
САТАНИСКИЙ ХАРАКТЕР СИМВОЛИКИ КАРТОЧНЫХ МАСТЕЙ.

Карты, в том виде какими мы их знаем, были изобретены давно, еще в первом тысячелетие, иудеями - каббалистами. Первоначально, с их помощью, древние каббалисты пытались воздействовать на мир демонов. Демоны же требуют хулы над святынями. Нечто подобное той древней мистической практике сохранилось и сегодня в лице многочисленных гадалок и знахарей-колдунов. Но не только. Каждый берущий в руки колоду карт, неизменно, хочет он того или нет - включается в процесс демонического самоосквернения.

Мотивы возмутительного осквернения и похуления святого Креста сознательными крестоненавистниками и крестоборцами вполне объяснимы.
Но когда-видим христиан, втянутых в это гнусное дело, тем более молчать нельзя, ибо по слову святителя Василия Великого — «молчанием предается Бог»!

Так называемые «игральные карты», имеющиеся, к несчастью, во многих домах, есть орудие бесообщения, посредст¬вом которого человек непременно входит в контакт с демонами — врагами Бога.

Все четыре картёжные «масти» подразумевают не что иное, как крест Христов вместе с другими равнопочитаемыми у христиан священными предметами: копием, губкой и гвоздями, то есть все то, что было орудиями страданий и смерти Божественного Искупителя.

И по невежеству многие люди, перекидываясь «в дурака», позволяют себе хулить Господа, беря, к примеру, карту с изображением креста «трилистника», то есть креста Христова, коему поклоняется полмира, и, швыряя ее набрежно со словами (прости Господи!) «трефа», что в переводе с идиш (еврейского) означает «скверный» или «нечисть!»

Да мало того, эти смельча-ки, заигравшиеся в самоубийство, по существу верят в то, что крест этот «бьется» какой-нибудь паршивой «козырной шестеркой», вовсе не ведая, что «козырь» и «кошер» (что в переводе с еврейского (идишь )- освященный) пишется, например по латыни, одинаково.

Давно пора было бы прояснить подлинные правила всех карточных игр, при которых «в дураках» остаются все играющие: они состоят в том, что ритуальные жертвоприношения, по еврейски называемые талмудистами «кошерными» (то есть «чистыми, овященными»), якобы имеют силу над Животворящим Крестом!
Если знать о том, что игральные карты невозможно использовать в других целях, кроме осквернения христианских святынь на радость бесам, то станет предельно понятна роль карт в «гаданиях» — этих гадких исканиях бесовских откровений.

Надо ли в связи с этим доказывать, что всякий прикасавшийся к колоде карт и не принесший искреннего покаяния на исповеди в грехах богохульства и кощунства имеет гарантированную прописку в аду?

Итак, если «трефы» — это хула беснующихся картежников а специально для этого изображаемые кресты, называемые еще ими «крести», то что же тогда означают — «вини», «черви» и «бубны»? Не станем утруждать себя переводом и этих ругательств на русский язык ибо они скверны, но лучше откроем Новый Завет для пролития на бесово племя невыносимого для них Света Божиего.

Святитель Игнатий Брянчанинов в повелительном наклонении назидает: «ознакомься с духом времени, изучи его, чтоб по возможности избегнуть влияния его» (Отеч. стр. 549).

Картежная масть «вини», или иначе, «пики», хулит евангельскую пику, то есть копье святого мученика Лонгина Сотника. Как предсказывал о Своем прободении Господь, (устами пророка Захарии, что «воззрят на Того, Которого пронзили» (12; 10), так и произошло: «один из воинов (Лонгин) копьем пронзил Ему ребра» (Ин. 19; 34).

Картежная масть «черви» хулит евангельскую губку на трости. Как предупреждал о Своем от¬равлении Христос, устами царепророка Давида, что воины «дали Мне в пищу желчь, и в жажде Моей напоили Меня уксусом» (Пс. 68; -22), так и сбылось: «один из них взял губку, напоил уксусом и, наложив на трость, давал Ему пить» (Мф. 27; 48).

Картежная масть «бубны» хулит евангельские кованые четырехгранные зазубренные гвозди, коими были прибиты руки и ноги Спасителя ко древу Креста. Как пророчествовал Господь о своем гвоздином пропятии, устами псалмопевца Давида, что «пронзили руки Мои и ноги Мои» (Пс. 22; 17), так и исполнилось: Апо¬стол Фома, сказавший «если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю» (Ин. 20; 25), «поверил, потому что уви¬дел» (Ин. 20; 29); и Апостол Петр, обращаясь к соплеменникам, свидетельствовал: «мужи Израильские» — говорил он, — Иисуса Назорея (...) вы взяли и, пригвоздив (ко кресту) руками (римлян) беззаконных, убили; но Бог воскресил Его»(Деян.2;22, 24).

Распятый со Христом нераскаянный разбойник, подобно нынешним картежникам, хулил крестные страдания Сына Божия и, по завзятости, по нераскаянности, навсегда отправился в преисподнюю; а разбойник благоразумный, подавая всем пример, покаялся на кресте и тем наследовал вечную жизнь с Богом.

Поэтому будем помнить твердо, что для нас, христиан, не может быть никакого другого предмета упований и надежд, никакой другой опоры в жизни, никакого другого объединяющего и вдох-новляющего нас знамени, кроме единственно спасительного знамения непобедимого Креста Господня!

Знайте и то, что в ночь на великие христианские праздники – Рождество Господне и Пасху Православную, иудеи закрываются в своих синагогах и до утра играют в те самые, милые многим из нас карты, изрыгая самые скверные проклятия и хулу на наши святыни.

перепечатано из "Почаевского листка"
Изменил(а) Sanegga, 05-09-2008 16:16
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 23:14
«А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших» (Кол.3:8)

Сквернословие (мат) — язык демонов.

(из книги священника-психолога Б.В.Ничипорова «Введение в христианскую психологию»)

Само слово «мат» духовно имеете своей основе выражения, связанные с проклятием Божией Матери и собственной матери. Мат — язык злых духов (демонов).
Очень наивно понимать мат как просто моральный недостаток. Употребление нецензурных слов — это каждый раз нравственный поступок, грех. Матерщина имеет не только рациональную, но и духовную природу— это каждый раз вызов, брошенный Богу. И без обиняков нужно признать, что нецензурная брань энергетически гораздо сильнее и бытового, и литературного языка.

Мат оскверняет человека, убивает его душу. В компании матерщинников возникает ложный, греховный стыд сказать искреннее доброе слово. Такая компания глумится не только над словами «любовь, красота, благодать, милость, жалость», она пресекает даже возможность открытого чистого взгляда.

Особенно больно, когда через сквернословие (мат) неосознанно и незаметно для него самого происходит осквернение души ребенка или подростка. Но наша общеобразовательная школа, не имеющая подлинного нравственного корня, — что она может противопоставить осквернению через слово ? Ведь она не знает источника высшей благодатной силы — Бога. Нравственное воспитание школа основывает на замечательной русской литературе: А.С.Пушкине, И.С.Тургеневе, Ф.М.Достоевском. И хотя язык наших классиков питался Евангелием, но когда обрезается корень — Священное Писание, то человек не устоит в чистоте, даже воспитываясь на лучших образцах классики.

И ведь посмотрите, что происходит. Сегодня медленно, но верно матерщиной заражаются все более широкие слои общества. Она проникает на телевидение. Незаметно появилось убеждение, что в этом нет ничего страшного, что это вроде даже как бы и нормально. Что моли интеллигентные люди ругаются.

Но спросим, что же может быть стражем на пути засилья и осквернения? Только одно — страх Божий. Он сначала оградит от этих слов. А благодать возродит душу так, что не будет для этой грязи и места в ней, но наполнится она высшим и чистым содержанием.

О ГРЕХЕ СКВЕРНОСЛОВИЯ.

Сейчас матерный язык слышен везде, начиная от семьи и до улицы, до транспорта, даже до людей, имеющих какую-то власть. Причиной для матерщины уже не являются раздражение или гнев, гнилые слова стали частью обыденной речи. Сквернословие употребляется не только в общении взрослых, но и в разговоре родителей с маленькими детьми, ими перекидываются даже влюбленные.

"Невинная" привычка употреблять мат привела к тому, что многие используют его для связки слов, вставляя мат через каждое нормальное слово.
Это признак особой деградации нашей культуры, признак нашего духовного и нравственного разложения.

Издревле матерщина в русском народе именуется сквернословием - от слова "скверно". В словаре В. Даля сказано: "Скверно - мерзость, гадость,пакость, всё гнусное,противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно, нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, кал, смрад, вонь, непотребство, разврат, нравственное растление, всё богопротивное". Вот куда мы впали, отдавшись во власть смрадных, гнилых слов.

В прежние времена на Руси отдавали себе отчет в том, насколько гнусно сквернословие. За него строго наказывали. Еще при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие полагалось телесное наказание: для всеобщего назидания ругателей на улицах наказывали розгами.

Так что такое мат? Во все времена наш народ любил и почитал Матерь Божию, Матерь-Церковь, свою мать, мать-землю и мать-Родину. И тогда, когда Русь 300 лет находилась под татаро-монгольским игом, захватчики, зная, кого и что почитает русский народ, старались специально нанести оскорбление ему. Матерные слова они направили против Матери-Церкви, против Матери Божией. В МАТЕ - САТАНИНСКИЙ ДУХ. И недаром в русском народе матерщинников издавна называли богохульниками.

Православные верующие знают, что Богородица особо просит у Господа спасения Руси, ибо Русь является одним из Её уделов на земле. Но, молясь за Православную Русь, Пречистая Дева, разумеется, не поминает в Своих молитвах тех, кто сквернословит. Она не может молиться за тех, кто ругается матом.

Матерная ругань есть явное проявление зла в человеке, и ВСЕ, ДЛЯ КОГО "МАТ" И "МАТЕРЬ" ЕДИНЫ, ДОЛЖНЫ ПОМНИТЬ, ЧТО ОНИ ДОБРОВОЛЬНО СЛУЖАТ САТАНЕ.
Диавольские силы, устремившиеся погубить Православную Русь, делали и делают всё, чтобы народ наш сам себя осквернял. Если мы хотим, чтобы наш народ не прогнил, не рассыпался бесплотным прахом, мы должны решительно отказаться от сквернословия и беречь великий Божий дар - человеческий язык.

Слово - величайшее орудие Бога. "В начале было Слово", - говорится в Евангелии от Иоанна (1. 1). Словом Бог сотворил всё: "И сказал Бог: Да будет свет" (Бытие 1. 3). Слово - орудие и человеческого творчества. Мы просвещаем и просвещаемся словом. А сквернословием сеется тьма. Апостол учит : "никакое слово гнилое да не исходит из уст ваших, но только доброе" (Еф. 4. 29). Слово должно приближать к Богу, а не удалять от Него. Нам Господь уста дал не для того, чтобы диавола прославлять. Наша речь должна быть чистой, мы должны хвалу возносить Господу, величать Матерь Божию и Святых.

Когда человек говорит матерные слова, он не только оскверняет, пачкает свои уста, но и льет грязь в уши окружающих, развращает их содержанием матерщины, наводит на дурные мысли - сеет зло, даже когда сам этого не осознает. Когда мы слышим, что чело-век матом ругается, то должны ему сказать, чтобы он не употреблял таких слов, но, если он нас не послушает, лучше отойти от зла, чтобы не повредить своей душе. Как сказано: "Отвращайся зла, прилепляйся к добру" (Рим. 12, 9). ВСЕХ, КТО МАТОМ РУГАЛСЯ, ЖДЕТ АД. Они должны знать, что там, в огне, будут висеть за язык. Если у кого есть страсть к мату, то надо покаяться, и Господь поможет освободиться от неё.

Оскверняясь матом, человек отталкивает от себя Духа Божия. Устами христианин принимает Пречистое Тело и Кровь Христовы. Оскверняя матерщиною уста, освященные прикосновением к ним Тела и Крови Христовых, человек прогневляет Христа Спасителя.

Будем помнить, что устами своими мы лобызаем святой Крест, святые иконы, мощи, священные книги, Евангелие. Устыдимся произносить срамные, гнилые слова устами, освящаемыми прикосновением их к великим святыням!

Необходимо сознавать, что любую речь нашу слышат не только люди, которых мы привыкли не стесняться, но слышат и Ангелы, и Матерь Божия, и Сам Господь. Неужели не устережемся сквернословия, чтобы срамной речью не оскорбить Ангелов, Богородицу, не доставить радование бесам и не прогневить этим Бога?!

Есть люди, которые думают: "Погрешу пока, а потом покаюсь". Но Господь может не дать возможности покаяния грешнику, который даже не собирался в своей жизни бороться с грехом.

Будем помнить о том, что СКВЕРНОСЛОВИЕ - начало пути к еще большему злу. ЭТО НАЧАЛО БОГООТСТУПНИЧЕСТВА.

Покаемся же искренне в этом гнусном грехе (кажущемся некоторым незначительным). Отбросим бесовское и примем Божие. Апостол Павел говорит: "Какое общение правед-ности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?" (2 Кор. 6, 14). Так где же окажется душа сквернослова по смерти? Горе сквернословам: "гортань их - открытый гроб" (Рим. 3. 13).
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 23:16
Сквернословие имеет прямое отношение к духовному миру тьмы.

Оно коренится в языческих фаллических культах древнего Востока: поклонении Ваалу, Астарте, Хамосу – идолам, связанным с развратом и культовой проституцией.

Сквернословие наносит вред всем, кто его слышит, но больше всего самому матерщиннику. Здесь мы имеем дело с таинством слова. Кого зовешь, тот и приходит. Называешь человека по имени – он отзывается. Призываешь имя Божье в молитве – Господь ответит, если будет Его воля. Когда произносятся имена чертей, дьявола, демонических сил, откликаются бесы, которые и сопровождают чертыхающегося человека. Не случайно люди, которых бесы связали грехом, слышащие «голоса», свидетельствуют, что в их сознании против их воли звучит поток бранных и богохульных слов. Или возьмем другой пример. У закоренелых матерщинников бранные слова едва ли не полностью вытесняют нормальную речь. Без мата они уже двух слов связать не могут. Так отбирается разум у людей, удалившихся от Бога, погрязших в сквернословии.

Язык человека не является чем-то случайным, это его выбор (сознательный или бессознательный), отражающий состояние души. И каков человек, таковы и его слова. Если человек циничен, то циничны его слова, поступки и вся жизнь. И конец его будет соответствующим. Не зря сказал Иисус Христос: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12: 36-37).

Мат является тяжким грехом, поскольку всякое матерное слово – это вызов, брошенный Богу. И он не останется без последствий, каждый употребляющий «крепкие» слова должен это знать. «Также сквернословие и пустословие и смехотворство не приличны вам, а, напротив, благодарение; ибо знайте, что никакой блудник, или нечистый, или любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога» (Еф. 5:4-5). Итак, сквернословие является смертным грехом.

Необходимо быть осторожным в словах и знать, что человек, проклинающий другого, на самом деле насылает проклятие на свою голову, так как по Божьему закону воздаяния мы получаем то, что желаем другим. Желаем другим добра, получим от Господа добро (и от людей, как правило, тоже); желаем другим зла, а оно упадет на нашу голову.

То, о чем мы говорили, согласно Библии и учению церкви, нашло сегодня удивительное подтверждение в науке. В генетике доктором биологических наук, академиком Российской академии медико-технических наук П. П. Гаряевым было совершено важное открытие, описанное им в книге под названием «Волновой генетический код». В ходе экспериментов было доказано, что бранные слова наносят вред окружающим. Воздействие брани равносильно радиационному облучению в 10-40 тысяч (!) рентген – рвутся цепочки ДНК, распадаются хромосомы. То есть бранные слова вызывают мутации, аналогичные воздействию радиации. Грубыми, злыми словами можно не только расшатать здоровье, вызвать болезнь, но и убить человека. И не только слова, но и злые мысли действуют разрушительно. Вот почему христианин, слыша бранные слова или чувствуя чей-то агрессивный настрой, защищает свою душу молитвой, прося Божьей защиты от воздействия сил тьмы.

Если злоба разрушительна, то, напротив, простое доброе слово, сказанное с любовью, врачует. Это еще один результат исследований П. П. Гаряева, доказанный экспериментально. Особенно же благотворно влияет на организм молитва: силою благодати исправляются дефекты наследственного материала, ремонтируются поврежденные мутациями молекулы ДНК, происходит исцеление человека. Не то же ли говорит Библия? «Иной пустослов уязвляет как мечом, а язык мудрых – врачует» (Прит.12:18) и «К свободе призваны вы, братия, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу. Ибо весь закон в одном слове заключается: люби ближнего твоего, как самого себя. Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом» (Гал. 5:13-15). Итак, генетика подтвердила то, что церковь знает, а многие христиане практикуют уже не одно тысячелетие. Но все-таки одно дело знать заповедь, а другое дело обнаружить, что злая брань – это воистину меч, вонзающийся в организм человека, разрушающий его на клеточном уровне. Но если дело обстоит столь серьезно, то как же нам всем нужно беречь и щадить друг друга. И как счастливы те семьи, в которых отсутствуют ругань и ссоры, где царят мир, любовь и согласие!

Причиняя зло окружающим, сквернослов может не знать, что самый большой вред он наносит себе и своему потомству. Человеческие гены «слышат» мысли и слова, воспринимают их и фиксируют в генетическом коде. Скверные слова негативно воздействуют на генетический код матерщинника, фиксируются в нем, становясь проклятием, падающим на собственную голову и определяющим плохую наследственность. Такое же разрушительное воздействие на человека и его генетику производят блуд, пьянство, курение, наркомания, воровство, ложь, зависть, насилие и жестокость во всех видах, включая аборты, то есть все то, что Библия именует словом «грех». И этот вывод генетической науки также согласуется с Библией: «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня» (Втор. 5:9).

От любого греха и от сквернословия в том числе, может освободить Бог. Нужно только покаяться перед Ним, обрести благодать и жить, исполняя заповеди Иисуса Христа. С чистоты мысли и слова должно начаться всякое истинное исцеление больной грехом человеческой души. Будем помнить, что «от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься».
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 23:20
Скверное слово.

Религия и наука предупреждают - мат смертельно опасен для здоровья!

В кругу своих друзей и знакомых Володя К-в слыл чистоплюем по причине, в общем-то, по мнению большинства, мелкой. Однако в одной из его личных ситуаций именно эта причина вызвала роковые последствия - развод с женой после 11-летнего вполне мирного супружества... Дело в том, что, когда-то в юности и сам бойкий на язык, Владимир внезапно, с какого-то момента, сделался яростным борцом против мата, столь привычного уху россиянина практически в любой социальной среде.

Окружающие были просто шокированы, узнав о причине Володиного развода: ну не переносишь ты сквернословия - и ладно, молодец! Но разводиться с нормальной и преданной женой из-за подобной ерунды - это уж слишком... Ведь частенько даже дамы высшего света шармом этим не пренебрегают, не говоря о людях искусства. С другой стороны, развод Володе, рядовому биологу, все последние годы проработавшему одновременно в десяти местах, дабы содержать семью, вроде бы даже пошел на пользу. Каким-то образом с двумя старыми друзьями создал он совместное предприятие, проще говоря «зеленую аптеку», а через два послеразводных года стал ее единоличным владельцем. При этом Володя упорно продолжал свирепствовать по части сквернословия теперь уже среди своих сотрудников...

«Странный мужик» - таков был окончательный диагноз окружающих. Но ведь за любой странностью стоит нечто реальное и весомое, по крайней мере с точки зрения самого подозреваемого в «сдвинутости». Будучи человеком любопытным, я задала Владимиру вопрос: «Почему?» - без всяких экивоков, в лоб. И услышала в ответ: «Все началось с моего приятеля-генетика, работающего в НИИ геронтологии. Избавившись благодаря ему от кошмарной привычки материться по поводу и без, я избавился от кучи проблем, а приобрел - все это...»

И мой собеседник красноречиво обвел рукой свой маленький, зеркально чистый кабинетик, усмехнувшись явному недоверию, написанному на моем лице. .Мы проговорили около полутора часов, и именно в итоге этого разговора состоялось мое знакомство с Володиным приятелем-геронтологом и еще с несколькими людьми, которых искала уже сама, вполне целенаправленно. Но начну я так же, как и Владимир, - с науки. Итак...

Новый вирус. То, что любая информация изменяет наше с вами сознание, сегодня знает даже школьник. Но, чтобы понять, как это происходит, потребовалось более полутора столетий. В числе первых ученых, сделавших это, был наш соотечественник, доктор биологии Иван Борисович Белявский. Именно он попытался выяснить, каким образом на человеческий организм влияют не какие-то огромные блоки информации, а обыкновенные слова. Его 17-летние исследования, к которым присоединилась постепенно целая группа коллег, увенчались не просто успехом, а самым настоящим открытием.

Ученым удалось доказать, что каждое произнесенное нами или постоянно произносимое рядом с нами слово очень отчетливо влияет на наши же гены! Результатом этого влияния при упорном (положительном или отрицательном) воздействии через какое-то время становится не просто передача видоизмененных генов потомству, но и смена собственного генетического кода человека, касающегося темпов старения и срока жизни!
Говорят, диссертация на эту тему, защищенная соискателями еще в советские времена, слушалась ученым советом при закрытых дверях. Поскольку в ней с математической точностью доказывалась неприемлемая по тем временам истина: не только человек обладает какой-то загадочной энергетикой, но и каждое его слово тоже несет свой собственный энергетический заряд. А отсюда уже остается совсем один, крохотный шажок до начала Библии - «Вначале было Слово...». Следовательно, результаты воздействия слов на наши гены - более чем интересны, ведь речь идет о продлении молодости (или наоборот) и о сроках жизни! А как выяснилось в последующие годы - еще и о судьбе...

Очевидно, что разные слова «заряжены» по-разному, причем так же, как в обычной физике, зарядов может быть только два: либо положительный, либо отрицательный. Так вот, любая матерщина идет со знаком «минус». Уже в 90-е годы упомянутая группа ученых выпустила на основе своей диссертации книгу, в которой приводится масса примеров, связанных с наблюдениями за конкретными людьми.

Обследование в течение нескольких лет двух групп людей одного возраста, из которых одна - принципиальные многолетние сквернословы, а вторая - те, кто обходится без крепкого словца, показало, что у матерщинников очень быстро появляются возрастные изменения на клеточном уровне, а вслед за этим и разнообразные болячки. Во второй группе картина прямо противоположная. В частности, организм пятидесятилетней учительницы русского языка, несмотря на ее нервную работу, оказался моложе своего паспортного возраста на 13-15 лет! Так что же это за разрушительная энергия, заключенная в словах «родного» русского матерка?..

Послушаем на этот раз, о чем свидетельствует история.

Имя демона. А свидетельствует она о том, что мат, оказывается, и не такой уж нам родной, как принято сегодня считать. В словаре древнерусского языка, хранящегося в Ленинке, слово, начинающееся со второй буквы алфавита и обозначающее женщину известного поведения, присутствует равноправно с цензурными, поясняется как происходящее от слова «блуд». В этом же самом виде слово это перекочевало отсюда и во все словари русского мата.

На самом деле произошло легкое недоразумение, чтобы не сказать больше. Словарь из Ленинки - едва ли не первый в России, во всяком случае из дошедших до нас с вами. Но он при этом неизмеримо «моложе» летописей, первые из которых были писаны и дошли до нас еще на бересте. И упомянутое, ныне матерное, слово тоже там присутствует! Только совсем по другому поводу и с иным смыслом.

И слово это, оказывается, не что иное, как имя демона, с которым в незапамятные времена по различным поводам «общались» наши языческие предки! Означенный демон, как и все остальные, имел свою «специализацию», какую - догадаться нетрудно. Б... был изначально мужского рода, в его «обязанности» входило наказывать провинившихся женщин тем, что в современной медицине называется «бешенство матки»... Решительно все остальные слова русского мата имеют то же самое демоническое происхождение.

Итак, перед нами реальные имена демонов, то есть воплощенного, личностного Зла! И сверхдалекие предки произносили их имена с одной из двух целей: либо ублажить (принося при этом кровавые жертвы), либо напугать. В последнем случае к имени демона присоединялись другие бранные слова, поскольку целью человека, стремящегося отпугнуть его, было доказать демону, что по степени непотребства он ему способен дать сто очков вперед и знается с нечистью посильнее и похуже него.
А что делаем мы? Мы материмся с ближними, порой самыми близкими людьми, или призываем древних демонов просто так, для красного словца. И между прочим с тем же результатом, что и пращуры, которые взывали ко Злу, чтобы наказать кого-то за серьезные проступки, - призываем это
Зло себе на голову изо дня в день, из года в год. В итоге получаем вначале неприятности мелкие, потом все более крупные: со здоровьем, детьми, любимыми, наконец просто попадаем в полосу хронического невезения...
Многие из нас полагают, что мат - глубоко русская традиция.

На самом деле сквернословие на Руси примерно до середины XIX века не только не было распространено даже в деревне, но и очень долго являлось уголовно наказуемым! Еще при царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче на Руси выматерившегося человека подвергали публичной порке. А народная мудрость утверждала и утверждает, что в семье сквернослова нет мира, а сама склонность к матерщине всегда сопровождается и другими пороками - начиная алкоголизмом и кончая всевозможными формами бытовой агрессии. Доказывать эту мысль не надо - достаточно оглядеться по сторонам.

Подобная точка зрения сформировалась, укрепилась и долгое время существовала в виде традиции, в течение первых десятилетий после Крещения Руси и, следовательно, связана с церковью. Значит, настало время посмотреть, каким образом обосновывает борьбу со сквернословием религия.

Царства Божия не наследуют. Вернемся еще раз к самому началу Библии и еще раз вспомним его: «В начале было Слово и Слово было Бог...» А человек, как следует из дальнейшего текста, не просто сотворен Словом, но и богоподобен потому, в том числе, что тоже владеет СЛОВОМ, без которого невозможно мышление. Следовательно, вообще сознание, а в итоге - личность. И поскольку речь идет о слове СОЗИДАТЕЛЬНОМ, а не разрушительном, то есть о добре и любви, а никак не о зле, получается, что религия в унисон с наукой утверждает: всякий, употребляющий скверные слова, оскорбляет не только Бога, но и образ Божий в себе самом, подвергая его разрушению на всех уровнях - от здоровья до судьбы!
Несколько тысяч лет спустя апостол Павел конкретизирует и уточняет этот постулат, предупреждая, что разрушается тем самым не только сиюминутная земная жизнь, но и вечная, поскольку человек рождается не только для временного существования, а прежде всего для Вечности. «...злоречивые... Царства Божия не наследуют» (I Кор. 6, 10) и «Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе...» (Еф. 4,29).

В недавно вышедшей книге «О грехах языка» священник Сергий Николаев говорит, что употребление мата на первый взгляд не из тех грехов, которые религия безапелляционно причисляет к «смертным», то есть самым тяжким. Однако, как известно, количество всегда переходит в качество, и сама жизнь свидетельствует о том, что сквернословие всегда становится началом пути к еще большему злу. Ибо призывающий дьявола неизменно получает в итоге полный набор последствий общения с ним, включающий разрушенное здоровье и поломанную судьбу.

Теперь, совсем ненадолго, вернусь к истории Владимира, с которой все началось.

Его приятель из Института геронтологии входил в ту самую группу ученых, которая занималась изучением воздействия сквернословия на человеческий организм. Написанную ими научную брошюру приятель и подарил Владимиру. Решив прочесть ее из вежливости, тот в итоге был буквально сражен наповал. Попробовал увлечь жену - та отмахнулась. Причем оба не предполагали в тот момент, что таким образом достигли заключительного этапа своего супружества...

«Я уже знал, - рассказывал Владимир, - что разрушительная сила мата действует не только на самого сквернослова, но и на окружающих, особенно на детей... С собой боролся просто с немыслимыми усилиями, а Татьяна, из духа противоречия, словно назло стала материться в два раза больше, по делу и не по делу, в том числе при дочке: маленькая, мол, что она понимает?.. Ну и пошло-поехало, конфликт за конфликтом, а чем кончилось - и так знаешь. Можешь считать, что у меня крыша поехала, но я свое везение после развода процентов на девяносто отношу на счет того, что вышел победителем в борьбе с этой заразой... Ведь и правда зараза! В той книжке есть пример один: интеллигентные люди, никогда в жизни не употреблявшие мата, вдруг начинают ругаться им... под наркозом... Получается, что слова эти, постоянно звучащие вокруг, «витающие в воздухе», - что-то вроде инфекции. Раз услышишь - не забудешь. И вообще, как человек верующий, я обеими руками за то, чтобы о сути сквернослословия знали не только взрослые, но и дети...
Особенно дети!

Знание помогает человеку как раз и воссоздать в себе тот образ Божий, о необходимости сохранения которого твердит не только наша религия, а вообще любая. Недаром же даже слово «образование» происходит от слова «образ»!..»

Карина КАРЕВА.
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 04-09-2008 23:28
О грехе сквернословия

Ольга РЫЖОВА, сестра милосердия,

Отложите … срамословие от уст ваших (Кол. 3, 8)

Слово... Звук, живущий доли секунды и пропадающий в пространстве. Где он? Пойди, найди эти звуковые волны.

Слово... Почти нематериальное понятие. Может быть, и говорить-то не о чем? Но апостол Павел предупреждает "...злоречивые... Царства Божия не наследуют" (I Кор. 6,10).

Слово - это дар Божий, то что уподобляет человека Создателю. Самого Спасителя мы называем Божественным Словом. Одним творческим словом Господь создал наш прекрасный мир - вселенную, космос. Космос - по-гречески "красота". Слово Творца вызвало к жизни Красоту. И словом же мы пытаемся оскорбить эту красоту, осквернить её.

Церковь всегда остерегала своих чад от этого греха. "Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе... " (Еф. 4,29) - учит апостол. "А блуд и всякая нечистота не должны даже именоваться у вас..." (Еф. 5,3) - настаивает он. Но именуются. Гнилые слова сегодня стали нормой в языке народа. Сквернословие употребляется даже в семьях, и не только в общении между взрослыми, - зачастую детские уста оскверняются гнилыми словами.

Причиной для сквернословия уже не служит раздражение, гнев, но скверные, гнилые слова стали частью обыденной речи, ими порой перекидываются даже влюблённые. Это признак особой деградации нашей культуры, когда уничтожается всякое понятие меры, такта в общении между людьми.

Но особенно печально то, что сквернословие по своей обыденности и распространённости многими не считается за грех.

Так было не всегда.

СКВЕРНОСЛОВИЕ - ОТ СЛОВА СКВЕРНА

Это явление приняло массовый характер в последнее время - время усилившегося наступления сил тьмы на народную душу. Матерная ругань - явное проявление зла в человеке. Издревле матерщина в русском народе именуется сквернословием - от слова скверна.

В словаре В. Даля, который является результатом глубокого изучения живого народного русского языка, сказано: "Скверна - мерзость, гадость, пакость, всё гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно; нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, извержения, кал; смрад, вонь; непотребство, разврат, нравственное растление; всё богопротивное".

Вот куда мы впали, отдавшись во власть смрадных, гнилых слов.
Грех сквернословия был осуждён на Карфагенском соборе (прав. 71):
"Непотребными словами оскорбляют честь матерей семейств и целомудрие других". Употребляющий скверную брань, прежде всего, позорит честь матерей, нагло ругается над богоустановленными законами рождения, забывая, что и сам рождён и воспитан матерью.

МИСТИЧЕСКИЕ КОРНИ СКВЕРНОСЛОВИЯ

Не все понимают, какая беда для общества и для каждого из нас кроется в скверной брани. Мистические корни этого явления уходят в далёкую языческую древность. Люди дохристианской эпохи, чтобы оградить свою жизнь от злобных нападок демонического мира, вступали с ним в контакт. Этот контакт мог быть только двояким. Демона либо ублажали, превознося его и принося ему жертвы, либо пугали его. Так вот, пугали демона именно скверной бранью, демонстрацией своего непотребства. Подобное можно наблюдать в начале драки. Когда противники, делая свирепую гримасу, кричат друг другу о своей жестокости, о своей гневливой невменяемости, о готовности совершить тот или иной поступок. То есть, придают себе более скверности, чем есть на самом деле. Для страха или от страха. Но и призывали демона теми же словами, демонстрируя свою одержимость, свою готовность единения с ним.

Таким образом, так называемый мат является языком общения с демоническими силами. Не случайно в философии это явление именуется инфернальной лексикой. Инфернальный - значит адский, из преисподней.
Но силы зла - силы исключительно зла. Добра от них ждать не приходится. Единственная цель демонов - погубить человека, завладеть его душой. Завладеть же демон может только человеком- грешником. И если человек сам свидетельствует о своей скверности, он сам вершит себе приговор и отдаёт себя в руки дьявола... "От слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься" (Мф. 12, 37), - предупреждает Спаситель.

В медицинской практике известно такое явление: при параличе, при полной парализации речи, когда человек не может выговорить ни "да", ни "нет", он может, тем не менее, совершенно свободно произносить целые выражения, состоящие из непечатной брани.

Явление странное, но не одиночное, и говорит оно о многом. Получается, что так называемый мат проходит по совершенно иным нервным цепочкам, чем остальная речь. Не бес ли, используя греховный навык человека, оказывает ему такое "благодеяние", демонстрируя свою власть над частично омертвелым телом? А что же будет после смерти? Власть демона станет полной и окончательной.

СКВЕРНОСЛОВ ЛИШАЕТСЯ ПОКРОВА БОЖИЕЙ МАТЕРИ

Среди православных верующих живёт предание, что Пресвятая Дева Богородица особо просит у Господа спасения России, ибо Россия есть Дом Богородицы, один из Её уделов на земле.

Но, молясь за православную Россию, Пречистая Дева Мария отказывается поминать в Своих молитвах тех, кто сквернословит. Богородица не молится за тех, кто ругается матом. И в русском народе издавна матерщинников именовали богохульниками. Матерный язык есть наследие языческих времен, когда славянские племена ещё не соединились в единый русский народ, создавший великую культуру, сформированную православным воспитанием.

РУССКИЙ ЯЗЫК - ДАР БОЖИЙ

Именно нашей стране, нашему народу Творец Вселенной дал язык редкой красоты, богатства и выразительности. И от этого языка отказываются матерщинники, вместо Богом данного богатства употребляя жалкий наборчик гнусных, не Богом данных слов, но подсказанных извечным врагом рода человеческого. Такие люди сознательно калечат в себе образ Божий - и это начало богоотступничества.

Сегодня продаются даже словари матерной ругани. Дьявольские силы, устремившиеся погубить Россию, делают всё, чтобы народ наш учился сам себя осквернять. Словом Бог сотворил всё. "И сказал Бог: да будет свет" (Быт. 1,3). Слово - оружие и человеческого творчества. Слово должно нести благодать - благие дары, добро, служить назиданием в вере, то есть приближать к Богу, а не удалять от Него.

Сквернословием же сеется тьма.

ГНИЛАЯ РЕЧЬ РАСТЛЕВАЕТ ЧЕЛОВЕКА

Вот как говорит апостол Иаков о грехах языка: "Посмотри, небольшой огонь так много вещества зажигает; и язык - огонь, прикраса неправды... это - неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда... " (Иак. 3, 5-8). Привычка к сквернословию формирует нравственный облик человека; мешает его приобщению к культуре, делает такого человека ненадёжным во взаимоотношениях с другими. Привычка к сквернословию - признак духовного и нравственного разложения человека.

Сквернослов не только отдаёт свою душу во власть бесов, он ещё и влияет на состояние души окружающих его людей. Злоречие ожесточает его, он не щадит ни стыдливости женщин, ни детской чистоты.
А ведь любая информация преобразует, изменяет сознание. Как же может преобразовать сознание скверная брань?

Только раз услышанное слово живёт в нас до конца жизни. Всю жизнь! Анестезиологи рассказывают, что под наркозом, когда ослабевает воля человека, случается, что люди, никогда в жизни не говорившие скверных слов, произносят что-то из ранее услышанной брани. Так вырождается нравственность народа - из поколения в поколение. Сейчас это явление особенно усилилось, потому что очень многие пристрастились к сквернословию.

НАКАЗАНИЕ ЗА ГРЕХ

В прежние времена русские люди отдавали себе отчёт в том, насколько гнусно сквернословие, за него строго наказывали. При богочестивых царях Михаиле Фёдоровиче и Алексее Михайловиче за сквернословие полагалось телесное наказание: на рынках и по улицам ходили переодетые чиновники со стрельцами, хватали ругателей и тут же, на месте преступления, при народе, для всеобщего назидания наказывали их розгами.

Святая Православная Церковь знает, что до всеобщего Страшного суда душу каждого умирающего человека ждёт частный суд. Душа проходит мытарства, где её истязают бесы за грехи, совершённые в земной жизни. Поэтому так страшно умереть без покаяния!

Есть люди, которые думают: погрешу немного, а потом покаюсь. Но мы видим немало примеров, когда Господь не даёт покаяния грешнику, который не собирался в своей жизни бороться с грехом.

Ныне большинство людей легкомысленно относятся к загробной жизни, не боясь гневить Бога, легко отворачиваются от Церкви, равнодушны к молитве и не желают отказываться от своих грехов. И среди самых распространённых грехов - сквернословие, заполонившее речь нашего народа.

ПРИКРЫТАЯ ФОРМА СКВЕРНОСЛОВИЯ

В последние годы появилась некоторая форма сквернословия, когда грубые слова заменяются другими, но ставятся во фразе на привычные для брани места. Иногда даже спрашивают, возможна ли такая замена? В таких случаях вспоминается вопрос Любочки из "Пошехонской старины" Салтыкова - Щедрина: "Маменька, под какое декольте шею мыть? Под большое или под малое?" Шею нужно мыть, чтобы она была чистая, а от сквернословия нужно отказываться совсем и окончательно.

Мы не можем отнести слова-заменители к обычным словам-паразитам, засоряющим речь. Разве что, приравняв их к энцефалитным клещам. Ведь сущность сказанного проглядывает и сквозь завесу. Так, никого не оставляет в сомнении звуковая пищалка, прикрывающая теле- и радиоматерщину.

Да, грех сквернословия, на первый взгляд, не так тяжек как, например, аборт, блуд или грабёж. Вроде бы, что-то незначительное. Но вдумаемся, каковы результаты: человек умирает без покаяния, не получает возможности очистить душу перед священником, и, даже имея такую возможность, не может ею воспользоваться, ибо наказан Богом за грех сквернословия.

Будем помнить, что смертным может быть всякий в сознании совершённый и при этом нераскаянный грех. Сквернословие - начало пути к ещё большему злу.
Покаемся же искренно в этом гнусном грехе, чтобы не повторять срамную речь никогда.
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 05-09-2008 16:27
о русских героях.

ОНА НАЗВАЛАСЬ ТАНЕЙ

На 86-м километре Минского шоссе, неподалеку от д.Петрищево, установлен памятник Зое Космодемьянской со словами: "Зое, бессмертной героине советского народа". Кое-кто в наше время с этим не согласен и считает Зою злостной поджигательницей домов несчастных крестьян. Ну, что ж, "время разбрасывать камни, и время собирать камни…", - сказал Екклесиаст (Екк.3,5); попробуем и мы собрать воедино сведения о Зое Космодемьянской, чтобы понять, кто она, в чем ее подвиг или вина перед Отечеством.

Девушке исполнилось 18 лет, когда началась война. Узнав, что при ЦК ВЛКСМ создается Центральная разведывательно-диверсионная школа, где готовили профессиональных разведчиков и диверсантов для заброски в тыл к немцам, Зоя отправилась туда. После разговора с секретарем московского горкома комсомола А. Шелепиным Зоя почувствовала, что ей… не совсем доверяют и неохотно берут в разведшколу. Виною тому было происхождение: дед и прадед по отцовской линии были православными священниками…

Петр Иоаннович Козьмодемьяновский - дед Зои - родился в семье священника Иоанна Козьмодемьяновского 22 августа 1872 года. Закончил Тамбовскую Духовную семинарию и служил псаломщиком Архангельской церкви с.Большая Липовка Моршанского уезда, а в 1900 году был рукоположен епископом Тамбовским и Шацким Георгием (Орловым) во священника Казанской церкви с.Крутец. В июне 1906 года о.Петр стал настоятелем Знаменской церкви в с.Осиновые Гаи. В 1918 году по Тамбовской губернии прокатилась волна репрессий против духовенства. Этот год стал годом трагической гибели о.Петра. Поводом убийства стало его выступление на сельском сходе в защиту Церкви Христовой. Жестоко искалеченный и избитый представителями советской власти, батюшка был вывезен за пределы села, расстрелян и сброшен в Сосулинский пруд…

Это произошло в августе, в день, когда Русская Православная Церковь отмечает празднество Успения Пресвятой Богородицы. Тело о.Петра было обнаружено пастухами лишь весной 1919 года: его вынесла на берег полая вода. По свидетельству очевидцев, "труп был совершенно неиспорченным". Похоронен он был возле Знаменской церкви в Духов день. Благочестивое семейство о.Петра к тому времени состояло из жены Лидии Федоровны и сыновей: Анатолия (будущего отца Зои) и Алексея, воспитанников 4-го и 1-го классов Тамбовской Духовной семинарии, и малолетних Александра и Федора.

Анатолий Петрович вынужден был бросить семинарию, стал работать в избе-читальне и библиотеке, сотрудничал с комбедом, женился на учительнице Любови Чуриковой. Вскоре родилась Зоя. Но беды не оставляли семью Козьмодемьяновских: выступив с критикой коллективизации, Анатолий Петрович с семьей в числе "кулаков" был выселен в Сибирь, в с.Шиткино Енисейского округа. За них ходатайствует перед Н.Крупской старшая сестра Любови - Ольга Чурикова, и вскоре семья Козьмодемьяновских переезжает в Москву, но уже под фамилией Космодемьянских. Однако и здесь семья не была счастлива: в 1933 году умирает отец Зои, в 1940 тяжело заболела менингитом Зоя. Но умереть ей суждено было не от болезни, а смертью более страшной.

В октябре 1941 года Зоя поступила в разведшколу. Первое задание она выполнила блестяще, были захвачены ценные карты и планы предстоящих немецких боевых действий на подступах к столице. Второе она с товарищами получила после выхода 17 ноября секретного приказа Сталина №0428: "…выгнать немецких захватчиков из всех населенных пунктов и… заставить мерзнуть под открытым небом". Также надо было уничтожить в д.Петрищево аппаратуру германской армейской радиоразведки, с помощью которой нацистские радиоперехватчики прослушивали наши армейские штабы, глушили переговоры советских командиров с войсками. Зоя уничтожила центр радиоперехвата врага и его конюшню, подожгла жилища, в которых располагались фашисты… Немцы схватили Зою.

…Через несколько месяцев в разведшколе в Кунцеве узнали о произошедшей трагедии от товарища Зои по заданию Васи Клубкова - на допросе он признался, что был взят немцами в плен, выдал Зою и все рассказал о разведшколе. Но для чего же немцы пытали Зою, коли Клубков все рассказал: избивали ремнями и палками, жгли спичками лицо, резали спину пилой, выводили босую на мороз? Ради удовольствия поглумиться над безпомощной жертвой? Однако Таня, так назвала себя девушка, товарищей не выдала, Клубкова "не узнала" и не просила у озверевших фашистов пощады. Об этом рассказала хозяйка дома, где все происходило.
Перед казнью Зое повесили на грудь табличку с надписью "Поджигатель домов" и вывели полуголую на мороз на центральную деревенскую площадь; следом бежала бабка - хозяйка одной из подожженных изб и била Зою скалкой…

Благодаря сельчанам, согнанным к месту казни, мы доподлинно знаем последние слова Зои, брошенные в лицо палачам: "Вы меня сейчас повесите, но я не одна. Нас двести миллионов. Всех не перевешаете. Вам отомстят за меня!" Истекают последние минуты жизни, но Зоя нашла душевные силы подбодрить сельчан: "Прощайте, товарищи! Боритесь, не бойтесь!.." Месяц провисело тело Зои, а в новогоднюю ночь пьяная немецкая солдатня исколола мертвую партизанку штыками. Лишь вечером 1 января 1942 года перед отступлением полковник Рюдерер распорядился виселицу спилить, замести следы расправы.

"…Дорогая мама! Как ты сейчас живешь, как себя чувствуешь, не больна ли? Мама, если есть возможность, напиши хоть несколько строчек.

Вернусь с задания, так приеду навестить домой. Твоя Зоя" - это строки из последнего письма Зои своим родным. Когда ее мама читала письмо, дочь прошла уже все смертные муки.

Зоя Космодемьянская погибла 29 ноября 1941 года.
Мне хотелось написать про Зою
Так, чтоб ты не знал пути назад.
Потому, что вся ее отвага,
Устремленный в будущее взгляд, -
Шаг к победе, может быть, полшага,
Но вперед, вперед, а не назад.
Шаг к победе - это очень много.
Оглянись, подумай в свой черед
И ответь обдуманно и строго,
Сделал бы ты этот шаг вперед?

Сталин проявил повышенный интерес к ее подвигу, поручив М.Калинину подготовить указ о присвоении "геройского звания некоей "Тане из Москвы". Зоя Космодемьянская - первая в СССР девушка, получившая высокое звание Героя Советского Союза еще в феврале 1942 года. В мае 1942 года прах Зои был перевезен на Новодевичье кладбище. В Рузском районе Московской области в д.Петрищево работает мемориальный музей Зои Космодемьянской. В 1947 году в центре Тамбова был установлен памятник Зое. А в память 50-летия Великой победы над фашистской Германией, в 1995 году, памятник Зое был установлен в с.Осиновые Гаи, где за пять лет до ее рождения погиб ее дед - о.Петр Козьмодемьяновский, не отрекшийся от своей веры… Памятника о.Петру нет, но, по воспоминаниям старожилов, на месте, где обнаружили тело убиенного священника, жители часто видели горящие свечи, а на его могиле всех охватывает чувство светлой радости и благодати.

Подготовила Ирина РУБЦОВА
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 05-09-2008 16:30
ХАМСКИЙ ГРЕХ

Наше время интересно тем, что направляет человеческое мировоззрение извращенным образом. Примеры? Сколько угодно! Так Великая Отечественная война 1941-1945 гг. теперь предстала в свете "ужасного волка СССР и бедной овечки Германии". Крепчает движение за установку совместных памятников нашим павшим воинам и погибшим фашистским захватчикам. Другой пример: на полном серьезе зазвучали смердяковские доводы, что, мол, нам, дуракам, и под шведами было бы лучше, и под французским "петухом" вольготнее. А если бы фашисты победили, то мы бы с Колем сейчас пиво пили, гамбургером закусывали…

Младенец порой кусает кормящую его грудь, дети бездумно наносят раны родительскому сердцу - по неведению, по глупости. Но случается момент и иного качества: "И увидел Хам, отец Ханаана, наготу отца своего, и вышедши рассказал двум братьям своим" (Быт. 9, 22). Иными словами, взрослый сын, сам уже будучи отцом, опозорил своего родителя, выставив его слабости на посмеяние. Что руководило им? Презрение к отцу? Зародыш фарисейства - "я не такой, я лучше"? А может, целый букет грехов: и осуждение, и непочтение, и предательство, и гордыня? А если одним словом - хамство.

Братья Хама поступили по-иному: "взяли одежду, и, положив ее на плечи свои, пошли задом, и покрыли наготу отца своего; лица их были обращены назад, и они не видали наготы отца своего". (Быт. 9, 23). Меня всегда поражала емкая лаконичность Библии: "пошли задом" - да за этими двумя словами целый мир переживаний и нравственных требований! Во-первых, не пошли сначала проверить, поглазеть - "передом", а заранее отвернулись. Во-вторых, они не стали доставать из шатра отцовскую одежду, а взяли другую. В-третьих, отворачивались не просто из почтения, но также и щадя отца и его чувства, если бы он в момент их прихода вдруг проснулся…

Однажды я слышал, как уважаемый всеми академик трактует причины святости русских страстотерпцев Бориса и Глеба, с усмешкой поясняя: "Они ведь несчастненькие! А наш народ любит несчастненьких!" Мало ли историков, оперативно перекрасившись, малюют одним черным прошлое своей страны? Мало ли ненавистников русских традиций, видящих на Руси одно лишь "рабство"? Мало ли экономистов, угодливо потакающих чужим интересам? И, наконец, давно ли наша детвора беззаботно распевала: "Может, мы обидели кого-то зря? - / Календарь закроет этот лист./ К новым приключениям!.." и так далее.

Кстати, еще о детворе. Недавно в Саратове я испытал почти шок… от детской считалки! Помните, в наши детские годы: "На златом крыльце сидели: царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной. Кто ты будешь такой? Говори поскорей, не задерживай добрых и честных людей". А что я услышал теперь: "На златом крыльце сидели: мишки Гамми, Том и Джерри, Скрудж Мак-Дак и три утенка, выходи - ты будешь Понка"! Вот и на русском золотом крыльце вольготно и, по-видимому, не без участия "вредного совета" какого-то детского писателя, расселась всякая нечисть!..

Теперь оказывается, ругать свою мать, своего отца, свою историю, свое духовенство, свой народ, свою промышленность, свою армию, свою Родину, наконец, - модно и доходно! Модно - потому что с экранов и страниц нас учат вести себя именно так. А доходно, - взять хотя бы акцию примирения павших солдат Отечественной и погибших фашистов. Такие начинания хорошо оплачиваются Европой.

Это факт. Но, оказывается, существуют и безкорыстные хулители. Возможно, у них тоже болит душа от жизненного неустройства, от несправедливостей, от обиды за свое Отечество, погубленное бездарным правлением и нашими грехами. И это понятно. Душа болела и у Чаадаева, и у Пушкина. Только вот выводы они делали совершенно разные. Настолько разные, что одного назвали сумасшедшим, а другого - гением. Очевидно, сомнительные лавры Петра Чаадаева не дают покоя многим реформаторам. Их любимое выражение - "эта страна".

Мне довелось беседовать с молодым несостоявшимся офицером, который тоже обвинял страну во всех своих бедах. И на слова о том, что Родина - это наша мать, он запальчиво возразил: "Не мать, а девка подзаборная". Не правда ли, удобная позиция: обозвать больную мать продажной девкой, чтобы о ней не заботиться. Не дает мать желаемого, значит, плохая. Запад - чужой дядя, но он учит выгодно продавать, - выходит, хороший.

В припадке памятозлобия, гнева и уныния часто забывают, что слова Русь, Родина, Отечество - понятия абсолютные и бeзусловные, они святы и не требуют ни идеализации, ни осуждения. Родину, как и родителей, не выбирают. Да, Родину можно и опозорить, и прославить - но лишь своими делами, причем наша грязь к ней не пристанет. Поэтому, когда обвиняют Родину, свидетельствуют этим лишь о болезни своей души.
Да, ветхозаветный Хам жив, и живучи еще его плевелы, если "новая просвещенная элита" считает их своим духовным пастбищем…

"Православный Санкт-Петербург" № 65, 1997 г.
Автор            TC RE: О РУССКОМ. Актуально и поучительно.
Sanegga
Пользователь

Avatar пользователя

Сообщений: 762
Зарегистрирован: 21.11.07
Опубликовано 05-09-2008 16:37
Безсовестный бес.

К чему привела революция в русской грамматике

Недавно прочла книгу религиозного содержания и заметила, что во всех словах, где должна стоять приставка "бес", напечатано "без". Это пренебрежение к русской грамматике или простая безграмотность?

Ни то, ни другое. Книги издают люди грамотные, и грамматику русского они очень даже уважают и знают отлично, поэтому-то и печатают, по вашему понятию, "безграмотно". А все дело в том, что до революции приставка "бес", в русской грамматике вообще не существовала. Откройте толковый словарь "Живого великорусского языка" В. Даля, и вы легко убедитесь в этом. Беса люди гнали как злую, враждебную силу. Он был легко узнаваем, и люди старались как можно реже упоминать его, произносить его имя.

Новые правила в русский язык внесла революция. По прихоти "вождя", по его личному мудрованию был исковеркан русский язык, было отменено то, что создавалось многовековой историей жизни русского народа. В русскую лексику вошли новые слова и значения, отменены некоторые буквы, а другие, наоборот, внедрены были в слова, так появились "вши" в деепричастиях (сказавший, сделавший и т.п.), и "бесы" как добросовестные слуги "вождя" со страниц школьных учебников, пролетарских газет и журналов бес-шумно поползли в дома и души людей бес-классового общества.

"Бесов" стало очень много, они стали встречаться на каждом шагу, стали малоузнаваемыми, но от этого не перестали оставаться бесами, и частое произнесение их имени - это призывание нечистой силы, приглашение ее к призывающим, поэтому и крутятся они вокруг нас, как назойливая мошкара.

Революция, проведенная в русской грамматике, не была жизненно важной необходимостью, это была сугубо политическая акция, грубое революционное насилие над русской словесностью.
Ленин дал наркому Луначарскому такое задание: "Если мы сейчас не введем реформы - это будет очень плохо, ибо и в этом, как и во введении метрической системы и григорианского календаря, мы должны сейчас же признать отмену разных остатков старины. Против академической орфографии никто не посмеет сказать ни слова. Поэтому вводите ее поскорее".

Так бес-толковые политические решения бес-стыдно и бес-совестно прикрывались наукой. Луначарский выполнил указания Ленина и "безграмотные" произведения классиков мировой литературы от Пушкина и Гоголя до Толстого и Достоевского бес-смысленно запестрели бес-плодными, бес-содержательными "грамотными бесами" и бес-чувственными "вшами". Но бес-страстных реформаторов не смущала "забесовленность" и "завшивленность" русского языка, их устраивал бес-предельный бес-порядок в орфографии.

Санкт-Петербургский исследователь реформы русского языка Г. Емельяненко писал: "Перед сотнями русских слов "бес" стал как пристав, как надзиратель за тем, чтобы корневое значение было перевернуто.

Слова с "бесами" издевательски скрывают в своем звучании похвалу рогатому". Посмотрите, какой он хороший: бес-культурный, бес-полезный, бес-сильный, бес-примерный, бес-сознательный, бес-сердечный, бес-славный, бес-ценный, и множеством других замечательных качеств, оказывается, обладает "бес".

Послереволюционную молодежь приучить к "бесам" по правилам грамматики было несложно, и восхищалась молодежь бес-страшными "красными дьяволятами", которые вырастали в бес-пощадных, бес-партийных черных дьяволов в бес-козырках, черных кожанках и бушлатах.
Молодежь приучили, а престарелых и бес-помощных людей заставили жить собесом, без которого им не обойтись для получения социальной помощи. Бес обновляется. Сегодня для получения социальной помощи необходимо не просто идти в со-бес, но и иметь на себе номер его. Символично, что приставку "бес" стали ставить перед глухими согласными буквами. Но бесы нынче стоят перед глухими согласными людьми - глухими к слышанию слова Божия и согласными со всеми реформами и кознями диавольскими.

И пусть никого не смущает дореформенное написание, так как оно не допускает "бесов" в Православные издания.


________________________________________________________________

ЛЕВ ТОЛСТОЙ КАК ЗЕРКАЛО ТРОЛЛЕЙ
из книги Ю. Воробьевского "Пятый Ангел вострубил"

http://rus-sky.com/history/library/vorobyevsky/vorobyevsky1.htm#_Toc16680604

Лев Толстой — культовый персонаж российской интеллигенции. Еще в детстве Елена Сергеевна полюбила его знаменитые романы. Затруднялась, правда, по поводу всесоюзного сочинения “Толстой как зеркало русской революции”... Ну, раз так Ленин назвал, и раз так задали, то надо что-то писать...

Лет в двенадцать как-то повезли ее в Ясную Поляну. Поклониться могиле великого русского писателя. Могила эта, холмик без креста, произвела гнетущее впечатление. (Почему же его закопали как нашего Дружка, которого застрелил пьяный генерал?) Конечно, не знала тогда пионерка Леночка, что сам Толстой завещал похоронить себя без “так называемого богослужения, а зарыть тело так, чтобы оно не воняло”. Так и зарыли. Как собаку. И, словно над самоубийцей, не поставили креста. Что ж, духовным самоубийцей он и был.

Могила стала, конечно, местом поклонения. Обнаружила все признаки религиозного памятника. Вскоре после смерти графа, 28 августа 1911 года, приехал сюда его верный ученик Бирюков с товарищами. Возложили цветы. Десятилетний сын Бирюкова нагнулся, чтобы поправить их, и вдруг громко вскрикнул. Отец с ужасом увидел, что правая рука ребенка обвита гадюкой, укусившей мальчика... Гадюки в здешних местах не замечены, установило расследование, и появление серой змеи в три четверти аршина длиной является загадкой. Тогда же была обнаружена змеиная нора в могиле писателя.

Пресмыкающаяся “мудрость” этого грешника еще долго будет жалить и из гроба.

Нет, недаром Ленин почти ласково называл Толстого зеркалом русской революции. Вообще между этими двумя персонажами существует любопытная связь, сотканная из целой серии совпадений (?). В “Анне Карениной” прообраз революционных бесов, “новый человек”, склонный к самоубийству интеллигент, находящий “якорь спасения” в революции, носит фамилию Левин. Таков был один из первых псевдонимов Ленина. Слишком откровенный, указывающий на левитские корни (как и фамилия К. Маркса — Леви). В ранней же редакции романа этот Левин назван Николаем Лениным. Таков, как известно, следующий псевдоним “вождя мирового пролетариата” и будущего “кадавра”.

В школьных и институтских программах всегда умалчивалось, что Толстой был не просто литератором. Он ведь замахивался на создание собственной религии. Якобы христианской, но без Христа. Чего стоит собранный им том различных “поучений” — из всех религиозных традиций и из всевозможных философов. В этих вполне экуменичных “четьях минеях” предписывается, какую “мудрость” надо читать в тот или иной день года. (9-3).

9-3. О морали и нравственности в них говорится немало. И сам Толстой любил порассуждать на эти темы. Возмущался смертной казнью. Но — странное дело — почему-то восхищался гильотиной. Надо же, как быстро и аккуратно — раз и готово!
Удивительный был гуманист!

А вот запись в дневнике писателя от 20 апреля 1889 года. Она гудит псевдопророческим набатом: “Созревает в мире новое миросозерцание и движение, и как будто от меня требуется участие — провозглашение его. Точно я для этого нарочно сделан тем, что я есмь с моей репутацией, — сделан колоколом”.

Поистине мессианские амбиции! Их развивал в Толстом некий голос. Вот запись от 25 мая того же года: “Ночью слышал ГОЛОС, требующий обличения заблуждений мира. Нынешней ночью ГОЛОС говорил мне, что настало время обличать зло мира... Нельзя медлить и откладывать. Нечего бояться, нечего обдумывать, как и что сказать”.

“Зло мира”... Симптом “внутреннего голоса” выдает в Толстом бесноватого. Не случайно Победоносцев писал о его богоборчестве так: словно бес овладел им.

Богохульник скакал по яснополянским окрестностям на гнедом жеребце, которого назвал Бесом. А невидимый бес сидел за спиной графа. Как на древней печати рыцарей-храмовников — два всадника на одном коне. Что ж, давний предок писателя и принадлежал к тамплиерскому роду. [ 20 ] Шарахнувшись от костра инквизиции, он в XIV веке прибыл на Русь. И страшный крик Жака де Моле, его вопль из пламени: “Отмщение, Адонаи, отмщение!”, — через столетия зазвучал в душе тамплиерского потомка.

К началу XX века получил Лев Николаевич и специфическую интеллектуальную подготовку. Она началась с его желания изучать еврейский язык. (Словно сподвижники Новикова нашептали ему). Учителем стал московский раввин Соломон Моисеевич Минор (настоящая фамилия Залкинд).

Толстой, основателем рода которого считается рыцарь-храмовник граф Анри де Монс, архетипически точно воспроизвел тамплиерское обращение за “мудростью” к иудаизму.

Через некоторое время занятий Минор констатировал: “Он (Толстой) знает также и Талмуд. В своем бурном стремлении к истине, он почти за каждым уроком расспрашивал меня о моральных воззрениях Талмуда, о толковании талмудистами библейских легенд и, кроме, того, еще черпал свои сведения из написанной на русском языке книги “Мировоззрение талмудистов””. (10).

10. Кстати, вот что пишет сотрудник музея-заповедника “Ясная Поляна” Александр Плякин: “Имя московского общественного раввина Минора-Залкинда впервые появляется в русской литературе в связи с именем В.И. Даля, составителя “Толкового словаря живого великорусского языка”. Авторитет известного русского ученого, филолога и этнографа Владимира Даля выше всяких подозрений во всем мире и по сей день. В 1844 году по поручению министра внутренних дел Перовского В.И. Даль написал небольшую (в 153 страниц) книгу “Разыскание о убиении евреями христианских младенцев и употреблении крови их”, составленную по редким документам, хранившимся тогда в министерстве внутренних дел.

Чтобы русские люди меньше знали еврейские тайны, эта книга Даля была напечатана всего только в десяти экземплярах. Но в 1862 году документы, находившиеся в министерстве внутренних дел были истреблены большим пожаром, а экземпляры книги стали исчезать один за другим... Единственный экземпляр сочинения Даля в Москве находился в Чертковской библиотеке. Минор около двух лет занимался в Чертковской библиотеке, всеми силами старясь заполучить эту книгу. Но управляющий библиотекой, он же издатель “Русского архива”, П.И. Бартенев понимал, что сочинение Даля имеет для науки и русского общества весьма важное значение, и не выдал ее на руки Минору-Залкинду.

В 1869 году П.И. Бартенев, с согласия Даля, решил вновь напечатать его исследование в типографии Мамонтова. Когда приступили набирать и разрезали книгу на части, тогда еврей, бывший наборщиком в типографии, дал знать своему кагалу и по распоряжению раввина Минора-Залкинда тот же наборщик ночью влез в типографию, рассыпал весь набранный шрифт, находившуюся там часть листов сочинения Даля хапнул и канул в неизвестность. Но не все книги Даля были уничтожены евреями”.

Подсказки учителей-троллей слышны во многих текстах Толстого. Например, о том, что истинно живет отнюдь не христианство, а “социализм, коммунизм, политико-экономические теории, утилитаризм”, Дух талмудического христоненавистничества, приземленного практицизма, замаскированного под коммунизм иудейского мессианства так и веет над этими словами.

О бесах будущей революции, убийцах Александра II, Толстой отзывается так: “лучшие, высоконравственные, самоотверженные, добрые люди, каковы были Перовская, Осинский, Лизогуб и многие другие”.

О масонстве: “Я весьма уважаю эту организацию и полагаю, что франк-масонство сделало много доброго для человечества”.

А вот о “гонимом народе”. Из письма В.С. Соловьеву, составившему в 1890 году “Декларацию против антисемитизма”: “Я вперед знаю, что если Вы, Владимир Сергеевич, выразите то, что вы думаете об этом предмете, то вы выразите и мои мысли и чувства, потому что основа нашего отвращения от мер угнетения еврейской национальности одна и та же: сознание братской связи со всеми народами и тем более с евреями, среди которых родился Христос и которые так много страдали и продолжают страдать от языческого невежества так называемых христиан”.

И еще цитаты: “То, что я отвергаю непонятную троицу и... кощунственную теорию о боге, родившемся от девы, искупляющем род человеческий, то это совершенно справедливо”. “Посмотрите на деятельность духовенства в народе, и вы увидите, что проповедуется и усиленно внедряется одно идолопоклонство: поднятия икон, водосвятия, ношение по домам чудотворных икон, прославление мощей, ношение крестов и т.п.”. “В елеосвящении, также, как и в миропомазании, вижу прием грубого колдовства, как и в почитании икон и мощей, как и во всех тех обрядах, молитвах, заклинаниях”.

Все это он и считал “злом мира”. Рукой слышавшего “голоса” Толстого водил, видно, тот же персонаж, что в свое время и рукой обер-прокурора Синода Мелиссино, а позже — Ленина.

Страшные слова о Боге писал граф. Но каковы были интонации! Каково раздражение, с которым все это говорилось! Каковы были глаза! В воспоминаниях современников перед нами предстает поистине нечеловеческая злоба.

Талмудическое мудрование — главное в отношении Льва Николаевича к священным текстам. “Методика создания ереси прекрасно показана в его статье “Как читать Евангелие”. Он советует взять в руки сине-красный карандаш и синим вычеркивать места, с которыми ты не согласен, а красными подчеркивать те, что по душе. По составленному таким образом личному Евангелию и надлежит жить.

Сам Толстой обкорнал начало и конец Благовестия (Воплощение и Воскресение). И в середине Христос был понужден на каждое свое слово смиренно просить разрешения яснополянского учителя всего человечества. Всего — включая Иисуса, которого по сути Толстой берет себе в ученики. Чудеса Лев Николаевич Иисусу вообще запретил творить”... [32].

Почему их всех — от Толстого до Мелиссино — так бесит сам факт чуда Божиего? Потому что сами не причастны ему? Потому что оно не подвластно гордой человеческой воле?

“Странно, что Толстой, утверждавший общечеловеческую солидарность в вопросах этики, твердивший, что замкнутый в своем индивидуализме человек — ущербен, настойчиво писавший, что надо соглашаться с лучшими нравственными мыслями, высказанными учителями всего человечества и всех народов, не распространял эту солидарность и на область веры. Довериться религиозному опыту людей — даже тех людей, которых он включил в число своих учителей — он не смог”. [33].

Помните, приехал однажды в Оптину, но так, по гордости своей, и не перешагнул порог кельи старца.

Он действительно стал зеркалом. Кривым зеркалом в руках троллей.

Толстой как еврейский праведник

“Как Толстой не открещивался всю свою жизнь от того, что принадлежит к области мистического, однако и ему, судя по одной сцене, описанной Чертковым в его статье о последних днях Толстого, пришлось все-таки коснуться этих жутких восприятии, пришлось ощутить их еще до перехода в мир иной, пришлось с ними встретиться по эту сторону смерти, у самого ее порога.

Вот эта сцена, описанная г-ном Чертковым, — сцена начавшихся предсмертных видений Толстого.

Говоря о том, что было с умиравшим Толстым 4 ноября, г-н Чертков, между прочим, пишет: “Глядя перед собой на постель, Лев Николаевич спросил Душана (доктора Маковицкого): “Что это?” Душан ответил: “Это одеяло”. — Лев Николаевич: “А дальше что?” — “Кровать”. — “Ну, вот, теперь хорошо”, — заключил Толстой с облегченным видом”.

Итак, судя по этому чертковскому изложению, Толстой, оказывается, увидел здесь что-то, что его взволновало, но при опросе Маковицкого успокоился... Пронеслось перед Толстым что-то и исчезло — исчезло, как только Толстой призвал на помощь Душана и подчинил себя своему мозгу, тренированному на скептицизме”. [35].

После смерти богохульника раввин Я.И. Мазэ сказал: “мы будем молиться о Толстом, как о еврейском праведнике”.

Кагал не забыл слова графа: “Еврей — это святое существо, которое добыло с неба вечный огонь и просветило им землю и живущих на ней. Он — родник и источник, из которого все остальные народы почерпнули свои религии и веры.

Еврей — первооткрыватель культуры. Испокон веков невежество было невозможно на святой Земле — еще в большей мере, чем нынче даже в цивилизованной Европе. Больше того, в те дикие времена, когда жизнь и смерть человека не ставили ни во что, рабби Акива высказался против смертной казни, которая считается нынче вполне допустимым наказанием в самых культурных странах.

Еврей — первооткрыватель свободы. Даже в те первобытные времена, когда народ делился на два класса, на господ и рабов, Моисееве учение запрещало держать человека в рабстве более шести лет.

Еврей — символ гражданской и религиозной терпимости. “Люби пришельца, — предписывал Моисей, — ибо сам был пришельцем в стране Египетской”... В деле веротерпимости еврейская религия далека не только от того, чтобы вербовать приверженцев, а, напротив, — талмуд предписывает, что если нееврей хочет перейти в еврейскую веру, то должно разъяснить ему, как тяжело быть евреем, и что праведники других народов тоже унаследуют царство небесное.

Еврей — символ вечности. Он, которого ни резни не смогли уничтожить; ни огонь, ни меч цивилизации не смогли стереть с лица земли; он, который первым возвестил слова господа, он, который так долго хранил пророчество и передал его всему остальному человечеству; такой народ не может исчезнуть. Еврей вечен, он — олицетворение вечности”.

О, скоро, совсем скоро “вечный еврей” покажет России и свою святость, и свою культуру, и свою религиозную терпимость...

А Толстой... Высоко вознесли тролли это кривое зеркало. Разбившись, оно поранило многих.
Изменил(а) Sanegga, 30-09-2008 18:32
Страница 5 из 16 << < 2 3 4 5 6 7 8 > >>
Лариса Табаринцева
Перейти на форум:





|© 2001-2010 Copyrighted by Усть-Кут.RU

22,118,971 уникальных посетителей
РEKЛAMA
.
   

.::..::.